Таможня

Таможенники автоматизируют черные списки

Федеральная таможенная служба (ФТС) будет автоматически заносить в черный список участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД), проводящих сомнительные операции при перемещении денег и товаров через таможенную границу России.

В таможне пояснили, что такой список будет пополняться автоматически, без участия человека, хотя критерии еще не сформулированы. Попадание в него будет грозить тем, что физлицо не сможет открыть новую фирму, а уполномоченные банки получат право расторгнуть с сомнительной компанией договор на ведение счета и отказать в проведении валютных операций.

 


Вон из списка

Критерии пока не разработаны, но даже когда будут – ФТС не намерена их обнародовать. Участники рынка считают, что обтекаемость формулировок позволит контролирующим органам злоупотреблять полномочиями. Ранее ФТС сообщила, что за 2016-2017 годы с ее подачи из списка ЕГРЮЛ исключили 350 компаний: им был присвоен высокий уровень риска. 

 «Критерии сомнительности определяет ФТС. Оценка рисков происходит без участия человека», − пояснила ПРОВЭД начальник отдела валютного контроля службы федеральных таможенных доходов СЗТУ Светлана Борисова. О том, сколько компаний уже попали в черный список ФТС, представитель таможенного органа не рассказала.

«Я не назову количественные показатели, поскольку разные принципы заложены в основу и прорабатываются ФТС. Пока по поводу автоматического включения в стоп-лист озвучена только инициатива ФТС», − добавила Светлана Борисова.

По словам участников ВЭД, последствия валютного контроля со стороны ФТС некритичны, если компания работает добросовестно. Максимум, что может случиться, − штраф. Но обтекаемые формулировки и критерии, известные только ФТС, могут, по их опасениям, привести к нежелательным для бизнеса последствиям.

«Мы даже не знаем, как проходит валютный контроль со стороны ФТС: за 5-6 лет работы с импортом ни разу не довелось с этим столкнуться, − говорит Дмитрий Соколов, генеральный директор ООО «Сотекс» (производитель спецодежды). −  Если все оформляется в соответствии с контрактом, то у таможни не возникает вопросов. Написано в контракте «ввезти в такой-то срок» − импортируете вовремя, и никаких проблем. Если не успеваете, то заключаете дополнительное соглашение с поставщиком о продлении сроков, и все в порядке».

Управленец отмечает, что считает валютный контроль со стороны ФТС эффективным инструментом борьбы с контрабандой. «Банк проверяет, сколько денег отправлено за границу, таможня сообщает, какой товар и в каком количестве растаможен, и они сверяют цифры копейка в копейку. Если кто-то из конкурентов привозит товар дешевле, используя мошеннические схемы, мы терпим убытки», − говорит он.

Начальник отдела закупок Varton Company, производитель светового оборудования,  Роберт Аристов, отмечает, что формулировка «сомнительные операции» и перспектива наказания в виде расторжения договоров со стороны банка, по его мнению, может обернуться для бизнеса кошмаром.

Обтекаемость формулировок дает контролирующим органам пространство для маневров. «Когда пошла волна борьбы с содействием терроризму, очень многие компании попали под удар: при желании практически все, что угодно, можно отнести к финансированию терроризма. А если меня включают за некие сомнительные операции в стоп-лист, если я не могу перевести поставщикам деньги, кто будет со мной работать? Можно сразу закрываться. Это просто инструмент для шантажа», − считает Роберт Аристов.

 

Странные истории

Иван Макаров, пресс-секретарь банка «Открытие» по СЗФО, подтверждает, что банки уже не первый год анализируют бизнес своих клиентов, в том числе и участников ВЭД в соответствии со 115-ФЗ «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем и финансированием терроризма».

Видя сомнительные операции, банк уведомляет об этом Росфинмониторинг. С ФТС же взаимодействие заключается в  электронном обмене данными участников внешнеэкономической деятельности.

«Таможня извещает банки о сомнительных операциях клиентов, которые, по мнению ФТС, ввозят товар по завышенной стоимости. На основании данных извещений банки предпринимают меры по предотвращению сомнительных операций, по которым возникли подозрения у сотрудников таможенной службы. Кроме того, в таких случаях банки проводят детальную проверку деятельности клиентов», − говорит представитель финансового учреждения.

По его словам, в таких случаях банк в первую очередь советует клиенту обратиться в ФТС и дать разъяснения, касающиеся смысла сделки. «Если ФТС устраивают объяснения компании, ведомство извещает об этом банк, и тот оперативно осуществляет временно заблокированную операцию», — заключает Иван Макаров.

Один из участников ВЭД на условиях анонимности пояснил, что иногда происходят странные истории. «Иногда абсолютно белый и пушистый импортер вдруг не находит общего языка с таможней. В банк отправляется извещение. Импортеру блокируют сделку. Хотя никаких оснований для этого вроде нет, стоимость не завышена, все в порядке. Тогда компании приходится срочно искать консенсус с таможней. И знаете, обычно все договариваются», — говорит собеседник ПРОВЭД.

По его словам, сейчас ФТС может сильно испортить жизнь: если найдет сомнительные операции, то и счет может заблокировать. «Если, например, операция будет похожа на отмывание денег, то банкиры замучают проверками», — резюмирует бизнесмен.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: