Экономика

Почему российские регионы не похожи на Шэньчжень?

В конце прошлого года в Псковской области открыли особую экономическую зону «Моглино». Один из беднейших российских регионов заманивает инвесторов нулевыми ввозными пошлинами, налоговыми льготами, дешевой арендой и инфраструктурой под ключ. Однако резидентов в Моглино пока всего девять. Насколько перспективен инвестиционный заповедник на Псковщине и каково будущее особых экономических зон в России? Об этом мы спросили Степана Земцова, старшего научного сотрудника ИПЭИ РАНХиГС и самих резидентов ОЭЗ «Моглино».

 


Резидентов привлекает близость границы

– Сейчас на нашем заводе 11 работников. Мы – компания с участием иностранного капитала. Сегодня экономическая и политическая ситуация обязывает организовывать производство в России, если вы хотите оставаться на рынке. Здесь, в Моглино, есть государственные преференции, близость границ, удобная логистика. Если бы мы открыли завод там, где никто в этом не заинтересован, было бы больше административных препон, – говорит Владимир Пасечнюк, начальник производства недавно открытого в Моглино лакокрасочного завода финско-российской компании «Нор-Маали».

Артем Калошин, исполнительный директор филиала латвийской компании «Фельзер», планирующей построить в Моглино завод холодильного оборудования, также считает, что главным козырем Псковской области является ее выгодное географическое положение.

– С одной стороны, регион находится недалеко от границ Евросоюза, а с другой стороны – сравнительно близко к Санкт-Петербургу и Москве. Для промышленной холодильной техники основными рынками, конечно, являются столицы. Другой важный момент – возможность беспошлинно ввозить компоненты. К сожалению, местных производителей комплектующих для холодильного оборудования можно пересчитать по пальцам одной руки. Следовательно, наличие в Моглино таможенного поста и беспошлинной зоны – один из ключевых вопросов. Третий момент, конечно, инфраструктура. Область эффективно, за короткие сроки смогла подвести в Моглино основные сети: электричество, газ. Мы еще не приступали к стройке на нашем участке, но планируем создать здесь более пятидесяти рабочих мест, – говорит собеседник.

 

Поддержка слаборазвитых

Степан Земцов, старший научный сотрудник ИПЭИ РАНХиГС и Лаборатории инновационной экономики ИЭП им. Е.Т. Гайдара подробнее прокомментировал проблему особых зон.

– Особые экономические зоны обычно рассматриваются как инструмент социально-экономического развития той территории, на которой они расположены. Наиболее успешными считаются ОЭЗ Китая, ориентированные на иностранных инвесторов. Кроме налоговых льгот там были объективные преимущества: дешевая рабочая сила и портовая инфраструктура. Инвесторы привозили оборудование и сырье, используя упрощенный таможенный режим, а дешевые работники китайских фабрик создавали продукт с низкой себестоимостью. Если мы посмотрим на город Шэньчжень, один из крупнейших промышленных центров Китая, развивавшийся за счет ОЭЗ, то сегодня он совсем не похож на ту рыбацкую деревушку, которой был полвека назад.

В России особые экономические зоны создаются с иными целями. В основном это даже не стимулирование развития, а поддержание слаборазвитых территорий. Моглино – один из таких примеров. Казалось бы, эта ОЭЗ выгодно расположена – недалеко от портовых комплексов Балтийского моря и вблизи границы. Но в отличие от Китая Псковская область – вымирающий регион с высокой долей пенсионеров.

Демографическая структура – то, что было заложено десятилетия назад. Псковская область сильно пострадала во время Великой Отечественной войны. Сейчас численность ее населения вряд ли выше довоенного уровня. Другой фактор – отсутствие трудоинтенсивных предприятий. Это привело к тому, что даже те, кто компенсировал демографический коллапс, уезжали из области, в первую очередь – в Санкт-Петербург. В России все так устроено: регионы, находящиеся между крупнейшими агломерациями – Москвой и Питером, Москвой и Воронежем, – становятся регионами-донорами рабочей силы. Таковы Тверская, Тамбовская, Псковская области.

Все это привело к нынешней тяжелой демографической ситуации. Села полностью опустошены, остались только бабушки и дедушки. Это негативно сказывается на инвестиционной привлекательности. Нет притока населения в города, нет кадров, которые могли бы дешево стоить. Это не китайский пример, когда у вас в селе под пять-шесть тысяч человек и на каждого – один квадратный метр рисового чека. Там вы либо умираете с голоду, либо вы уезжаете вкалывать в особую экономическую зону. Очевидно, это не вариант Псковской области и вообще России, за исключением, может быть, некоторых регионов Северного Кавказа.

Преимущество близости к портам – тоже эфемерное. У нас не так хорошо развиты контейнерные перевозки. Российские порты Балтики больше ориентированы на нефтеналивные и сыпучие грузы. Но предполагается, что в ОЭЗ должны развиваться производства товаров с высокой добавленной стоимостью, потребительских товаров.

Близость к Евросоюзу тоже не работает из-за санкций и непростых отношений России с прибалтийскими странами. К тому ж одно дело – близость к развитой Германии, и совсем другое – к Прибалтике, промышленное производство которой тоже сворачивается. Соответственно, ожидать от Моглино какого-то прорыва не приходится.

Инструмент ОЭЗ используется правильно там, где уже было развитие и его хотели ускорить. Например, в Республике Татарстан, где действует особая экономическая зона «Алабуга», в Липецкой области, где сложился кластер машиностроителей, в Санкт-Петербурге, в какой-то степени – в Калужской области. Эти ОЭЗ эффективны, они работают и привлекают много резидентов. Но в целом за все время существования особых экономических зон в России было создано всего лишь около 20 тысяч рабочих мест. Поэтому большинство из них – двадцать из тридцати трех – фактически ликвидированы.

Создание ОЭЗ – это попытка привлечь инвесторов, не только иностранных, но и российских. Есть пул инвесторов, которые хотят открыть новое предприятие, и вы должны, говоря ненаучным языком, создать какую-то фишку, чтобы выделяться из других регионов. Вы создаете особую экономическую зону и машете ею как флагом. В идеальном мире, в хорошей институциональной среде, регионы просто конкурируют друг с другом, представляя инвесторам свои портфолио. В нашей ситуации, когда с инвестиционным климатом в целом большие проблемы, в том числе и у Псковской области, приходится создавать специальные заповедники для инвесторов. Регионам это грозит уменьшением налоговых поступлений, но, с другой стороны, оно должно компенсироваться большим числом резидентов. Те же Татарстан или Липецкая область выиграли за счет большого числа резидентов и создания новых рабочих мест.

Псковской области не повезло – они начали создавать инфраструктуру и привлекать инвесторов в 2014-м, на фоне не самой благоприятной международной обстановки и кризиса. Долго раскачивались: ОЭЗ создали в 2013-м, а первые производственные корпуса были заложены в 2016-м. Да, есть резиденты, но их очень мало, всего девять, и практически нет новых рабочих мест. Однако инфраструктура создана. Когда это начнет приносить отдачу? По-видимому, в 2020-х.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы