Экономика

Апелляция по делу предпринимателя Осипенко – издевательство над обвиняемым

Спустя 9 месяцев после вынесения приговора предпринимателю Юрию Осипенко начались слушания по делу в апелляционном порядке. На первом же заседании в Ростовском областном суде стало понятно: искусственное затягивание продолжается, а судебная коллегия предвзято относится к подсудимому и его защите.

 


В этом месяце по делу новочеркасского предпринимателя Юрия Осипенко прошло два судебных заседания – 15 и 22 сентября. Первое оказалось скорым, так как было отложено по формальным причинам: отсутствовали адвокаты двух участников процесса, без которых все, кроме прокурора и судьи, были согласны начать слушания. Второе прервалось из-за плохого самочувствия адвоката Юрия Осипенко, которую судья Александр Сорокин пытался вынудить продолжить участвовать в процессе.

Напомним, в 2008 году Юрий Осипенко проходил свидетелем по делу о хищении денег у пайщиков кредитного кооператива «Инвестор-98», по сути, пирамиды. В 2009 году его привлекли как обвиняемого сначала по ст. 159, затем – по ст. 174 и 160. С 2010 года он находится в СИЗО. Дело рассматривалось с грубейшими нарушениями – заседания шли в закрытом режиме, обвиняемый был удален из процесса. В сентябре 2016 года предприниматель был осужден по ст. 160, его приговорили к 9 годам лишения свободы. Защита подала апелляцию, которую начали рассматривать лишь через 9 месяцев.

 

Огласка суду не нужна

На судебном заседании 15 сентября присутствовало много журналистов, в том числе телеканал «Россия», который готовил специальный репортаж об этом деле. Но журналисты уехали в Москву без кадров, показывающих работу суда, так как председательствующий нашел повод отложить заседание. По словам представителя аппарата омбудсмена по правам человека в РФ Валентина Богдана, решение суда можно признать законным, но по формальному признаку. То есть суд мог продолжить заседание, но решил воспользоваться обстоятельствами, позволяющими это не делать.

В кулуарах все говорили о том, что суду удобнее перестраховаться, не выносить на широкое обсуждение детали процесса: в интернете его увидят немногие, а на центральном федеральном канале – вся страна. Хотя об этом громком деле и без того уже говорилось на всех уровнях.

– Здесь тот случай, когда уголовное преследование незаконно. По тому деянию, которое вменяют Осипенко, он не должен находиться за решеткой. Нет ни одного доказательства, что он был сотрудником кооператива, а следовательно, его и привлекать было нельзя. Но если суд признает позицию защиты, то встает вопрос: а что делали следователи, прокуроры, гособвинители, суд первой инстанции, если он этого не видел? Меня удивляет, что даже позицию потерпевших никто не принимает во внимание: не стали смотреть, где активы, куда делись деньги. Следствие просто закрыло глаза на эти вопросы. По сути, до них никому нет дела – тогда для чего этот суд был назначен? – задается закономерными вопросами правозащитник Валентин Богдан.

Журналисты отправили запрос на проведение интервью с Осипенко в СИЗО, но суд во главе с председательствующим Александром Сорокиным отклонил все обращения.

– Суд отказал, несмотря на широкую практику интервьюирования в следственных изоляторах, которая распространилась по всей стране, – комментирует защитник Юрия Осипенко Мария Смыкова. – Сослался на нормы о содержании под стражей, согласно которым нельзя проносить оборудование, делать фото и видеофиксацию. На ходатайства об интервью с блокнотом и ручкой вновь отказал, сославшись уже на то, что не позволяет стадия судебного следствия. Такие основания отказа не содержатся в нормах закона.

 

Образцово-показательная расправа

С зачтения отказов на интервью началось апелляционное заседание 22 сентября. Судья тем не менее позволил вести съемку местным телеканалам, а также прямую онлайн-трансляцию.

Далее было предоставлено слово подсудимому Осипенко. Он и Александр Федорцов (председатель правления кооператива «Инвестор-98», осужден на 11,5 лет) общались в режиме видеоконференции из СИЗО. Следуя процессуальной необходимости, Юрий Осипенко зачитал апелляционную жалобу. По состоянию здоровья он был вынужден дважды просить о небольшом перерыве. Когда он заговорил о своем незаконном задержании, судья прервал:

– Осужденный Осипенко, я вынужден вас остановить, об этом вы говорили в предыдущем судебном заседании.

– Ваша честь, я хотел бы дополнить.

– Если новые обстоятельства, пожалуйста.

Однако, услышав первые же фразы, судья не дал возможности довести мысль до конца:

– Я вас останавливаю, вы повторяетесь.

– Я хотел рассказать о тех обстоятельствах, которые сопутствовали моему уголовному преследованию, впоследствии я буду ссылаться на то, что хочу рассказать сейчас...

– Осипенко, мы вас останавливаем по ранее указанной причине.

– Ваша честь, я не закончил.

– Не перебивайте председательствующего.

 

 

Стоит отметить, что такое общение еще можно назвать корректным. По словам Марии Смыковой, в процессе, который проходил без представителей СМИ, тот же состав суда вел себя крайне агрессивно. Защите не давали заявлять ходатайства, отводы, обвиняемый резко прерывался.

– У меня возражение, – заявила адвокат Хохлачевой (осуждена на 8,5 лет) Татьяна Серова. – Председательствующий Сорокин фактически запретил Осипенко излагать доводы своих апелляционных жалоб, как того требует уголовно-процессуальный закон. Прошу занести в протокол, что судья практически запретил ему защищаться.

Произошедшее после поразило даже тех, кто перестал чему-либо удивляться. Адвокат Юрия Осипенко Наталья Масалова попросила отложить слушание дела в связи со своей болезнью, подтвердила это документами. Она не хотела затягивать дело, поэтому вопреки неважному самочувствию пришла на процесс. Судья стал во всеуслышание зачитывать обращение, за малым не назвав диагноз, составляющий медицинскую тайну. Далее спросил у всех участников процесса, есть ли возражения – они оказались только у потерпевших.

– Я считаю, у Осипенко есть два адвоката, она (показывая на защитника по определению суда Смыкову – прим. ред.) в курсе и может заменить Масалову, пусть Масалова идет болеет, – безапелляционно высказалась от имени потерпевших Галина Гордиенко.

Судебная коллегия, посовещавшись, определила: «В удовлетворении ходатайства отказать и продолжить рассмотрение дела».

– Ваша честь, вы не возражаете, я выйду, мне очень плохо, – обратилась после этого к судье адвокат.

– Ну, если вы выйдете, это будет расценено как неуважение суда, – был ответ.

Лишь после подтверждения врачами скорой помощи того, что Наталья Масалова нуждается в лечении в стационаре, суд прервал заседание. По мнению присутствующих адвокатов, это была образцово-показательная расправа. Защитника судья фактически вынуждал либо выйти из зала заседаний, тем самым прервать процесс, за что ее могли отстранить от дел, либо действовать в ущерб своему здоровью. Кроме того, нарушено право осужденного на защиту, потому что адвокат в таком состоянии не может осуществлять ее квалифицированно.

Обжалование приговора перенесено на 29 сентября. Пока он не вступил в законную силу, Юрий Осипенко, согласно презумпции невиновности, продолжает оставаться в статусе невиновного.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы