Таможня

Ошибка резидента Бельянинова и ликвидация ООО "Таможня"

Назначение Владимира Булавина на пост главы таможенного ведомства стало неожиданностью для многих. Среди его главных задач, которые были озвучены перед прессой, в первую очередь обозначена борьба с коррупцией. Проводя свое первое оперативное совещание в минувший вторник, Владимир Иванович обнадежил в общих чертах руководителей центрального аппарата, что реформы в таможне будут, что белому бизнесу нужно помогать, а с нарушителями – бороться.  Отметим, что пока никаких резких движений, включая кадровые перестановки, не произошло. Очевидно, что сейчас идет работа над формированием новой команды под решение новых задач, одной из которых может стать  демонтаж созданной предшественником системы.

За 10 лет Андрей Бельянинов сумел создать довольно стройную структуру, обслуживающую, с одной стороны, как интересы государства, а с другой – интересы своего собственного ближайшего окружения. И существовала она ровно до тех пор, пока первое превалировало над вторым. 

555666Сделает ли Булавин с ФТС то, что он сделал с Гайзером?

Выстроенное им ООО под названием «Таможня» конструктивно было безупречно. Ключевые руководящие посты в ФТС были заняты «своими» людьми, подобранными по принципу преданности: родственниками, друзьями-соратниками, бывшими сослуживцами и пр. Околотаможенная инфраструктура на основных направлениях товаропотоков контролировалась людьми типа Александра Повстяного и Александра Романова.  Для отработки полуофициальных схем были люди типа  Сергея Лобанова и Сергея Баусова. Для создания правильного информационного фона – карманные некоммерческие организации и прирученные активисты от бизнеса. Фамилии десятков владельцев таможенных терминалов, крупнейших таможенных представителей, операторов платежных систем, генеральных поручителей и прочих посредников в сфере ВЭД, переплетаясь, так или иначе, сходились в одной точке. 

Метод руководства год от года генерального директора ООО становился все более авторитарным, по принципу «что хочу, то и ворочу». Многие решения по распределению компетенций и полномочий, изменению месторасположения таможенных постов без учета сложившейся логистики, вопреки мнению общественных организаций, принимались на основе ненормативных документов – писем и телетайпограмм.  Просматриваемая в этих решениях тенденциозность была направлена на явный коммерческий интерес дружественных бизнес-структур. Вместе с тем, проваленная инициатива Концепции переноса таможенного оформления в места, приближенные к государственной границе, заведение в тупик ситуации с международными перевозками по книжкам МДП, прямое игнорирование указаний Владимира Путина по Ростэку, коррупционный скандал с «Ивеко» для Минобороны, и многие другие моменты указывали на некое самоуправство и вседозволенность уже не только в государственном, но и в международном масштабе.

Взаимоотношения с ФСБ, Следственным комитетом, Генпрокуратурой, МВД до определенной поры тоже были ровными: «Я не лезу в ваши дела, вы не лезете в мои». С учетом такого подхода была организована и работа правоохранительного блока, и системы таможенного контроля на всех уровнях таможенных органов. Именно этим вполне логично объясняется наличие и исправное функционирование в течение долгого времени контрабандных каналов, которые были вскрыты за последние полгода на Северо-Западе. Как же должна быть устроена система управления рисками, свободно пропускающая через свои фильтры масштабную контрабанду, но тормозящая остальные потоки?

Созданная система контрольных показателей эффективности всей деятельности таможенных органов не только не давала истинной оценки проводимой работы, но и способствовала искажению действительности, как на общественном уровне, так и правительственно-государственном. В результате заточенных на иллюзию результативности методик, за вполне приличными цифрами скрывалась картина, демонстрирующая лицемерие исполнительного органа по отношению к участникам ВЭД. Таможенные органы нацеливались на исполнение контрольных показателей «любой ценой», а не на эффективную работу по созданию условий, способствующих развитию внешнеэкономической деятельности. В результате товарооборот прогнозируемо падал, логистические потоки из Китая показывали рост на казахстанском и кыргызстанском направлениях, а западные товары, включая, в первую очередь, «санкционку», переориентировались на Беларусь.

Все это отразилось и на выполнении фискальной задачи – сборам в доходную часть федерального бюджета, которая в этом году оказалась под угрозой провала. Введение в действие в феврале этого года пресловутого 280-приказа – это демонстрация агонии бельяниновской системы и низкого профессионализма встроенных в нее людей. И хотя финансовому краху в большей части способствовали объективные обстоятельства, сложившиеся на мировых рынках, картина видится такая: таможенное ведомство, в отличие от ФНС, упустило время для активных действий по реформированию таможенного администрирования.

Дорожная карта, разработанная совместно с АСИ четыре года назад, погрязла в бюрократическом межведомственном болоте и стала никому не интересной. ФТС исполняла в ней только те мероприятия, которые считала важными для себя, в основном, нацеленные на внешний эффект. Бездарная система управления рисками, так и не состоявшееся смещение акцентов на пост-контроль,  малоэффективные информационные технологии, нерешенные собственные социальные вопросы, коррупция на всех уровнях таможенной системы и многие другие вопросы – это то, с чем придется в ближайшее время разбираться новому главе ведомства. Будет ли он их решать, насколько готов к этому - покажет время, но его практически не осталось…   

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы