Таможня

Булавинская осень

«Им дали паруса, а они вцепились в якорь»! До недавнего времени это был главный принцип реформирования таможенного администрирования. Но в этом году что-то у них там, на Филях, пошло не так. И чтобы не испортить ФТС таможенную карму, не стану менять свою риторику на примитивные лайки. Неожиданно, как всегда, наступила осень, и в октябре выяснилось, что ФТС в таможенном администрировании оставила якоря в покое и усиленно взялась за паруса.

 

Удивление первое

Очень сильно меня удивило то, что в основных программных заявлениях ФТС стало нормой упоминать принцип равнодоступности участников рынка ВЭД, так активно продвигаемый в последний год первыми лицами ФТС. Звучит на первый взгляд дико: равный доступ участников ВЭД к таможне. Пусть не подрыв устоев, но серьезная попытка поставить под сомнение целесообразность существования околотаможенного бизнеса. И, опять же, впервые таможня начала это демонстрировать не на словах, а на деле. Набор введенных технологий (электронное декларирование, уплата таможенных платежей онлайн посредством «Личного кабинета», автоматическая регистрация, в перспективе – автоматический выпуск, предварительное декларирование и прочее) позволил участнику ВЭД любого уровня и любого статуса иметь возможность общаться с таможней напрямую и при этом разговаривать самостоятельно, без посредников, без «правильных брокеров» и иных решал. Особенно это ощутимо при оформлении экспорта. И это первое, что уже на деле доказала ФТС.

 

Удивление второе

На фоне формирования равнодоступности ФТС активно реализует на практике и принцип равноудаления участников ВЭД – всех без исключения, на абсолютно равных условиях. И это очень важно, особенно в совокупности с равнодоступностью. Это реальная попытка искоренить основной источник коррупции в таможенных органах и базовые условия для контрабанды. То, что уже сделано, ничтожно мало по сравнению с тем, что еще предстоит сделать, но при этом этот первый маленький шаг, даже не шаг, а шажок, просто неоценимо огромен на фоне реформ таможенного администрирования за последние лет десять.

Как-то незаметно не стало особых входов в ФТС для «особых брокеров» или импортеров, нет фанфар и софитов. По крайней мере, визуально все как-то прилично и справедливо пока складывается. Впервые таможня заявила вслух – и стала эти заявления закреплять на практике – о том, что главным потребителем, так сказать, «таможенных услуг» являются экспортеры и импортеры, то есть главные заказчики и выгодоприобретатели внешнеэкономической поставки. Грешным делом подумал, что случайно забыли про таможенных представителей и склады временного хранения. Как так-то, как без них, куда без них, кому платить-то? На святое замахнулись. Но то ли не слышат в ФТС стоны, то ли безразличны к судьбе посредников. Молча и настойчиво таможня на практике стала продвигать принципы равнодоступности и равноудаленности. Все это в совокупности, к моей большой радости, ФТС самостоятельно стала реализовывать в вопросах таможенного администрирования. И если пока не с целью полного избавления от посредников, то как минимум с целью минимизации участия посредников во взаимоотношениях таможни с экспортерами и импортерами.

Набор уже внедренных технологий наглядно демонстрирует, что единственная причина существования института таможенных представителей – это административный ресурс. А принципы равноудаленности и равнодоступности лишают таможенного представителя этого единственного ресурса. Все остальные рассуждения о необходимости, значимости, незаменимости и важности таможенного представителя в его нынешнем виде уже из области магического сюрреализма. А с учетом тех технологий, которые ФТС обещает внедрить в ближайшее время, то и участь СВХ в принципе так же предрешена. Естественно, что гастролирующие группы поддержки виртуального совершенствования таможенного администрирования будут пытаться продвигать в ФТС через разных лоббистов различные программы «совершенствования», «улучшения», «значимости» и «незаменимости» института брокерства. Придется терпеть, очень уж прикормленные места.

Демонстрируемое ФТС безразличие к институтам таможенных представителей и складов временного хранения, с одной стороны, дает ФТС вполне ощутимый простор для маневров в выстраивании технологий и их нивелировании в единой цепочке процессов таможенного администрирования. А с другой стороны, дает реальный шанс для таможенных представителей перейти от практики «торговли административным ресурсом» к практике профессионального консультирования экспортеров и импортеров и к аудиту бизнес-процессов цепи поставки с целью быстрого и безопасного прохождения таможенных формальностей, а не с целью зарабатывания на сложностях таможенного администрирования. Со складами временного хранения немного проще, как институт они уже себя окончательно исчерпали. Более того, сегодня на этапе «доставка – закрытие доставки» СВХ – это как административный барьер (потому как только с подачи таможни, умышлено или по причине нерасторопности, транспортные средства «загоняются» на СВХ), так и финансовый, потому как не бесплатное это «удовольствие» для импортера.

Вот так, тихо и незаметно, ФТС под руководством Булавина совершила таможенную революцию. Пусть не революцию, но переворот точно – в идеологии формирования таможенного администрирования. Подняла паруса и развернула таможенный парусник в сторону упрощения и совершенствования таможенного администрирования, забыв пока про якоря!

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы