Экономика

Эксперт: Деньги в стране есть, их нужно правильно использовать

Российская промышленность сходит с нулевой отметки и начинает медленный рост. О том, что повлияло на замедление развития промышленности прежде и от чего зависит состояние производства сегодня, рассказывает директор Департамента содействия инвестициям и инновация ТПП РФ Алексей Вялкин.

 

– Росстат прогнозирует рост промышленности в 2017 году на 1-2%. Что, по-вашему, отбросило отрасль назад?

– С 2014 года начался резкий спад, и только сейчас состояние промышленности вышло на нулевую отметку. По результатам 2016 года падение составило почти 1%, сейчас оно находится на уровне нуля. Мы ожидаем, что в 2017 году рост выйдет за нулевую отметку и потащит за собой рост ВВП.

Но связаны эти процессы не с санкциями, как считает большинство, они начались гораздо раньше – в период первого кризиса 2008-2009 годов. Тогда рухнул ВВП, снизилась инвестиционная активность, и было принято решение насытить экономику проектными деньгами. Банки накачали деньгами, а они их бросили на биржу для спекулятивных операций, и промышленность ничего не получила.

– Получается, мы до сих пор расплачиваемся за ошибки времен первого кризиса?

– Ошибки все-таки были учтены. Крупным банкам было поставлено условие: ЦБ выделяет серьезные средства, но они должны быть использованы только под конкретные проекты. Банки финансировали проекты, деньги дошли до производственного сектора, и рост промышленности начался. Но эта подушка активности вместе с деньгами закончилась в 2013 году, еще до введения санкций. И мы опять вернулись к неблагодарной теме «накачивания» банков и отправления средств на биржевую спекуляцию. Сейчас политика снова меняется, и это дает надежду на возрождение производства.

– Значит, виновны в спаде производства мы сами, не мировой кризис и санкции?

– Думаю, что все взаимосвязано: повлияли и мировые кризисы, и наш кризис в 2008-2009 годах, и изменение политики финансового блока нашего правительства. Когда деньги шли в развитие промышленного сектора, был его рост: по итогам 2010 года он составил 15-20%. Увидев рост, мы успокоились, решили поспекулировать, подзаработать на бирже, это снова отбросило нас назад. Поэтому тенденцию надо изменить. Деньги есть, и если проводить умеренную эмиссию с условием, что деньги будут отправляться точечно в производственный сектор, а не на биржу, то, по нашим подсчетам, за два года можно достичь уровня 5-6% роста.

– Чего удалось добиться в период активных вложений в производство?

– Почему-то мало кто об этом говорит, а результаты серьезные, поэтому такую политику следует продолжать. По результатам мониторинга 2015 года Россия вышла на первое место в Европе – не по объему финансов, а количеству инвестпроектов с участием зарубежных партнеров. Отмечу, что это не офшорные иностранные компании, а конкретные производства, реально работающие. Это 201 проект по стране: на первом месте – производственный сектор, на втором – агропромышленный, и только на третьем – добыча полезных ископаемых. Они и сейчас работают стабильно, а динамика их развития ориентирована на открытие новых производств.

– Из каких стран к нам пришли инвестиции?

– Лидеры – Германия, Италия, Франция, четвертое место занимают США, и только шестое – Китай. Американские инвестиции независимы от санкций, так как для американских компаний есть установка правительства дружить с российскими компаниями на уровне бизнеса.

– Каково соотношение отечественных и иностранных инвестиций в российское производство?

– Наших инвестиций больше по количеству, а зарубежных – по объему. Так, в 2016 году их объем составил около 25 миллиардов долларов. Это, конечно, не 100%, как на пике развития, но они есть.

– Какие еще шаги помимо банковской поддержки способны поддержать производственный сектор?

– Мы ждем от правительства ряд мер, которые планируются, в том числе наполнение средствами государственных институтов развития.

– Речь идет о различных фондах поддержки и развития?

– Да, мы насчитали их по России 37, но на самом деле «живых» из них не более 5-6, которые реально работают и о которых люди знают. Самый действенный, по нашим оценкам, Фонд развития промышленности. Он работает с 2015 года, его капитализация – 20 миллиардов рублей в год, но в следующем году, к сожалению, он будет урезан до 17 миллиардов рублей. Так вот, с 2015 года Фондом было заключено 174 соглашения с предприятиями, которые получили финансовую поддержку. Это деньги дешевые и длинные, они выдаются на 7 лет под 5% годовых, к тому же они возвратные – со временем возвращаются в бюджет. Это образец работы подобных институтов, задача которых найти проект, доработать его, финансировать, а потом вернуть деньги в казну, чтобы они работали дальше.

– Но образцу не соответствуют остальные структуры?

– К сожалению. Сейчас при нашем департаменте создана рабочая группа по оценке эффективности их деятельности. В нее помимо сотрудников ТПП РФ вошли серьезные экономисты, такие, как Владимир Дмитриев, бывший сопредседатель «Внешэкономбанка», и Антон Данильян, один из разработчиков «Стратегии Роста». Мы планируем до конца года выйти на правительство с конкретными предложениями того, какие критерии эффективности должны лежать в основе деятельности институтов развития.

– Какие еще предложения готовит ТПП РФ для правительства?

– Пока рано говорить обо всех, так как работа не закончена. Но одна из основных задач – рекомендовать правительству навести порядок в этих институтах. Изучить, показать успешные проекты.

Есть, например, предложение наладить механизм рефинансирования тех фондов, которые себя проявили как эффективные. К примеру, можно было бы выпускать ценные бумаги ЦБ: они могли бы служить обеспечением для деятельности таких институтов, и таким образом можно было бы докапитализировать их. Так действуют США: их казначейством выпускается 90% эмиссии под инвестпроекты, и только 10% уходит на биржу. У нас, к сожалению, наоборот.

– В чем, по-вашему, производители нуждаются помимо денег?

– В информированности. Есть немало российских малых предприятий, выпускающих интересную, зачастую инновационную продукцию, и есть компании, готовые вложиться в производство, но они не знают друг о друге. У Минпромторга РФ была в свое время хорошая цель – создать государственную информационную систему промышленности, но работа эта ведется медленно. Мы предложили продолжить ее на базе ТПП РФ, это будет сайт, который позволит заказчикам и производителям найти друг друга. Частично эту работу выполняют региональные ТПП, проводя биржи субконтрактов. Обычно по результатам такой работы, по нашим сведениям, в РФ из 100 поступающих работ 10-12 доходят до финансирования. В лидерах по работе с биржами пять регионов: Ростовская, Свердловская, Челябинская, Воронежская, Тульская области.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы