Таможня

Обещанной таможней квартиры 20 лет ждут

Вопрос распределения квартир между служащими Федеральной таможенной службы далеко не самый прозрачный. Вспомнить хотя бы историю в СЗТУ, когда первый замначальника поспособствовал тому, чтобы служебную квартиру получил сын начальника таможенного управления. Оба уже, понятно, в СЗТУ не работают. В ПРОВЭД обратилась семья служащего Астраханской таможни, которая отчаялась в попытке получить причитающуюся субсидию на приобретение жилья в отсутствие собственного. ЮТУ упорствует в своем желании не замечать потребности многодетной семьи.

«Наша семья попала в тяжелейшую жизненную ситуацию, выбраться из которой не получается. Мой супруг − ветеран таможенной службы, у него более 22 лет таможенного стажа. С 1997 года мы стоим в таможне в очереди на жилье, своего жилья никогда не было. Всю жизнь скитались по съемным квартирам», − рассказывает Мария Байкина.

По её словам, впервые с просьбой предоставить субсидию на приобретение жилья к руководству таможенного органа они обратились в 2009 году, когда дом свекрови Марии, в котором жила вся семья, сгорел. «Мы получили отказ, т.к. пострадавшее от пожара помещение нам не принадлежит», − объясняет женщина.

С выходом в том же году постановления «О предоставлении федеральным государственным гражданским субсидии на приобретение жилья», вступившего в силу спустя лишь три года, семья Байкиных пыталась встать в очередь на получение субсидии. «Но всеми правдами и неправдами, несмотря на нашу очевидную потребность в жилье, таможня все время находила какие-то причины, чтоб лишить нас этой возможности», − говорит Мария.

В 2015 году после обращения супругов в Южную транспортную прокуратуру Астраханская таможня все же поставила семью на учет нуждающихся. «Зная о несправедливом и непрозрачном распределении средств субсидирования, я стала писать руководству ФТС, в Правительство РФ и пр., привлекая внимание к нашей проблеме, вплоть до конца года получали только отписки. В конце года, когда были отправлены десятки писем с просьбой о помощи, нам выделили средства. Казалось бы, мытарства закончились, но нас ждал очередной удар. Когда мы забирали последнюю справку с ЕГРП, выяснилось, что свекровь продала дом, в котором мы жили, за нашей спиной. Субсидию у нас отобрали – основание для предоставления субсидии как бы исчезло − слушать никаких доводов не захотели. Мы остались на улице, новый владелец выставил нас из дома».

На защиту прав многодетной семьи встал уполномоченный по правам человека в Астраханской области. Проанализировав ситуацию, его аппарат сформулировал рекомендации и направил их руководству таможенного органа.

«Дом принадлежал матери Байкина Байкиной В. И. В настоящее время жилое помещение находится в собственности Кууль Н. С. на основании договора купли-продажи от 11.08.2015, − разъясняет ситуацию в письме, адресованном руководству Астраханской таможни, руководитель аппарата Андрей Спицын. − Вместе с тем по сведениям УФМС по Астраханской области все члены семьи Байкина В. имеют регистрацию по прежнему адресу.

<…>

«Граждане сохранили нуждаемость в жилом помещении, однако изменилось основание, по которому они вправе состоять на жилищном учете. Это обусловлено тем, что на сегодняшний день Байкины не являются нанимателями жилого помещения по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального пользования, членами его семьи либо собственниками жилого помещения или членами семьи собственника жилого помещения.

В перечень документов, необходимых для принятия гражданского служащего на учет для получения субсидии не входит свидетельство о государственной регистрации права на жилое помещение и договор купли-продажи от 11.08.2015, однако подкомиссия Астраханской таможни требовала предоставления этих документов».

«Предпринять меры, направленные на изменение основания постановки Байкина В. В. на учет федеральных гражданских служащих для получения субсидии на приобретение жилого помещения», − такова одна из рекомендаций уполномоченного.

«По логике таможни выходит, что, когда мы жили в непригодном для проживания помещении, мы были достойны получения средств, а как только мы остались вовсе без крыши над головой, то наши жилищные условия резко улучшились. Сил нет бороться с этой системой», − заключает мать семейства.

«Преимущественное право на получение единовременной выплаты имеет принятый на учет в федеральном органе для получения единовременной выплаты гражданский служащий, воспитывающий зарегистрированных по месту жительства совместно с ним 3 и более его детей и (или) детей его супруга (супруги), −  ответили в ЮТУ на запрос ПРОВЭД. − В таможенных органах ЮТУ в настоящее время на учете для получения единовременной выплаты состоят 11 гражданских служащих, являющихся многодетными. 3 из них – в Астраханской таможне.

В связи с выделением ЮТУ в 2015 году денежных средств на осуществление выплат единовременных субсидий, в подкомиссию ЮТУ были направлены документы В. В. Байкина, на которого распространяются положения Постановления №831. Однако наличие противоречий в представленных документах не позволило подкомиссии таможни принять решение о выдвижении кандидатуры В. В. Байкина на предоставление единовременной субсидии.

Решение о предложении конкретной кандидатуры для предоставления в 2017 году единовременной выплаты было принято подкомиссией Астраханской таможни единогласно. Приказом ЮТУ единовременная выплата предоставлена должностному лицу таможни в соответствии с предложением подкомиссии Астраханской таможни».

«Мы выяснили, что служащий, получивший деньги в 2017г., был зарегистрирован в общежитии и имел в собственности квадратные метры, а мы совсем не имеем своего жилья. Кроме прочего они вознамерились снять нас с очереди, в которой мой супруг стоит с 1997 г. ,мотивируя это тем, что у них не сохранились документы с основаниями нашей постановки. Они невероятно нагло и безнаказанно третируют нашу семью», − говорит Мария.

«При поступлении бюджетных средств в Астраханскую таможню вопрос о предоставлении единовременной субсидии В. В. Байкину будет рассмотрен с соблюдением принципа объективности при выборе кандидатов из числа состоящих на учете гражданских служащих в соответствии с законодательством Российской Федерации», − ответили в ЮТУ на соответствующий вопрос.

«Подобными отписками нас закармливают уже не первый год. А воз и ныне там», − заключает Мария.

В последнем, январском ответе уполномоченного семье Байкиных, Александр Спицын обращается к судебной практике разрешения подобных споров. Там указано, что, например, Верховный суд республики Коми в своем определении выразил мнение о том, что служащие, имеющие на воспитании более 3 детей, имеют преимущественное право перед всеми иными лицами, поставленными на общий учет, и субсидия должна им предоставляться в преимущественном порядке согласно сформированному льготному списку с учетом даты постановки на учет».

Однако поскольку в России не прецедентное право, постановление Верховного суда республики Коми ещё ничего не гарантирует семье, у которой до сих пор, спустя 20 лет ожидания, нет собственного угла.   

«Полагаю, что Байкиниу В. В. При ежегодно перерегистрации следует подать письменное заявление в подкомиссию Астраханской таможни об изменении основания постановки на учет», − рекомендует уполномоченный по защите прав человека. А уже потом идти в суд.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: