Экономика

Укроп, петрушка и кинза: как заработать на зелени?

Фермер Алексей Садов любит свежую зелень и идеи. Чтобы не ходить на поклон к сетевикам, он организовал интернет-магазин «Жили-растили» и стал осваивать новую нишу – личный зеленщик. Садов добился успеха – годовая выручка хозяйства составила 17,5 млн рублей. Мы поговорили с Алексеем о том, как наладить бизнес без посредников, и о фермерах старой и новой закваски.

 


Нетепличные условия

– В 90-е все пробовали искать приработок. Мои родители стали выращивать зеленый лук, в сараюшке с досветкой обычными лампами накаливания. Это была хорошая альтернатива наемному труду. В 2000-х они построили парник. Заработки на рынке всегда были маленькими. Продажная цена лука сегодня – такая же, как в 2008-м. Стало неинтересно заниматься этим по старинке.

Изначально я возил в сетевые магазины фасованную зелень: лук брал у родителей, а укроп и петрушку покупал на овощебазе у азербайджанцев. Потом случилась знаменитая засуха 2010 года. Укроп весь выгорел, цены на него подскочили до 300 рублей за кило. После того лета я решил: надо выращивать свое. Рынок загнал меня на поля.

Зелень – сезонный продукт, как, например, черешня. В холодный сезон сложно что-то, кроме лука, вырастить без применения промышленных технологий, которые есть у таких «монстров», как «Выборжец» (крупная агрофирма в Ленинградской области – прим. ред.). Та зелень, которую мы едим сейчас, – в основном производства Узбекистана, Азербайджана и Израиля. Раньше всех созревают листовые салаты. Сейчас идут азербайджанские, совсем недавно закончились крымские. Наши местные салаты начнутся в мае, если, конечно, он не будет со снегом, как прошлый. Тепличный лук и базилик тоже будут к майским праздникам, а основная зелень: кинза, укроп, петрушка, шпинат – с июня по ноябрь.

Зелень – не картошка, которую сажают тысячами гектаров. Это всегда небольшие плантации, ручной сбор. У нас – 23 гектара, их мы арендуем у совхоза. Наше хозяйство считается крупным. Но и нам очень сложно работать с сетевиками, конкурировать с импортом, крупными производителями из Московской области и более южных регионов. По-настоящему крупные игроки на рынке зелени – это те, кто занимается собственным импортом и может позволить себе пригнать фуру на 12 тонн из Узбекистана и расфасовать.

 

Выпутаться из сетей

– В Петербурге есть городские рынки: Кузнечный, Торжковский, Мальцевский – но их немного. Кто туда ходит? Живущие поблизости, в центре. Мне пришла идея организовать доставку зелени от производителя до квартиры. Летом мы привозим ее прямо с поля, а зимой, когда это невозможно, знаем, где взять самое качественное. Наша ниша – «зеленщик, который доставляет свежие овощи к воскресному обеду».

Связать продавца и потребителя помогают соцсети. Наша основная аудитория – это женщины. Они любят почитать отзывы о товаре. У нас в группе есть и положительные отзывы, и негативные (мы их не «трем»). Люди это видят и втягиваются. У нас сформировался своеобразный клуб ответственных домохозяек. Может быть, это своего рода протест против промышленных продуктов, желание понять, как твоя еда выращивалась, откуда она появилась. Сегодня вся мелкая экономика так устроена: нужно дать больше информации о себе, о производстве.

Иногда нас попрекают: «То же самое можно найти и на Сенном рынке. Ваш продукт – не уникальный». Да, на Сенном почти все можно купить, но мы экономим людям время. Например, шалфей или черемша есть не на всех прилавках. Если домохозяйка выбрала рецепт с шалфеем, его ничем не заменишь. А мы можем найти вам этот шалфей и привезти через весь город, потому что знаем, где что продается. Конечно, все время кто-то приходит в комментарии с вопросом: «Почему так дорого?». Но наши цены не выше, чем в SPAR или «Азбуке вкуса».

 

Крестьянам не хватает общинности

– Работать напрямую с покупателем – выход для фермерских хозяйств. Главная проблема здесь – продвижение. SMM-маркетинг – отрасль относительно новая, а рынок еще не сформировался. Таких, как у меня, цепочек «производитель-покупатель» мало. Есть, например, птицеводческая ферма «Ладога» или семейство Фионовых – они выращивают клубнику. Но среди овощеводов я такого еще не встречал.

Основная проблема фермеров – разобщенность. У нас отсутствует кооперация, которая есть, например, у финнов. Известное производство Valio – это конгломерат нескольких производителей молока, которые помогают друг другу. В мире полно успешных примеров кооперации, но у нас все насаждается сверху и как-то не так. Государство пытается кооперацию поощрять, но все это чересчур бюрократизировано. Фермеры смотрят друг на друга как на конкурентов и стонут, что сети плохие. Нет, сети не плохие – просто крупным компаниям удобнее работать с крупными компаниями.

 

Село поднимут хипстеры

– Рынок сейчас капитально меняется. По старинке работать уже не получится. Либо тебя будут нагибать и за копейки забирать то, что ты производишь, либо ты будешь искать прямой контакт с покупателем. Если бы я захотел купить мясо, мне было бы интересно приехать на ферму и самому посмотреть, в каких условиях выращиваются бычки. Но у многих фермеров старой закалки все на замках: «К нам нельзя! У нас фермерское хозяйство!».

Сейчас происходит смена поколений во всех сферах бизнеса. Уходят основатели первых капиталов. Так же и у фермеров. Многие хозяйства держатся на личном энтузиазме дяденек и тетенек, но их дети вряд ли продолжат семейное дело. Новым поколением фермеров будут если не хипстеры, то ребята с образованием, которые придут с пониманием того, что нужно рынку и пойдут навстречу потребителю. Они будут работать не для того, чтобы срубить бабла. Нишу тех, кто занялся фермерством в 90-е, потому что не нашел других способов заработать, займут те, для кого это образ жизни.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы