Экономика

Белохвостый орлан может лишить «Северный поток – 2» инвестиций

Строительство газопровода «Северный поток – 2» по дну Балтики может начаться уже в следующем году. Противники считают его средством экономического давления на Украину, которая в случае реализации проекта может потерять доходы от газового транзита – около $2 млрд, или 10% бюджетных поступлений. Сторонники, в том числе Германия, видят в нем выгоды для европейских потребителей и энергокомпаний. Главные бенефициары проекта – французская ENGIE, австрийская OMV, англо-голландская Shell, немецкие Uniper и Wintershall и, разумеется, «Газпром», которому принадлежит 51% акций компании Nord Stream 2 AG. Но кроме государств и ТНК за столом переговоров незримо присутствуют и такие участники, как орлан-белохвост и балтийская кольчатая нерпа, чьими полномочными представителями выступают экологи.

Впрочем, пока интересы такой «державы», как природный заказник «Кургальский» в Кингисеппском районе Ленинградской области, Nord Stream 2 AG игнорирует. Суверенитет природы над Кургальским полуостровом и частью акватории Нарвского залива находится под угрозой.

 

Двойные стандарты

«Северный поток – 2» должен «нырнуть» под воду в России и «вынырнуть» на немецкой земле – экологически чистым.

– В Германии имеется полоса леса шириной 200 метров, – рассказывает руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Гринпис России Михаил Крейндлин. – Чтобы не затронуть наземные экосистемы, газопровод там будут строить бестраншейным методом. Под лесом будет проложен двухниточный микротоннель, в котором разместится газопровод. Зато в России через уникальный заказник собираются прорыть четырехкилометровую траншею неизвестной ширины – в разных документах фигурируют цифры от 65 до 100 метров.

«Применение традиционного открытого траншейного метода строительства… привело бы к безвозвратной потере среды обитания и изменениям рельефа местности», – так Nord Stream 2 AG обосновывает применение бестраншейной технологии в Германии. Применительно к России звучит иная риторика. Компания утверждает, что микротонеллирование участка газопровода, проходящего через «Кургальский», технически невозможно, что стройка затронет лишь 0,14 % территории заказника и обойдет «наиболее чувствительные» места. По словам Михаила Крейндлина, ни то, ни другое не соответствует действительности.

– Никаких убедительных доводов в пользу невозможности применения бестраншейного метода они не приводят. Зато есть прямо противоположная информация: «К 1992 году было построено уже 2400 переходов, их диаметр возрос до 1200 миллиметров, максимальная длина перехода достигла 1800 метров». Трудно поверить, что с 1992 года техническая мысль не продвинулась настолько, чтобы сделать возможным четырехкилометровый микротоннель. Легко найти характеристики таких тоннелей протяженностью свыше 2000 метров и до нескольких километров, а также отечественные компании, предлагающие проложить микротоннель длиной 5000 метров. Это больше, чем требуется для пересечения Кургальского заказника, – говорит собеседник.

В Гринпис допускают, что использовать бестраншейную технологию в «Кургальском» по каким-то причинам нельзя. Но можно изменить маршрут трубопровода.

– Существует несколько альтернативных вариантов, – продолжает Михаил Крейндлин. – Сама компания называла возможным путь через мыс Колганпя, но есть и другие. На схеме территориального планирования РФ в области трубопроводного транспорта указан еще один вариант – через самый юг Кургальского заказника у реки Нарва. Там ширина полосы заказника меньше километра и его вполне можно пройти микротуннелем.

 

Погранзона дикой природы

По мнению эколога, компания сознательно занижает ценность участка, через который должен пройти «Северный поток – 2». По оценкам Гринпис, с учетом прилегающей акватории, суммарная площадь, затронутая строительством, составит до 10% заказника. Впрочем, вред, который может быть нанесен, нельзя измерить процентами.

– С точки зрения сохранения биоразнообразия, в том числе ботанического, южная часть заказника, а именно дюнные и болотные местообитания, самая ценная. Предлагаемый вариант прокладки газопровода, возможно, не приведет de jure к полной потере «Кургальского», но de facto произойдет фрагментация, утрата экологической целостности и природных ценностей этой уникальной территории, – прогнозирует Михаил Крейндлин.

Кургальский заказник – погранзона, но с точки зрения экологов самая важная граница пролегает здесь между миром людей и дикой природой. От вторжения человека эту территорию охраняют не столько административные запреты – на проезд автотранспорта, разведение костров и разбивку палаток – сколько труднодоступность и удаленность от города.

– Трубопровод пройдет по наиболее богатой, юго-западной части заказника, – говорит Анна Лосева, специалист по морским млекопитающим Балтийского фонда природы, – Здесь, в районе болота Кадер, находится богатое скопление краснокнижных видов, начиная с грибов и лишайников и заканчивая птицами и морскими млекопитающими.

В Нарвском заливе кормится два вида тюленей: серый и балтийская кольчатая нерпа, сохранившаяся популяция которой – всего 200-300 особей. На болотах гнездится красношейная поганка, охотятся скопа и другие хищники. Здесь же находятся миграционные стоянки многих видов перелетных птиц.

– Газопровод окажет прямое и косвенное воздействие на биоту, – констатирует биолог, – будут проложены просека и траншея, часть местообитаний окажется уничтоженной, тяжелая техника и суда на море потревожат птиц и тюленей. А углубление дна под трубу может привести к взрыву боеприпасов, затопленных в Нарвском заливе во время войны.

 

Гнездо на пути «потока»

25 июля Правительство Ленинградской области изменило положение о заказнике, разрешив в нем строительство газопровода. По данным Гринпис, эти поправки, а также изменения в федеральных законах, пролоббировала Nord Stream 2 AG. Согласно документам, опубликованным Гринпис Австрии, легализация строительства с мая 2016 по май 2017 года обсуждалась представителями компании с вице-премьером Аркадием Дворковичем. При этом рассматривались различные варианты: изменить границы заказника или природоохранное законодательство.

– Это является крайне нежелательным прецедентом. Ведь измененное положение о заказнике открывает путь к реализации других промышленных проектов. Гринпис оспаривает постановление Правительства Ленобласти в суде. 19 сентября пройдет первое заседание. Однако компания лоббировала и изменения в федеральном законодательстве, чтобы полностью легализовать строительство, – отмечает Михаил Крейндлин.

Однако есть еще международные институты, договориться с которыми, по мнению эколога, может быть сложнее, чем с Правительством РФ. Nord Stream 2 AG заявляет о готовности следовать стандартам Международной финансовой корпорации (МФК), входящей в структуру Всемирного банка.

– Пока режим Кургальского заказника запрещал прокладку газопровода, его строительство никак не могло соответствовать стандартам МФК, – объясняет Михаил Крейндлин. – Но оно нарушает их и после изменения этого режима, так как стройка противоречит 24-й статье Федерального закона «О животном мире», запрещающей любые действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности или разрушению среды обитания видов, занесенных в Красную книгу РФ.

Здесь на сцену международной политики и экономики влетает орлан-белохвост. Гнездо этого крупнейшего во всей Евразии пернатого хищника семейства ястребиных было обнаружено на линии маршрута будущего трубопровода. Белохвостый орлан – ближайший родственник американского белоголового – тоже претендует на то, чтобы стать национальным символом. В 2013 году он был объявлен в России «птицей года». В конце ХХ века браконьеры почти уничтожили его популяцию. С тех пор она медленно восстанавливается, но все равно орлан остается очень редким. Таким образом, открытие его гнезда в «Кургальском» – весомый аргумент в споре экологов с газовщиками, но способно ли оно остановить поток денег?

 

Газопровод на зыбкой почве

Судьба «Северного потока – 2» зависит от поведения европейских бизнес-партнеров «Газпрома». В конце августа некоторые аналитики писали о возможной заморозке проекта из-за новых американских санкций. Эти слухи опроверг министр энергетики РФ Александр Новак, заверивший журналистов в том, что газопровод будет построен. О том же заявляла и австрийская нефтегазовая компания OMV. 3 сентября появилась информация о том, что Дания может запретить прокладку газопровода в своих территориальных водах, что, по мнению ряда экспертов, сорвало бы сроки строительства. Однако 10 сентября «Газпром» повторил, что стройка завершится до конца 2019 года. Нервозная атмосфера вокруг проекта играет на руку экологам. В России уже 40 тысяч человек подписали петицию с требованием изменить маршрут трубопровода, в Германии, Австрии, Швейцарии подписантов еще больше – около ста тысяч. Недовольство общественности способно усилить сомнения европейских партнеров, вклад которых в проект оценивается в $9,5 млрд.

– Велика вероятность, что инвесторы потребуют соблюдения экологических стандартов, – считает Михаил Крейндлин. – Таким образом, решение о строительстве газопровода через заказник «Кургальский» может стать препятствием для привлечения инвестиций.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы