Политика

Почему уходят губернаторы?

Уходящая неделя ознаменовалась серией громких губернаторских отставок. Пали такие «вековечные дубы», как глава Самарской области Николай Меркушкин и губернатор Нижегородской – Валерий Шанцев. Владимир Путин также подписал указ об отставке главы Ненецкого автономного округа Игоря Кошина, который руководил регионом три года. Написали заявления об уходе, но пока не получили подтверждения от Кремля губернатор Красноярского края Виктор Толоконский и глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Накануне президентских выборов Кремль избавляется от харизматичных лидеров, заменяя их нейтральными технократами.

 


 

Guber 1

Эксцентричный Меркушкин

За пять лет руководства Самарской областью Николай Меркушкин сумел создать себе классический образ «сатрапа и самодура». Общественности за пределами региона он стал известен в 2016 году, когда посоветовал работнице депрессивного завода «Автовазагрегат», спросившей губернатора о сроках погашения долгов по зарплате, обратиться к американскому послу. «Если в таком тоне вы будете разговаривать, – никогда! Те, которые вас подогревают, просите у них», – заявил тогда Меркушкин. Позднее глава Самарской области утверждал, что деятельность оппозиционера Алексея Навального – часть так называемого «плана Даллеса», стратегии по развалу России, в существование которой верят маргинальные сторонники теорий заговора.

Говорят, эксцентричные взгляды Меркушкина и топорные методы борьбы с противниками власти вызвали недовольство даже в Администрации президента. В начале 2015 года был задержан скандально известный в Самарской области блогер и политтехнолог Дмитрий Бегун. Он обвиняется в вымогательстве миллиона рублей у не менее одиозного директора фармацевтической компании Сергея Шатило. Последний тоже вскоре оказался под следствием вместе с заместителем министра здравоохранения по делу о махинациях с госзакупками. В своих показаниях Бегун говорил о том, что губернатор и его советники приказывали ему «мочить» оппозиционных деятелей, таких, как депутат Самарской областной Думы Михаил Матвеев, а также недругов Меркушкина в федеральной элите. Среди них называют Вячеслава Володина, Сергея Неверова, Михаила Бабича, Игоря Сечина и Сергея Чемезова.

За годы своего губернаторства Меркушкин ухитрился утомить собой и Кремль, и региональный политикум, и бизнес, и население. В конце апреля в Самаре прошел марш пенсионеров, недовольных законом, ограничивающим количество поездок в общественном транспорте по социальным картам. В мае число поездок увеличили с 50 до 60-ти, но общественность это не успокоило. На 30 сентября назначена новая акция протеста КПРФ, пока не согласованная властями.

До того, как перебраться в Самару, Меркушкин 17 лет возглавлял республику Мордовия и воспринимался в области как чужак. Скандалы вспыхивали в связи с бизнес-интересами Меркушкина и его многочисленного семейства. Его брат Александр – крупный производитель водки и, по некоторым оценкам, богатейший монополист Мордовии. Сыновья губернатора – также крупные бизнесмены, владеющие пакетами акций предприятий, преимущественно в строительном и пищевом секторе. В 2013 году Федеральная антимонопольная служба обвинила Николая Меркушкина в попытке монополизировать производство алкоголя в регионе.

Его считают виновным в создании несправедливых преференций мордовским производителям в ущерб самарским. Так, несколько птицефабрик в Самарской области были закрыты, а магазины заполонила продукция мордовских пищевиков. В продуктовых наборах, раздаваемых жителям Самарской области по случаю праздников, неизменно присутствовали кондитерские изделия фирмы «Ламзурь», принадлежащей сыновьям губернатора, а строительные подряды, в том числе на поставки бетона для возведения стадиона «Самара Арена», распределялись среди мордовских компаний, предположительно связанных с губернаторским «кланом». Впрочем, если личная заинтересованность и имела место, она не помогла построить спортивный объект в срок. Срыв графика строительства стадиона, задействованной в проведении Чемпионата мира по футболу, называют в числе главных причин отставки Меркушкина.

 

Guber 2

«Тяжеловес» с нелегким характером

В отличие от самарского губернатора, получившего оскорбительно незначительную должность представителя президента во Всемирном конгрессе финно-угорских народов и обещание всесторонней ревизии со стороны преемника, нижегородского «тяжеловеса» Валерия Шанцева проводили с почетом. Владимир Путин вручил ему орден «За заслуги перед Отечеством» II степени, а 40-летний Глеб Никитин, ставший и.о. главы Нижегородской области, обещает советоваться с предшественником.

70-летний Шанцев считается «осколком империи» Юрии Лужкова – до 2005 года он занимал пост вице-мэра Москвы. Среди причин отставки Шанцева называют пожилой возраст, однако экс-губернатор пребывает в хорошей физической форме. Так, в прошлом году он вновь возглавил велопробег. Скорее, дело в конфликтном характере – за свое двенадцатилетнее губернаторство он не ужился с двумя мэрами Нижнего Новгорода, Вадимом Булавиновым и Олегом Сорокиным. Последний покинул пост градоначальника в 2015 году, но по-прежнему остается влиятельной фигурой. С октября 2016 года Сорокин является замом председателя Заксобрания Нижегородской области.

Типичный конфликт губернатора с мэром областного центра в Нижнем Новгороде вылился в публичное пространство. В январе 2016 года Сорокин дал откровенное интервью, в котором обвинил Шанцева в недофинансировании города, отсутствии поддержки важных городских проектов и планах по приватизации нижегородского «Водоканала». Шанцеву досталось за замедление темпов жилищного строительства, контроль над которым перешел от города к области, спорные градостроительные инициативы, такие, как подземный торговый центр под площадью Минина, плохую уборку снега и многое другое. В свою очередь, сторонники губернатора не раз обвиняли Сорокина в лоббировании личных бизнес-интересов: его жена возглавляет строительную компанию «Столица Нижний», на которую возлагают ответственность за точечную застройку и порчу исторического облика города.

Информационная война, дискредитирующая региональную элиту в глазах населения, не могла не обеспокоить Кремль, особенно в преддверии президентских выборов. В декабре прошлого года полпред Президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич назвал Нижегородскую область единственным регионом, «где ситуация с внутриэлитными конфликтами не просто не купируется, она все время усугубляется».

 

Guber 4

Толоконский вылетел

Экс-губернатор Красноярского края, а до 2014 года – Новосибирской области, Виктор Толоконский также был фигурой колоритной. Любил петь на городских праздниках песни из репертуара Шуфутинского и Розенбаума и болезненно реагировал на слишком жидкие хлопки. Обещал «раздавить» компанию «Красноярскэнерго», если та не перенесет линии электропередач для строительства моста. Отчитывал чиновников, вешавших портреты губернатора рядом с путинскими в своих кабинетах. В общем, вовсю заигрывал с местной общественностью, но своим так и не стал. Уже будучи губернатором края, Толоконский публично сравнивал Красноярск с Новосибирском, отдавая явное предпочтение последнему. Именно туда он и вылетел сразу после отставки, заявив: «Я ухожу. И даже уезжаю!». В том, что Толоконский объявил об уходе до публикации соответствующего президентского указа, а также не принял предложенные ему декоративные должности, некоторые политологи видят политический демарш. Но, возможно, речь идет лишь о присущей Толоконскому экспансивности, которая могла стать одной из причин его отставки.

В заслугу Толоконскому ставят увеличение поступлений в краевой бюджет. Несмотря на кризис, целевой показатель – 100 миллиардов за шесть лет – за три года был выполнен на 40%. Отчасти этот рост был достигнут за счет приватизации имущества. Например, в 2015 году за 4 миллиарда рублей был продан 51% акций аэропорта Емельяново структурам Олега Дерипаски. На этом фоне у Толоконского возникли трения с местной бизнес-элитой, воспротивившейся продаже оставшегося пакета акций аэропорта и компании «Красноярскнефтепродукт». «Из этих предприятий «ничего – никому», – лаконично заявил тогда спикер Красноярского парламента Александр Усс.

Подвели Толоконского и неудовлетворительная подготовка к Универсиаде-2019, которую раскритиковал Путин во время мартовского визита в Красноярск, и непопулярные в народе решения вроде утвержденного губернатором закона о повышении зарплат депутатского корпуса.

 

Guber 3

Незаменимый Рамазан

С отставкой главы Дагестана 71-летнего Рамазана Абдулатипова уходит целая эпоха в отношениях Москвы и республик Северного Кавказа. Он был одним из многих представителей национальной интеллигенции, пришедших в политику на излете Перестройки, в эпоху «парада суверенитетов». Изворотливый политик и дипломат, Абдулатипов умел держаться на плаву при любых правительствах и президентах. В феврале 1991 года он был одним из авторов «Политического заявления Верховному Совету и Съезду», обвинявшего Бориса Ельцина в политике, ведущей к «развалу не только Союза, но и России», но позже изменил позицию, осудив путч ГКЧП и поддержав Беловежские соглашения. В 1993 году Абдулатипов вел переговоры с Ельциным от имени Верховного совета, но вскоре опять сменил сторону. Это позволило ему занять министерские посты в правительствах Черномырдина и Примакова, где он курировал национальную политику, выступая в роли арбитра в отношениях между многочисленными этническими группами Северного Кавказа. О том, насколько это ему удавалось, существуют разные мнения. Во всяком случае, он умел казаться незаменимым на протяжении почти трех десятков лет. В 2013 году Владимир Путин назначил Абдулатипова, к тому времени, казалось, уже сошедшего с большой политической сцены, президентом республики Дагестан.

В рейтинге эффективности глав регионов Фонда развития гражданского общества, опубликованном в 2016 году, Абдулатипов получил 18 место. В то же время рейтинг доверия жителей Дагестана к главе республики низок – его деятельность одобряют всего 16% опрошенных.

Показатели социально-экономического развития Дагестана не впечатляют. В 2016 году рост ВВП составил 3,5% против 6,3% в 2013 году. Доля населения, живущего за официальной чертой бедности, в 2013-2016 годах увеличилась с 10,1 до 10,9%, а уровень безработицы снизился с 11,6 до 10,1%. Не удалось добиться и стабильности в регионе. Например, 20 июля в Махачкале был похищен министр ЖКХ Ибрагим Казибеков. Похитители потребовали выкуп в размере 30 миллионов рублей. Министр вскоре был освобожден, но неприятный осадок эта история, наверняка, оставила.

 

Менеджеры вместо князей

На смену губернаторским кадрам из 90-х с их индивидуальной харизмой и размашистостью идет новый типаж руководителей, к которым относятся и вновь назначенные врио – Дмитрий Азаров в Самаре и Глеб Никитин в Нижнем Новгороде. Оба они относительно молоды: Азарову – 47 лет, Никитину – 40 лет, оба занимали руководящие посты в частных и госкомпаниях, где занимались оптимизацией бизнес-процессов. Азаров по образованию инженер-программист, соавтор идеи «Открытого правительства», Никитин – экономист, написавший диссертацию на тему «Управление эффективностью организации в интересах собственника». Место удельных князей в российской региональной политике постепенно занимают технократы, скучные, зато предсказуемые и управляемые.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы