Экономика

Человек Давосский и Трамп как конец глобализации

Eжегодный Всемирный экономический форум (WEF) в Давосе прошел не совсем по плану. На 47-ом по счету мероприятии экономические боссы всей планеты намеревались рассмотреть мировые проблемы под лозунгом «Ответственное лидерство». Повестку изменило нежданное избрание Дональда Трампа президентом США: перемены, которые он пообещал учинить в торговой и налоговой политике страны, вызвали бурную реакцию всех остальных государств. Эксперты, к которым обратился ПРОВЭД, рассказали о главных итогах WEF-2017.

 

Дональд Трамп и Человек Давосский

Davos-Mann, Человек Давосский, как назвал тип посетителей WEF (World Economic Forum) известный политолог Самюэль Хантингтон (Samuel Huntington), служил примером успеха и прогресса для национальных государств, живущих с мыслью о необходимости преодоления границ. Он – персонифицированная Глобализация, и это воспринималось с восторгом.

Теперь все это позади. Дональд Трамп, новый избранный президент США, как никто другой, выступает за поворот назад. Не присутствуя в Давосе, он все-таки был там, более явно, чем любой из 3000 тысяч участников, включая высоких государственных гостей. Личность Трампа, его программа и само обстоятельство, что он был избран, – показывают, как поменялся ветер: уже и средние слои богатого Запада отворачиваются от главных идей WEF, чувствуют себя обманутыми глобальной элитой. Промышленная открытость последних десятилетий сегодня воспринимается как угроза их образу жизни. Доходы обывателей перестали расти, в то время как та самая элита, что каждый год чествует сама себя в Давосе, получила изрядную наживу.

Дональд Трамп против всего, что Человеку Давосскому важно. Вместо интернациональных интересов выше всего им ставятся национальные интересы. В то время как в Давосе идея распределения мест производства по всему земному шару воспринималась как само собой разумеющаяся и толковая предпринимательская стратегия, будущий президент США наказывает фирмы, которые свою продукцию не концентрируют в Штатах. Развитие Америки имеет важнейшее значение, потому что страна представляет собой центр мировой торговой системы, и ее валюта по-прежнему доминирует.

Почему заявления Трампа буквально «переформатировали» программу форума в Давосе и вызвали такую растерянность у бизнес-элит?

Леонид Поляков, заведующий кафедрой общей политологии Высшей школы экономики, считает, что у аналитиков есть все основания беспокоиться.

 - США – вторая экономика в мире, после Китая, - говорит он, - Страна играет одну из решающих ролей. Трамп символизирует совершенно новую эру не только в глобальной политике, но и в глобальной экономике. Объявленная Трампом политэкономическая стратегия по формуле «Американизм не значит глобализм» и сосредоточенность на внутренних проблемах американской экономики, его намерение вернуть рабочие места в США, произвести мощные инвестиции в инфраструктуру, повысить тарифы для предприятий, которые выводят свои мощности за рубеж, а потом экспортируют это обратно в Штаты, словом, все то, что принято называть словом «протекционизм» - это серьезный вызов всему мировому сообществу.

Сергей Хестанов, доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие Брокер» назвал Давос 2017 первым форумом, где обсуждались вопросы изменения мирового правопорядка.

- Раньше консенсус элит определял все важнейшие политические решения, будь то избрание президента или выход страны из ЕС. Особенность WEF-2017 в том, что этот порядок поставлен под большой вопрос, - отметил Сергей Хестанов.

 

Глобализация: казнить нельзя помиловать

Первый в истории визит нового китайского премьер-министра помог заполнить пустоту, образовавшуюся из-за неявки многих западных лидеров. Си Цзиньпин выступал в первый день форума в Давосе, и рьяно напал на антиглобалистов: «Действительно, экономическая глобализация создала новые проблемы, но это не повод вообще сбрасывать её со счетов. Мы должны адаптироваться к экономической глобализации, смягчить ее негативные последствия и дать возможность извлечь выгоду из нее для всех стран».

В этом году на форуме гораздо больше неопределенностей, чем обычно, говорит Александр Абрамов, ведущий научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС, профессор кафедры фондового рынка и рынка инвестиций НИУ-ВШЭ. Они связаны главным образом с двумя обстоятельствами: избранием Трампа и состоявшимся Brexit.

- США объявили, что станут придерживаться едва ли не политики изоляционизма. Развивать преимущественно свою экономику, а не совершать глобальные инвестиции. Это немного удручающая позиция, а само противостояние двух этих точек зрения во многом определило настроение форума в Давосе.

Обнаружена перемена позиций центров мировой экономики. Если раньше США выступали за открытость центров и открытость инвестиций, то теперь неожиданно в этом качестве выступил Китай – страна, которая на сегодняшний день и сама обладает избытком капитала, и выступает как государство, привлекательное для инвесторов. Китай сегодня проводник открытой экономики, - пояснил Александр Абрамов.

Представители Китая очень подробно предостерегали об опасностях отказа от глобализации. Это очень необычно. Раньше эта тема на форуме не поднималась.

Противостояние Китая и США – давно понятная ситуация, и обеспокоенность Китайцев имеет объяснимые причины.

- Трамп считает, что за счет манипулирования с курсом валют и курсом юаня, а также в связи со слишком низкой тарифной политикой прежней администрации США, Китай выигрывает. Для Китая недовольство нового американского президента тем, как Поднебесная выстраивает отношения с его страной – серьезный повод для большого беспокойства. Поэтому китайцы и считают необходимым донести до всех формулу: «У экономических войн нет победителей», - рассказал Леонид Поляков.

- Если Трамп поднимет таможенные пошлины, - говорит Сергей Хестанов, - то это приведет к падению производства в Китае. А для нас это все очень тревожно потому, что Китай – основной потребитель сырья, и вслед за снижением производства снизятся мировые цены на сырье. Произойдет падение спроса. Но не стоит драматизировать. Очень много власти в США принадлежит сенату и конгрессу. Набрав две трети голосов, они способны отменить решения президента. Ждать драмы не приходится. Риторики будет много, но большая ее часть ни во что не воплотится.

 

Россия: отмена санкций и перспективность инвестиций 

Российская делегация, хоть и была в этом году в Давосе не столь многочисленной, роль свою исполнила. Из уст Максима Орешкина, министра экономического развития страны, прозвучали призывы инвестировать в Россию, чтобы потом не пожалеть об упущенном времени. Была дана оценка атмосфере «ужаса», царящей в Давосе в связи с растерянностью Человека Давосского.

Что будет с санкциями после избрания Трампа и стоит ли бизнесменам всего мира инвестировать именно в Россию?

- Россия сегодня беспокоится только о двух вещах: насколько будет падать цена на углеводороды, прежде всего, на нефть, и второе – возможности и перспективы внутреннего роста. Позиция США, выраженная Трампом, может повлиять также и на нефтяной рынок, тем более, что Трамп заявлял о своем намерении развивать нефтедобычу в стране, но эти два фактора напрямую все же с политическим контекстом США не связаны, - полагает Леонид Поляков.

Он же считает, что Трамп хочет пересмотреть вопрос санкций в отношении России. Он высказывался, что нужно пересмотреть санкции, а в более поздней редакции – что не нужно вводить новые санкции.

- Дело в том, что санкции – палка о двух концах. Их цель изначально заключалась в том, чтобы с помощью экономического давления изменить политический курс России. Всем очевидно, что этого добиться не удалось, и стратегия Барака Обамы была изначально обречена. Трамп это очень хорошо понимает. Можно сказать так: рассчитывать на новые санкции не стоит, и можно надеяться, что существующий санкционный режим в течение этого года будет ослаблен. Как минимум со стороны США, - говорит эксперт.

Вопрос об инвестициях всегда был в центре внимания Давосского форума, отмечает Александр Абрамов. Россия показывает, что серьезных макроэкономических проблем у нее нет.

- Но надо думать над режимом санкций, насколько они обоснованны. Заимствования крупных российских компаний на внешних рынках серьезно ограничены санкциями США. Если бы санкции ослабли, то в Россию поступили бы сотни миллионов долларов, что, конечно, могло бы существенно изменить расклад сил в нашей экономике и ускорить рост. Россия до форума подавала всяческие сигналы о том, что мы готовы договариваться. Мы можем к концу следующего года отказаться от контрсанкций. Если санкции будут сняты, российская экономика покажет больший рост – на 1-2%, - поделился своим видением Александр Абрамов.

Сергей Хестанов напомнил, что принимая решение об инвестициях в Россию, потенциальные инвесторы оценивают очень простые параметры:

- Что является драйвером роста экономики? Начиная с распада СССР и до 2014 года основным был восстановительный сырьевой рост. Росли цены на сырье, экономика восстанавливалась и это приносило доходы в самых разных секторах. Сейчас этот драйвер исчерпан: ждать увеличения цен, причем, кратного увеличения, как это было раньше, не приходится. Надо сказать, что при этом по уровню жизни и обеспеченностью всякими материальными благами россияне находятся примерно на уровне небогатых стран Европы. Зарплаты, автомобили на душу населения, смартфоны и так далее. Соответственно, за счет чего может идти рост российской экономики сегодня? Да это, в общем-то даже и не просматривается. Поэтому, заявление российской делегации нужно рассматривать как дежурные. При этом, если Трамп реализует хотя бы 30% из того, что обещал в рамках предвыборной программы, то инвестиции в США становятся, действительно, очень интересными. Он намерен снизить значительно налоговую нагрузку на корпорации, принять протекционистскую таможенную политику, которая будет поощрять производство внутри США.

Итак, WEF-2017 заметно отличался от предыдущих форумов: растерянность, которую испытывает бизнес-сообщество, невозможно скрыть. Мир отклонился от своей оси, неожиданно перейдя на антиглобалистскую риторику. Маятник очень сильно качнулся в другую сторону: в сторону отделения, протекционизма, узколобого националистического эгоизма. Год назад в том же Давосе 99% присутствующих считали избрание Трампа чем-то из области ненаучной фантастики, а в 2017 им пришлось обсуждать, как приспособиться к новым обстоятельствам. 

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы