Экономика

Заложник нефти: Кудрин о потенциале рубля стать резервной валютой

Зависимость российской экономики от нефти мешает национальной валюте быть стабильной, что делает валюту не совсем удобной для расчётов. О перспективах рубля и российской экономики в целом, рассказал экс-министр финансов, председатель Центра стратегических разработок, заместитель председателя Экономического совета при президенте РФ Алексей Кудрин во второй день ПМЭФ-2016.

Нефтью по рублю

– Россия имеет конвертируемую валюту, у нас нет ограничения на движение капитала. Любой иностранный инвестор может приехать в Россию и участвовать в инвестициях в России на общих основаниях, как и внутренний инвестор, для этого не нужно получать специального разрешения. В этой связи Россия имеет неплохие основания для того, чтобы быть резервной валютой. Но наша зависимость от нефти мешает валюте быть стабильной и снизить волатильность. Цена на нефть упала, и наша валюта тоже существенно упала. Это делает российскую валюту не совсем удобной в расчётах, поскольку меняется стоимость нашей валюты по отношению к стоимости других мировых валют. Задача властей – дифференцировать экономику, сделать более стабильным экспорт и приток валютных источников, которые при большей стабильности и меньшей зависимости от нефти сделают российский рубль устойчивым и будут способствовать росту доли расчётов в рублях, которая за 15 лет повысилась с 0,5% до 1,5% – это не так много, – сказал Алексей Кудрин.

По словам экс-министра финансов, рубль начал увеличивать долю в расчётах – в частности, росли расчёты с Белоруссией – но девальвация всё перечеркнула.

– Снижение курса рубля снизило интерес к российскому рублю. Чтобы укреплять роль рубля, России нужно избежать зависимости от нефти. Эта проблема нашей экономики сохраняется, – добавил Алексей Кудрин.

 


 

Экс-министр финансов Алексей Кудрин напомнил, что, китайский юань имеет в международных расчётах долю чуть меньше 3%, и в этом смысле «мы недалеко друг от друга стоим». Несмотря на то, что Международный валютный фонд включил в корзину МВФ, фактически юань не является резервной валютой.

– Китайский юань до сих пор неконвертируемая валюта, в Китае есть ограничения на движения капитала, на свободные инвестиции – как на вход, так и выход. Это пока не делает юань конвертируемой и резервной валютой, несмотря на то, что Международный валютный фонд включил китайский юань в корзину валют: это, так сказать, символическое поощрение движения на этом пути, – отметил Алексей Кудрин.

По мнению экс-министра финансов, Китаю будет нелегко создать свою альтернативную резервную валюту, несмотря то, что он уже идёт по пути либерализации экономики. Китай должен не только сделать курс валюты плавающим, но и решить накопленные проблемы.

– Одна из крупнейших проблем Китая – избыточные мощности, которые, как правило, складываются не в экспортных отраслях. В этом смысле есть проблема перепроизводства, избыточные долги банков, связанные с созданием избыточных мощностей. Есть проблема завышенного курса: Китай пытался сохранить курс, потратив триллион золотовалютных резервов на его поддержку. Сейчас у Китая остаётся три триллиона золотовалютных резервов, по оценкам экспертов, не все эти резервы находятся в ликвидной форме, часть из них не может быть использована для поддержки курса. Вероятно, сейчас мы будем видеть снижение  курса национальной валюты: это создаст очередные проблемы с долгами в валюте. Это целый клубок проблем, которые пока не нашли решения, – сказал Алексей Кудрин.

– В этой связи мы можем ожидать снижение темпов экономического роста – до 6% в ближайшие два года. Ряд экспертов отмечают, что Китай, став более либеральной, гибкой, открытой экономикой, идя к этому, испытывает те же риски экономического цикла, что и развитые страны. Можно допустить, что у Китая может быть и спад. Это серьёзный вызов и для мира, и для Китая. Вот почему Китаю не так легко создать свою альтернативную валюту, которая когда-то и составит конкуренцию доллару. Пока на этом пути у Китая много проблем, – добавил он.

 


 

Пока что доллар сохраняет лидирующие позиции на мировом рынке, и это вряд ли изменится в ближайшем десятилетии, уверен Алексей Кудрин.

– Сегодня доля доллара в расчётах в мире превышает 45-47%, он сохраняет свои позиции. Американская экономика будет вполне стабильной в ближайшие 10–15 лет, о большем сроке говорить трудно. В ближайшие 15 лет американская валюта будет сохранять свои международные позиции, даже если у Китая будет более конвертируемая валюта, – отметил он.

Впрочем, и в США, несмотря на сильные позиции доллара, не всё так гладко.

– США имеет долг больше 100% ВВП – это достаточно критическая черта, но она пока не подрывает позиции доллара. Большее значение имеет динамика дефицита бюджета – будет правительство США накапливать этот долг или США может остановиться и, в конечном счёте, снижать этот долг. Дальнейшее наращивание долга будет вызвать беспокойство и меры. Но пока этот долг для большой и устойчивой экономики не является критической чертой, – отметил экс-министр.

– Если США собирается сохранять статус резервной валюты, США нужно сокращать дефицит, в целом это и происходит, – добавил он.

 


 

Прогнозы экс-министра финансов относительно темпов роста российской экономики сдержанные: будем в плюсе, но в очень скромном.

– Рост экономики мы ожидаем в следующем году – он будет выше нуля: может быть полпроцента, может быть, 1%. В ближайшие годы он, скорее всего, будет в положительной зоне – в пределах 1-1,5% в 2018 или 2019 году, хотя есть и более позитивные оценки. Но это не те уровни, которые мы имели раньше, и мы должны ориентироваться на более высокие уровни, – сказал Алексей Кудрин.

Он в очередной раз отметил слабость российских институтов и необходимость решения структурных проблем.

– Качество институтов, которые должны обеспечивать более высокую производительность российской экономики, очень невысокое. Речь идёт и о защите прав собственности, и о процедурах, которые нужно проходить при получении инвестиционных возможностей, и о состоянии рынка труда (стоимость немножко превышает качество). Это не одна проблема, это целый комплекс проблем, которые нужно решать. К примеру, слабое качество инфраструктуры, высокие издержки на транспортировку продукции –  эти проблемы не решаются за один год: чтобы нам выйти на сколько-нибудь приемлемый уровень инфраструктуры, нам нужно от 5 до 10 лет, – отметил экс-министр и ещё раз подчеркнул, что быстрых результатов ждать не стоит.

– Целый ряд ограничений и слабых институтов пока не дают нам быстро – в течение 2-3 лет – найти этот рост. У нас есть оптимисты, которые предлагают напечатать денег: 1,5 триллиона рублей решат судьбу нашей экономики и конкурентоспособности, и в течение 2 лет мы будем иметь рост более 8%. Сегодня мало кто верит в такой очень лёгкий, я бы даже сказал, примитивный сценарий. Поэтому мы не должны расслабляться, – сказал он.

 


 

Алексей Кудрин снова прибегнул к яркому сравнению, говоря о состоянии российской экономики.

– Высокую инфляцию я сравниваю с высоким давлением у человека, гипертонией: очень трудно соревноваться с ведущими мировыми странами по конкурентоспособности, если ты имеешь высокую инфляцию. Ни одна быстрорастущая страна не имеет такую инфляцию, как Россия. Её нужно сокращать: через сокращение инфляции увеличиваются стимулы сбережения и создания длинных инвестиций, – сказал экс-министр финансов.

Алексей Кудрин в очередной раз призвал отказаться от нефтяной зависимости и поругал власти, допустившие это

– Момент сокращения инфляции является структурным изменением, это переход к более эффективной технологии инвестирования – для России это нерешённая задача. Мы должны её решить. Поэтому я считаю, что в части бюджета мы должны иметь меньшую зависимость от нефти, – сказал он.

– В результате зависимости от нефти мы пришли к падению курса (рубля – прим. ред.) почти в два раза, и это позор для экономических властей страны. Это означает, что страна, которая допускает такое обрушение курса, проводила недостаточно верную политику. Это означает, что в предыдущие годы мы не приложили достаточно усилий для преодоления этой зависимости. Чтобы избежать следующего такого же скачка, роста или падения, мы должны уйти от нефтяного курса: это наша обязанность, иначе мы не создадим стабильные условия для бизнеса, для инвестирования, потому что риски будут высокими, – отметил он.

 


 

По словам Алексея Кудрина, резервный фонд и внешний долг – значимые показатели для инвесторов. В тот момент, когда в России создавался резервный фонд, был наибольший приток инвестиций, поскольку инвесторы оценивали российскую экономику как здоровую и платежеспособную.

– В пик создания резервного фонда в 2006-2007 годах российская экономика имела по 8% экономического роста, сегодня это кажется каким-то заоблачным, почти рекордом. В этот момент увеличивались инвестиционные рейтинги в России, это снижало стоимость заимствования для частного сектора. Этим мы способствовали инвестиционной привлекательности России. А когда цена на нефть была 110$, это был 2012-2013 год, у нас экономически рост стал падать, и именно в эти годы не создавался резервный фонд, вообще не было отчислений, – подчеркнул экс-министр.

– Долг имеет значение. Когда мы снизили долг, это было существенным улучшением инвестиционного климата в России. Все знали, что Россия не допустит дефолта по своим долгам, как это было в 98-м году. Научившись на проблемах 98-го года, мы создали систему, при которой ни у кого не возникает сомнения в том, что Россия платежеспособная страна в части долга. Я считаю, это одно из ключевых фундаментальных достижений российской экономики, – добавил он.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы