Экономика

В России появятся 19 новых территорий опережающего развития: зачем?

В конце марта премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил постановления о создании в России 19 новых территорий опережающего развития (ТОР). Что из себя представляют новые ТОРы и какие ставки на них делаются? Рассказывают эксперты и резидент ТОР.

 


На примере Пикалево

Территориями опережающего развития станут города Новокузнецк (Кемеровская область), Онега, Канаш (Чувашская республика), Пикалево (Ленинградская область), Ефремов (Тульская область), Гаврилов-Ям (Ярославская область), Губкин (Белгородская область), Заринск (Алтайский край), Сердобск (Пензенская область), Далматово (Курганская область), Саянск и Черемхово (Иркутская область), Новоалтайск (Алтайский край), Павловск (Воронежская область), Донецк и Зверево (Ростовская область), поселок Варгаши (Курганская область), поселок Линево (Новосибирская область), поселок Угловка (Новгородская область). В ближайшие 10 лет в них планируется привлечь 160 миллиардов рублей инвестиций и создать 30 тысяч рабочих мест.

В число территорий опережающего развития вошли моногорода, имеющие негативные социально-экономические показатели. У каждой из 19 территорий – своя длинная история.

– Возьмем для примера Пикалево, город прекрасно демонстрирует всю современную российскую экономическую ситуацию. Пикалево основан в 1954 году, 60 лет спустя включен в список моногородов РФ с наиболее сложным социально-экономическим положением. После кризиса и остановки заводов в городе возник стихийный многотысячный митинг, ситуацию удалось разрешить благодаря личному вмешательству Путина. Летом 2009 года он поручил разработать схему поддержки моногородов, и на следующий год российское правительство занялось их финансовой поддержкой. Пикалево получил тогда полмиллиона рублей из федерального бюджета и почти 60 миллионов – из областного. При этом в городе создалась типичная для России коррупционная атмосфера – с 2014 до 2016 годы глава администрации вступил в преступный сговор с руководством цементного завода, осенью 2017 года бывший глава администрации Пикалево и еще пять лиц были осуждены условно от 2 до 5 лет за совершение коммерческого подкупа и хищение в особо крупном размере. Начиная с 2008 года мы видим стабильный отток населения из города, его внешний вид оставляет желать лучшего, – рассказывает первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский.

Судьба Пикалево показывает, что правительство уже давно озабочено подобными моногородами, но раз за разом программы по поддержке буксуют. По мнению Ивана Андриевского, все дело в том, что бюджетные вливания средств мало что дают и в правительстве это поняли довольно поздно.

– Только с 2015 года мы видим рост числа ТОР и ТОСЭР в России. Эта стратегия более эффективна, чем просто выделение средств из бюджета. ТОР получает льготные налоговые условия и другие административные привилегии, что способствует экономическому росту, росту предпринимательства, привлечению населения в регион, улучшению жизни населения, – говорит эксперт.

Администрация Ленобласти как минимум с 2016 года разрабатывала планы по созданию ТОСЭР в Пикалево, в нем шло проектирование индустриального парка «Пикалево» в рамках реализации комплексного инвестиционного плана модернизации города. Уже в августе 2017 года МЭР одобрило создание ТОСЭР в Пикалево, было высказано предположение, что к 2030 году город уйдет от «монозависимости». С этого момента ведется активное и успешное привлечение инвесторов, в городе формируется кластер легкой промышленности.

– Вполне возможно, что в рамках ТОР Пикалево удастся совершить некоторый прорыв. Об этом говорит и пример других городов, например Череповца, который только что лишился статуса моногорода. В том числе благодаря присвоению ему статуса ТОР, в нем выросло число предпринимателей, а безработица сократилась с 7 до 0,8%. Вместе с тем, ТОР рискуют повторить судьбу ОЭЗ по своей малой эффективности, об этом нам в ярких цифрах сообщает Счетная палата. Невозможно тиражировать Сингапуры на основе все той же непрозрачной и малоэффективной экономической модели, ведь даже при самых благоприятных условиях ТОР все равно подчиняются российскому законодательству, которое имеет ряд известных проблем в отношении ведения свободной экономической деятельности, в отношении госуправления и непрозрачности судебной системы. Сможет ТОР «выстрелить» или нет? Это напоминает игру в рулетку, где доля случая и удачи довольно высока по сравнению с успешной последовательной реализацией прагматичных бизнес-решений, которые мы наблюдаем раз за разом в развитых странах, – отмечает Иван Андриевский.

 

По словам резидента

Эксперт крупнейшего B2B-предприятия в индустрии развлечений России, управляющий группой компаний «Авира» (AviraKids) Алексей Загуменнов вместе с партнером Алексеем Зыковым решили организовать новое предприятие в Саткинском районе Челябинской области. Здесь сегодня активно развивается ТОСЭР «Бакал». Моногород Бакал получил статус территории опережающего социально-экономического развития в марте 2017 года.

– Почти год чиновники раскачивались, готовили регламенты и нормативные документы, проводили переговоры с предпринимателями. Этот момент очень важен: если та или иная территория получила статус ТОР или ТОСЭР, у предпринимателя есть время собраться с мыслями. Для меня как для предпринимателя статус резидента важен в первую очередь по экономическим причинам. К примеру, предприятия, получающие сегодня статус резидентов ТОСЭР в Бакале, в дальнейшем будут работать в едином индустриальном парке, что позволит получать налоговые льготы и снизить нагрузку на бизнес минимум на 30%. При этом на старте проекта я вкладываю в новое производство 5 миллионов рублей и создаю 20 рабочих мест для жителей района. В дальнейшем число рабочих мест будет увеличиваться в соответствии с осваиваемыми площадями, – делится планами Алексей Загуменнов.

По словам собеседника, статус резидента получить непросто. Необходимо предоставить детальный бизнес-план будущего проекта в соответствии с техническими требованиями представителей властных структур. Разработка такого документа требует участия маркетологов, экономистов, юристов и, конечно, собственников бизнеса.

– Но уже сейчас понятно, что дело того стоит, ведь в ТОСЭР некоторые предприятия умудряются сэкономить до 60% бюджета, если сравнивать с запуском бизнеса на любой другой территории. Статус резидента ТОСЭР выгоден в первую очередь тем, что таковому предоставляются налоговые льготы на определенный срок, например, на 25 лет. Это позволяет снизить расходы и одновременно выстроить грамотное бизнес-планирование. Риски же заключаются в обязательствах, данных администрации региона конкретной ТОСЭР. Скажем, если в документации прописано, что бизнесмен обязан обеспечить 20 рабочих мест, то за те же самые 25 лет он не сможет заменить их роботами, – объясняет Алексей Загуменнов.

 

Избежать галочного резидентства

В целом работа по созданию ТОР является одной из форм территориального развития экономики. Статус территории опережающего развития очень близок к статусу особой экономической зоны и зон территориального развития. Однако к функционированию таких территориальных режимов в экспертном сообществе есть множество вопросов.

Артем Юдкин, член правления СЭЦ «Модернизация», соавтор экспертного комментария к Федеральному закону от 29 декабря 2014 г. № 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации», напоминает, что основной целью создания ТОР является почти полный отказ от финансовой нагрузки на бизнес, который создает в ТОР рабочие места и запускает новые производства. Основным принципом выступает полная открытость для приема новых предприятий – резидентов ТОР – при соблюдении ряда обязательных требований.

– Однако результативность ТОР измеряется достаточно сложно. Основным направлением мониторинга выступают новые рабочие места, введение в действие производственные мощности, заработная плата. Вместе с тем единой системы, обеспечивающей прозрачность деятельности резидентов ТОР, пока не сложилось, – говорит Артем Юдкин.

Резиденты ТОР получают свои льготы в рамках тех видов деятельности, которые указываются в постановлении о ТОР: таким образом государство определяет, какие отрасли экономики необходимо поддержать. При этом достаточно сложно выявить потенциал предприятий в развитии региона. Так, во многих ТОР, созданных на территории моногородов, количество резидентов не превышает двух десятков, а анализ их продуктивности затруднен недостатками публичной отчетности.

– Множество вопросов, требующих дополнительного регулирования, остаются нерешенными: это вопросы участия резидентов ТОР в госзакупках, стимулирования экспорта продукции, произведенной резидентами ТОР, взаимодействия с госкомпаниями и многое другое. Важно понимать, что эффективность ТОР необходимо измерять через призму теории «налоговых расходов», когда государство рассчитывает «обменять» недоимки по налогам в связи со льготами на социально-экономический эффект и увеличение налогов и взносов, не попадающих под льготы, – отмечает собеседник.

Предоставление льгот в рамках ТОР – это лишь часть комплекса мер. Необходимо также обеспечить развитую инфраструктуру для работы резидентов, снизить контрольную нагрузку на них; подключение к ресурсным сетям должно стать простым и дешевым, если не бесплатным. Приходить в «чистое поле» будущий резидент не заинтересован.

– В любом случае результат работы ТОР не появится в первые годы ее существования, особенно в моногородах. Целесообразно организовать работу по привлечению резидентов в ТОР, открытию в ТОР подразделений крупных предприятий, увеличения объема льгот. В настоящее время такая работа проводится мало, кооперационные связи не позволяют создавать предприятия «с нуля». Главное – не столкнуться с «галочным резидентством», как это ранее выявляли в особых экономических зонах, – резюмирует Артем Юдкин.

 

Фото: pixabay.com

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Загрузка...