Экономика

Грузия: без воров, но с экономическим ростом

В 2017 году грузинская экономика прибавила около 4,8%, следует из предварительных данных Национальной службы статистики Грузии «Сакстат» (Грузстат). Такой показатель делает страну лидером по темпам экономического роста в региональном масштабе. Экономист Дмитрий Прокофьев рассказывает, за счет чего удалось добиться такого роста.

 


Во многом этот рост был обусловлен развитием внешней торговли. Экспорт Грузии увеличился н 50%, а импорт – на 13,5%, Статистика зафиксировала и рост оборота предприятий, зарегистрированных в Грузии: в декабре 2017 он увеличился на 12,4% по сравнению с тем же периодом 2016 года. Минэкономики Грузии зафиксировало рост перерабатывающей промышленности – на 12,3%, а также финансового сектора – на 20,6%. Важным событием для грузинской экономики стало открытие железной дороги Баку-Тбилиси-Карс (БТК), состоявшееся в октябре прошлого года. Предполагаемая пропускная способность БТК – миллион пассажиров и 6,5 миллиона тонн грузов в год. Ожидают, что этот транспортный коридор позволит увеличить объем взаимной торговли между Азербайджаном, Грузией и Турцией до $10 миллиардов в год.

Российская официальная позиция по отношению к Грузии по-прежнему негативная. Реформы, проведенные в этой стране в середине нулевых, оцениваются преимущественно со знаком «минус». Однако факт остается фактом: в том, что касается скорости развития экономики, Грузия очевидно опережает Азербайджан, Армению, Украину, Молдову, Беларусь и, конечно же, Россию с ее полутора процентами роста, причиной которого, очевидно, стал рост нефтяных цен.

 

Главный фактор развития

Существует много объяснений грузинского экономического прогресса – от снижения налогового бремени и дебюрократизации до западных кредитов. Но все-таки грузинскую экономику толкнули вперед не низкие налоги и не кредитные деньги. И даже не Акт экономической свободы, очертивший основные принципы либеральной экономики и ограничения, переступать которые государство не имеет права. Государственные расходы в Грузии ограничиваются 30% ВВП, запрещено увеличивать общее число лицензий и создавать новые регулирующие органы. Новые налоги могут вводиться только путем всенародного референдума, государство отказывается от владения посредническими финансовыми институтами, сняты ограничения на конвертацию валюты.

 

На самом деле главным драйвером экономического развития Грузии стало превращение «вооруженных отрядов власти» в эффективную «полицию» и разгром криминального сообщества «воров в законе».

 

15 лет назад, в 2003 году, уровень доверия к грузинским полицейским был одним из самых низких в мире – 5%. Жаловаться коррумпированным чиновникам на действия таких же коррумпированных полицейских было бессмысленно. Однако после того, как грузинские власти реформировали МВД году уровень доверия к полиции к 2010му поднялся до 87% – выше, чем в Европе. Количество обращений в полицию выросла в 15 раз, а уровень преступности снизился.

 

Полиция «с нуля»

А началось все в 2004 году, когда грузинское МВД было фактически создано заново. В одном ведомстве объединили полицию, министерство госбезопасности, департамент экстренных ситуаций, охраны границы и охраны нефтепровода. Новая структура должна была отвечать за поддержание безопасности внутри страны. Общий штат МВД был сокращен почти втрое.

При этом грузинское правительство приняло решение, что МВД не должно вмешиваться в бизнес, поэтом департамент, ответственный за раскрытие хозяйственных преступлений, был ликвидирован. Всем, что связано с экономикой, занимается финансовая полиция Министерства финансов – место полицейских заняли чиновники.

Также была сформирована криминальная полиция – служба участковых инспекторов и детективов. Для пресечения коррупции в МВД было организовано специальное подразделение – Генеральная инспекция, основной задачей которой было выявление взяточников. Коррупционеров ловили довольно традиционно – провоцировали на получение взятки.

Вместо дорожной полиции и оперативной службы в Грузии была создана патрульная полиция, которая не только контролирует улицы, но и разбирается с мелкими конфликтами. Как это работает? Экипаж из двух человек курсирует по всему городу по определенным маршрутам и реагирует на все правонарушения: будто то драки, кражи или бытовые конфликты. Патруль отвечает на звонки по телефону экстренной помощи 022. Ближайшему экипажу отводится несколько минут, чтобы прибыть на место происшествия. Если при получении сигнала тревоги «местный» экипаж оказался в отдаленной зоне или занят, должна подъехать патрульная машина из соседнего участка. Полицейские патрули все время заметны на улице, хотя во всей Грузии действует немногим более 200 таких машин, что меньше чем в других странах. В патрульных машинах установлены видеокамеры, все разговоры экипажа записываются. Полицейские имеют право задерживать и опрашивать людей только в определенном секторе обзора камеры. За выезд с неисправной камерой грозит увольнение.

 

Почему «не берут»?

Почему новые грузинские полицейские не берут взятки? Даже самые принципиальные противники грузинских реформ не могут отрицать этого факта. На этот вопрос могут ответить экономисты, изучающие механизмы мотивации и поведения людей.

Ключевым моментом реформы в грузинской реформе стало не оснащение полиции компьютерами или закупка новой формы, а «полное переливание крови» в органах внутренних дел. При этом зарплаты грузинских полицейских стали выше, однако не настолько, чтобы соперничать с коррупционными доходами. В российской полиции тоже не раз и не два поднимали зарплаты, однако история о том, как молодой полковник МВД хранит в нескольких московских квартирах пирамиды наличных денег, не становится в России сенсацией – и не такое видали.

 

Можно ли ожидать, что сотрудник силовых структур будет «жить на зарплату»? Можно, скажет экономист, если мы привлечем к работе людей, которых данная зарплата устраивает изначально. В обществе всегда может найтись немало индивидов, которые именно хотят бороться за соблюдение правил и законов и наказывать «плохих парней». Но для того, чтобы они согласились выполнять свои обязанности за эту зарплату, они должны быть уверены в неизменности правил игры.

 

В марте 2010 года грузинскому участковому инспектору платили не менее $390, сотруднику патрульной службы – $480, а начальники отделов и детективы получали от $720. В качестве дополнительных условий полагалась премия и медицинская страховка Это выше средней заработной платы в Грузии, но это в любом случае не очень большие деньги. Почему бы не брать взятки?

Потому, скажет экономист, что принимая предложение о работе в полиции, кандидат тоже «платит», хотя и косвенно. Его плата выражается в отказе от криминальных заработков. Задача кадровых служб МВД – привлечь к работе таких людей, которые хотели бы ловить преступников, в первую очередь, и одновременно были бы согласны ограничить свои потребительские аппетиты, во вторую.

 

Главный аргумент

Но как убедить потенциальных претендентов на службу в полиции в том, что придя в МВД, они буду «играть по правилам»? Поскольку дела всегда «звучат» лучше слов, то обществу был нужен совершенно однозначный сигнал о том, что теперь все будет по-новому. Такой сигнал был важен не только для полиции, но и для предпринимателей, коммерсантов, которые должны были убедиться, что все слова властей о дебюрократизации, законе и порядке – это всерьез.

И власти сделали свой ход. Под ударом оказалось грузинское криминальное сообщество, а точнее легендарные «воры в законе», наводившие ужас еще на советских «цеховиков» и «кооператоров». Грузинские «воры» правили преступным сообществом СССР – каждый третий советский «вор» в законе был выходцем из Грузии.

24 июня 2004 года грузинский парламент по инициативе Михаила Саакашвили принял уникальный в мировой практике закон «Об организованной преступности и рэкете». В этом законе впервые были официально признаны термины «вор в законе», «воровской мир», «разборка» и предусмотрена возможность ареста и осуждения лишь за членство в таком объединении, а не за совершение конкретного преступления.

Согласно положениям грузинского закона, «воровской мир» – объединение лиц, которое действует согласно ими же установленным нормам поведения, методом «разборок» и сговора с целью получения наживы преступным путем». Члену «воровского сообщества», даже не совершившему преступление, стал грозить срок от 3 до 8 лет с конфискацией имущества, принадлежащего не только ему, но и членам его семьи, и «лицам, имеющим к ним отношение», если они не доказали законность приобретения этого имущества. Для «воров в законе», лидеров преступного сообщества было предусмотрено более тяжкое наказание – лишение свободы сроком от 5 до 10 лет. Отдельным преступлением закон назвал «воровскую разборку», которая юридически определяется так: «разрешение «вором в законе» или членами воровского сообщества спора между двумя или большим количеством лиц».

 

Последнее слово

Всего в Грузии было арестовано 214 воров в законе. Для осужденных лидеров преступного сообщества была построена специальная тюрьма с жестким режимом содержания, в которой отбывают наказание только уголовные авторитеты. Оставшиеся на свободе преступники нашли убежище в Москве.

Недавние инициативы грузинского МВД еще больше осложнят деятельность криминального подполья. Если их законодательная инициатива будет принята, то преступлением будет считаться сам факт обращения к «вору в законе» и к члену «воровского мира», а также «поддержка воровского мира».

Продемонстрировав свою готовность победить преступней мир, власти Грузии убедили предпринимателей в том, что и другие меры правительства – всерьез и надолго. Ответом делового сообщества стали инвестиции и экономический рост.

Остается только вопрос: почему все подобное нельзя реализовать в другой стране, также страдающей от деятельности криминалитета? Теория выявленных предпочтений отвечает на этот вопрос однозначно: если начальство чего-то не делает, значит, не имеет ни желания, ни объективной мотивации.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы