Таможня

100 дней Булавина: что изменилось в ФТС со сменой руководителя?

5 ноября исполнилось ровно 100 дней с того момента, как Федеральная таможенная служба сменила руководителя. Вместо незабвенного Андрея Бельянинова ведомство возглавил выходец из КГБ и бывший полпред СЗФО Владимир Булавин. Правительство объявило о его назначении 28 июля и возложило на Булавина ответственность за искоренение таможенной коррупции и оптимизацию кадрового управления. Представители бизнеса оказались менее претенциозны и просили лишь внимания к своим пожеланиям. Подводим промежуточные итоги и рассказываем, изменил ли что-нибудь Булавин за 100 дней пребывания у штурвала ФТС.

Таможня становится лучше?

Первым о положительных подвижках в работе ФТС под руководством Булавина заявил бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он отметил, что подход таможни к бизнесу ощутимо сменился со «всех мы вас видели» на готовность к сотрудничеству. Омбудсмен подчеркнул «чудеса кооперации», доселе в ФТС невиданные: открытость и прозрачность работы, что дает надежду на качественные изменения ведомства в будущем.

Однако все те же омбудсмены отметили, что злосчастный приказ 280 «О повышении эффективности контроля таможенной стоимости в рамках системы управления рисками» так и не отменен. Иностранные товары по-прежнему нельзя ввозить по стоимости ниже той, что указана в стоимостных профилях риска, даже при наличии подтверждающих документов. А импортеры по-прежнему вынуждены завышать таможенную стоимость товара, чтобы все-таки ввезти его в страну.

Нет новостей и о подвижках с МДП: книжка международных дорожных перевозок по-прежнему с боем принимается на границе и совсем не гарантирует право перевозчика пересекать государственные границы с опломбированными таможней кузовами и контейнерами с упрощением таможенных процедур. В конце июня стало известно о планах правительства и вовсе отказаться от этого документа. С назначением Булавина ситуация, увы, яснее, понятнее и, тем более, справедливее не стала.

С глаз долой - из Бронки вон

Тенденцией при Булавине стала приостановка лоббированных Бельяниновым начинаний ФТС. В число таких изменений вошло снятие ограничений компетенции таможенных постов по оформлению импорта цветочной продукции, ввезенной в Россию автотранспортом. С пометкой о неактуальности прошлогодней телетайпограммы. Этот внутренний, но практически неоспоримый документ ФТС, попросила отменить ФАС по ненавязчивому замечанию Управления «К» ФСБ РФ, которое разглядело коррупционные риски телетайпограммы раньше других ведомств.

Кроме того, по распоряжению Булавина прекратил работу Центр электронного декларирования в Бронке, опять же лоббированный Бельяниновым. ЦЭД успел проработать всего три дня, как в ФТС объявили о заморозке операции. Судьбу этого начинания таможни при Бельянинове решали «всем миром»: с привлечением вице-премьера Аркадия Дворковича и Минфина. 

Позже стало известно, что свою работу ЦЭД все-таки продолжит, но уже не в том месте, не в то время и лишь после «пилотного» режима работы, который продлится до 1 декабря.  

А был ли список?

Не произошло серьезных перемен и в управлении кадрами. Легенда о «расстрельном» списке, который Булавин якобы получил от ФСБ спустя месяц назначения, по всей видимости, легендой и осталась. Напомним, что в «расстрельный» список ФСБ СМИ занесли 11 человек, которым предстояло оставить свои посты в ФТС в обязательном порядке. Числился среди «счастливчиков» и протеже Бельянинова, первый замруководителя ФТС Владимир Малинин. Он действительно был уволен: правда, лишь по причине достижения предельного возраста пребывания на службе в таможенных органах.

С другой стороны, ФТС в стремлении к совершенству избавилась от Себежской таможни. Эффективность СЗТУ повысили за счет отказа от подразделения и передачи себежских постов Псковской таможне. Изменения должны вступить в силу с 1 февраля 2017 года. Отказаться от Себежской таможни в СЗТУ решили вскоре после того, как Булавин посетил Санкт-Петербург.

В числе других регионов, которые Булавин посетил с инспекцией региональных таможенных управлений, оказалось Южное таможенное управление, Центральное таможенное управление и Уральское таможенное управление. Самым обсуждаемым вопросом в ходе всех перечисленных визитов стала собираемость таможенных платежей в пользу государства.

В сумме примеров картина новой ФТС при новом руководителе оказалась статично-прозаичной: перемены в таможне минимальны, а деятельность Булавина пока примечательна только тем, что ничем не примечательна. ФТС по-прежнему рьяно бросается на дыры в государственном бюджете, а дыры во взаимопонимании с бизнесом латать не торопится. 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы