Общество

«Пустая демагогия и огромное количество вранья». Эксперты о Прямой линии с президентом

ПРОВЭД выяснил, как представители делового сообщества относятся к такому способу управления страной, как Прямые линии с Владимиром Путиным, — когда президент лично, в ручном режиме решает вопросы, которые должны были бы решать органы власти на разных уровнях: федеральном, региональном, муниципальном.


 

Михаил Крутихин, партнер консалтингового агентства RusEnergy

Никакое это не ручное управление. Я это расцениваю как пустую демагогию и огромное количество вранья. Ручное управление — это когда отдаются прямые указания тем, кто должен эти указания выполнять. По цепочке чиновников, до самого низа. А Прямая линия, как показала жизнь, это набор вранья. Сравните их одну с другой, и все станет понятно. Это комментировать невозможно — зачем вранье комментировать?

 

Дмитрий Потапенко, предприниматель, управляющий партнер Management Development Group

Отчасти — да, это ручное управление. Я бывал на Прямой линии. Там задается порядка 2,5-3 млн вопросов. Ответ получают несколько десятков человек, задавших вопрос. Можно ли назвать такой ничтожно малый процент ответов на вопросы ручным управлением? Лучше назвать это обычным пиаром.

Это не система управления. Потому что все мы смертны: что мы будем делать, когда Владимир Владимирович отойдет в мир иной или просто удалится от дел? Страна вообще колом встанет? Создается осознанно полная дезорганизация системы под названием «государство», за которую, напомню, вы каждый день платите свои налоги.

Есть ли этому альтернатива? Весь мир как-то обходится без прямых линий. И, видимо, не прямые линии с президентом определяют качество жизни граждан, а создание системы, которая НЕ зависит от персоналий. И именно это и называется государством.

У Дональда Иваныча Трампа, например, большое количество деятелей и систем, включая Конгресс, которые и дают возможность управлять страной вне зависимости от того, умный или не очень умный президент избирается каждые четыре года в США.

Вертикаль власти не может быть выстроена по определению. Ее не существует. Чтобы выстраивать вертикаль, нужен монолит. А у нас нет монолита. И более того — существуют отдельные группировки, часть из которых выкармливает наша власть. Нет во власти единого центра, нет монолитности.

 

Борис Надеждин, президент института региональных проектов и законодательств

Безусловно, это элемент ручного управления страной. Президент, который должен управлять государством, почему-то занимается проблемами, которые в нормальной ситуации должны решаться на уровне деревни, максимум — региона.

Хорошо это или плохо? Для населения, возможно, хорошо; на уровне государства — безусловно, плохо. Это такое средневековье: царь хороший, бояре плохие.

Вертикаль власти — архаичная система управления страной. Нужно выстраивать нормальное местное самоуправление, нормальный федерализм.

 

Евгений Блех, профессор, заместитель директора центра управления жилищно-коммунальным хозяйством факультета экономики недвижимости, РАНХиГС

Я не специалист в области государственного управления, но с моей точки зрения, Прямая линия — элемент ручного управления государством. Формат вполне нормальный. Дело не в формате, дело в результате. Мне интересно: кто-нибудь подсчитывал коэффициент полезного действия Прямых линий?

 

Эдуард Лимонов, политик, писатель

У меня есть свое мнение о Прямой линии. Я смотреть не буду, хотя в прошлые годы и смотрел, и следил. Я ожидаю, что выступит такой Путин-завхоз. Кухонный формат, занудная хозяйственная деятельность. Мне это не интересно.

 

Сергей Хестанов, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Брокер»

Мне кажется, что значение Прямой линии с президентом сильно преувеличено. Это мероприятие вряд ли имеет управленческое значение. Те элементы, которые иной раз громко озвучиваются, имеют характер декора и принимаются они заранее, просто их озвучивание приурочивается к Прямой линии, чтобы поднять вес этого мероприятия. Вопросы отбираются заранее, и как раз те, которые легко может решить именно глава государства.

Это событие сугубо имиджевое, цель которого — продемонстрировать возможности президента решить некоторые вопросы, которые беспокоят граждан. Во времена СССР было довольно много подобного рода событий, и никого это не удивляло тогда.

Что касается вертикали власти, она у нас уже выстроена. В другой вертикали нет необходимости.

 

Александр Асафов, политолог, независимый журналист

Часть обвинений в сторону того, что Прямая линия — элемент ручного управления страной, действительно, справедлива. Поскольку при существующей системе управления многие проблемы не освещаются, и, проходя через вертикаль власти, они не находят решения на местах.

Учитывая опыт нескольких Прямых линий, граждане страны сделали вывод о том, что это эффективный инструмент в решении не только общегосударственных, но и локальных проблем. Если обратиться к президенту, то проблема будет решена, а все, кто должен был на местах заниматься ее решением, но не сделал этого, будут наказаны.

В связи с серьезным реформированием вертикали власти, которая началась давно и сейчас продолжается под давлением майского указа, в скором времени надобность в ручном управлении отпадет. Сейчас она является вынужденной.

После того, как реформа дойдет до логической точки, когда пройдут все необходимые изменения, жители страны станут задавать президенту более емкие, более содержательные вопросы, не связанные с дорогой до конкретного населенного пункта, которую размыло, и не связанные с закрытием конкретного детского садика.

Пока вопрос реформирования не решен, поэтому эта Прямая линия и, скорее всего, следующая будут иметь признаки ручного управления страной.

Такая специфика, когда проблема высвечивается только в прямом эфире и сразу же получает ситуативное решение, характерна только для нашей страны. Не припомню, чтобы где-то еще в мире был именно такой формат.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы