Общество

«Кухарки» губят горнолыжный спорт

С 1 января 2017 года школа Олимпийского резерва в Приозерском районе Ленинградской области перешла под контроль и на баланс комитета по спорту. До этого она находилась под крылом комитета по образованию Ленинградской области, и статуса Олимпийской не имела. Оказалось, что проблем в школе, где должны готовить будущих чемпионов горнолыжного спорта и фристайла, не счесть. Началось с жалоб родителей на отсутствие полагавшихся ребятам тренировок, смены руководства школы, а закончилось антикоррупционной проверкой в отношении руководителя комитета Геннадия Колготина и его заместителя Аллы Беляевой.

«С этого года школа принципиально поменяла свой статус. Раньше, когда она находилась у комитета по образованию, ее главной задачей являлось дополнительное образование, где спорт – это досуг физкультурно-спортивной направленности для детей. Главной задачей было количественный показатель контингента – охват детей, которые заняты внешкольной работой.

У комитета по спорту стоят иные задачи. Став школой Олимпийского резерва, а это определенный уровень, который очень высок, мы должны из всех детей выбрать способных и дать им максимум, чтобы из них в будущем выросли спортсмены как можно более высокого уровня. Любое спортивное учреждение, как и спортсмен, ставит своей целью достижение самых высоких достижений. В идеале попасть в сборную России или стать ее кандидатом. Это было воспринято родителями неоднозначно», − объясняют ситуацию в комитете.  

Тем не менее, уже почти год школа имеет новых патронов, а новый сезон начался ещё летом – в июле. Но неснятых вопросов остается тьма.

Мама одного из юных дарований – Татьяна Сушкова – рассказывает, в каком состоянии была и остается школа:

«В школе числится 287 детей. На 287 детей у нас 9 действующих тренеров. Одному из них 76 лет. 76, только вдумайтесь! Занимаются все вместе, без разделения на возрастные группы, как должно было бы быть! Приходит 20 человек на тренировку, возрастом от 5 до 14 лет.

11 месяцев я билась за то, чтобы получить расписание моего ребенка. У школы Олимпийского резерва даже нет сайта (по информации комитета, на сайте ведутся технические работы, уже несколько месяцев – прим. ред). Недюжинных усилий мне стоило-таки добиться спортивной программы нашей школы – только через вице-губернатора Ленобласти Андрея Бурлакова. Там четко прописано, что у моего ребенка должно быть 6 тренировок в неделю, а мы получаем четыре».

Дело в том, что по результатам сезона «неперспективные» спортсмены лишаются возможности заниматься за счет бюджета. Но если сама школа не даёт положенных часов, то справедлив ли такой подход?

Во «Вконтакте» проблемам школы посвящена отдельная группа, которой занимаются родители учащихся. Там администраторы ведут хронику. В комитете за развитием событий в группе следят:

«Безусловно, комитет по физической культуре и спорту Ленинградской области знаком с ситуацией о недовольстве родителей, чьи дети занимаются в школе. С содержанием группы в социальной сети «ВКонтакте» сотрудники и руководство комитета также ознакомлено. Примечательно, что в первый рабочий день – 10 января 2017 – родителями уже были направлены жалобы. В этот же день комитет по спорту фактически стал заниматься данной школой. Например, в жалобах родителей приводятся примеры плохой работы тренера за 2016 год, когда школа была под управлением другого комитета. По программе дополнительного образования не предусмотрено большое количество тренировок.

При этом речь идет о 9-летнем мальчике, который по спортивному возрасту отзанимался всего год, а его родители уже выставляют оценки работе тренерского штаба.

Всем детям было предложено остаться в школе и продолжить занятия. К сожалению, за бюджетные деньги Ленинградская область не готова ставить всех желающих на лыжи. Для этого есть частные услуги. Но никто не был брошен. Программа общей физической подготовки в школе сохранилась. Профессиональные занятия спортом – это серьезная работа и жесткая дисциплина. На занятия надо ходить, и если пропустил раз, два, три – вылетел со школы».

«Егор в 10 лет выполнил второй взрослый разряд, единственный в школе, − продолжает Татьяна. − И по программе ему положены лыжи, 2 пары, ботинки, носки, целый список вещей. Через 2 года выступать на всероссийских соревнованиях, но ничего не дают, бюджета нет. Ладно, привыкли, купим. А тренировать когда их будут?

У нас с комитетом прямая связь: жена председателя – Екатерина Колготина – один из тренеров школы. То есть в комитете прекрасно осведомлены о всех существующих проблемах, но решать их не торопятся.

При этом в школе занимаются четверо комитетских детей – трое четы Колготиных и один Беляевой и один ребенок главы Федерации горнолыжного спорта и сноуборда Ленинградской области Андрея Новожилова.

В середине года руководство школы сменили. Новое руководство, директор – замечательная. Придя в школу, она собрала родителей и открыто рассказала о положении дел. Например, что на балансе школы числится два автобуса – один в негодности, второй куда-то испарился, пропало дорогостоящее оборудование «Омега», минимальная цена от 650 тыс. рублей, электронный прибор, который замеряет скорость спортсмена. Школа пустая. Она написала докладную записку на имя Колготина, но он этому хода не дает. Все же друзья-товарищи, круговая порука. Она хочет изменить ситуацию, но ей очень тяжело. Над ней – комитет, она ничего не может сделать».

В комитете объяснили, в каком состоянии они получили школу:

«До сих пор идет инвентаризация. Там нет офиса. Помещение, где школа находилась ранее, оказалось частным и в сентябре их выгнали. У школы нет спортивной базы. По документам у школы есть земельный участок размером в 7 га, на котором должно быть 23 здания. Но когда комитет в мае выехал туда с проверкой, оказалось, что там нет ни одного здания. Все разрушено. Дело передано губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко. Сейчас идет разбирательство. Директор в августе написал заявление. Необходимо правильно пересчитать активы школы. Как спортивный – какого уровня дети в школе − так и материальный – что есть у школы на балансе. Именно поэтому сейчас бюджет школы можно назвать «плавающим».

По ходу прошлого спортивного сезона (заканчивается в июле) комитет по спорту приобрел инвентарь и оборудование на 3,5 млн рублей. В этом сезоне было выделено еще 5,5 млн на приобретение инвентаря, оборудования и «ски-пассов» на горнолыжные курорты Ленинградской области. Все четыре отделения школы сейчас имеют помещения, которые можно назвать своим «домом», куда дети могут прийти, переодеться и пойти на тренировки, и договоренности с горнолыжные курортами. В 2018 году начнутся проектные работы по дальнейшему целевому использованию 7 га земли, которые по-прежнему являются государственными и закреплены за школой».

До сих пор ребятам приходилось довольствоваться базой горнолыжного курорта «Снежный».

«На ГК «Снежный» есть база, где постоянно проходят сборы, − продолжает Татьяна Сушкова. − В позапрошлом году там клопы жрали детей, там бардак.

Я написала в СК по поводу этой базы, они передали жалобу в Роспотребнадзор. Роспотребнадзор по сей день не может найти хозяина базы, они переслали запрос в прокуратуру, чтобы они искали, кого наказывать.

А деньги комитет на эту базу отсылает.

Окей, они сменили руководство школы. Тренеров нет, выезжать на сборы некому, новых тренеров не берут. Есть конкретный пример – Михаил Гинцтон. Нам повезло – в Ленинградской области и Санкт-Петербурге он лучший тренер, и он захотел работать в нашей школе, тренировать взрослых детей. Но после того, как он сделал замечание Колготиной о способе её тренировок, его судьба в школе была предрешена: заявление о приеме на работу не подписали».

Михаил Гинцтон с 2010 по 2014 год возглавлял сборную Команду России по ски-кроссу (команда кубка Европы), подготовил призеров Юниорского Чемпионата Мира, победителей и призеров Кубка Европы, которые сейчас представляют Олимпийскую команду в ски-кроссе.

«Комитет по физической культуре и спорту Ленинградской области ведет сложную и кропотливую работу, чтобы спасти школу. Комитет хочет сохранить здесь именно горнолыжный спорт. Там есть способные талантливые дети и уникальные тренеры. Комитету есть за что бороться. Работа идет. Все отделения имеют крыши. На новый зимний сезон мы уже приобрели абонементы на лыжные курорты. Тренировки идут», − так завершили свой ответ в спортивном комитете.

Михаил Гинцтон придерживается другого взгляда на развитие детско-юношеского спорта в Ленобласти и на уровень подготовки в школе Олимпийского резерва:

«Проблема горнолыжного спорта в том, что нет подрастающих кадров, которые должна готовить школа.

Спортивная школа должна выдавать спортсменов. На взрослых соревнованиях мы берем медали, но на детском уровне подпитки нет.

Если на детском уровне не будет подготовки, то не будет дальше мастеров спорта и т.д. В команде мастеров в сборной Ленинградской области уже и мастеров не осталось.

Преподавательский состав школы менялся несколько раз и на детском уровне у нас сейчас провал. Те, кто на соревнованиях защищает честь Ленинградской области, − воспитанники частных школ, частных клубов, у которых нет финансирования, их не одевают, не возят на сборы. Но именно они берут медали, защищая честь Ленинградской области, и всё как бы здорово. А в сборную команду при этом от профильной школы попадают всегда 1-2 человека при наличии 8 мест.

До недавнего времени я работал в Центре Олимпийской подготовки. Когда школа переходила под управление комитета по спорту, я увольнялся из Центра и по переводу должен был поступить в эту школу. Но туда меня просто не приняли. В комитете мне сказали, что в моих услугах не нуждаются.  

На учреждение выделяются большие деньги, но тренеры, персонал не такие уж большие зарплаты получают. Так что отсутствие мотивации объяснимо. Требования к качеству подготовки в мире очень высокие, и если мы хотим участвовать в большом спорте, мы должны им соответствовать. А они сели на эту кочку – 300 м высотой – и ничего больше не надо. Они выезжают на сборы за границу, не зная языка. Должны быть цели, должен быт план, а не отвел тренировку 2 часа, ушел и забыл. Бессистемно – поехали туда, поехали сюда – для чего это надо?

Отдельно отмечу, что профиль школы не только горнолыжный спорт, но и фристайл. А в современном горнолыжном спорте происходит очень сильное сближение с фристайлом, это общемировая тенденция. Фристайл имеет куда более выгодную позицию для развития в нашем регионе так как для многих дисциплин не требуется больших перепадов высот и длинных трасс. Мы можем в наших условиях готовить лыжников мирового уровня.

На деле специалистов по фристайлу в школу не ищут и не приглашают. Так, например, старшим тренером по фристайлу является Константин Киреев, в прошлом хороший могулист, член сборной команды. Тренирует он команду по ски-кроссу. А групп могулистов не существует и набором никто не занимается. Мне даже не предложили работать по профилю. На деле фристайла в области нет.

Так и получается, что кухарка командует государством. Могулист тренирует ски-кроссменов, биатлонистка тренирует горнолыжников ( в отделении «Пухтолова гора» работает биатлонистка на группах начальной подготовки, и хорошо, кстати, справляется) и так далее.

Вдобавок Федерацию фристайла Ленинградской области возглавляет Ярослав Муханов, вице-президент −  Андрей Новожилов, аккредитация на федерацию получена в 2014 г. За это время ничего не сделано: ни соревнований нет, ни тренировочных объектов, школа существует только на на бумаге. Ярослав Муханов также является соучредителем ГК «Снежный» − ни одного объекта для фристайла там нет и не планируется. Меня мучает вопрос: для чего нужна такая федерация?

Думаю, что средства на проведение соревнований по фристайлу всё же выделялись, и на бумаге, возможно, были проведены, и даже присвоены разряды. Я точно могу сказать, что последние 2 года ничего не делалось. В прошлом сезоне произошла вопиющая история. В Ленобласти планировалось провести Спартакиаду России по фристайлу − на курорте  «Красное Озеро» должны были пройти соревнования в дисциплинах могул и ски-кросс, на «Золотой Долине» −  слоупстайл и халв-пайп. Руководители курортов построили необходимые объекты (а это значительные средства − отсыпать искусственного снега, спрофиллировать склоны и трассы). Но тут на арену вышла Федерация фристайла Ленобласти, и, используя свои связи в Москве в Федерации фристайла России и Минспорта, она перетащила проведение соревнований на курорт «Снежный». Там в итоге ничего не подготовили, и соревнования перенесли в другой регион.

По вопросу образования специалистов, руководящих школой, − Геннадий Колготин и его супруга заканчивали географический факультет СПбГУ. Геннадий Геннадиевич заочно закончил юридический, а Екатерина Николаевна на этом свое образование завершила. На лыжах по глобусу и с картой азимут не потеряйте.

25 и 26 ноября в австрийском Питцтале прошел открытый Чемпионат Австрии и Первый  этап Кубка Европы. На этих соревнованиях приняли участие ски-кроссмены Ленобласти − Павел Колготин Павел и Артем Набиулин под руководством Константина Киреева. Предварительно были проведены 2 тренировочных сбора в Австрии. Добились наши ребята ошеломляющих результатов: Чемпионат Австрии − Колготин Павел занял 49-ое место, Набиулин Артем – 53-е, стартовало 92 участника. Кубок Европы: Павел − 67-ой, Артем − 71-ый из 83 участников. Прежде Артем имел лучший результат – 4 место на Кубке Европы. Эти итоги не что иное, как результат предсезонной подготовки спортсменов на Олимпийский сезон. С такими показателями возможность участия и получения Олимпийской лицензии невозможна, хотя ещё весной этого года были перспективы отбора в национальную команду и получение лицензии. Теперь поезд ушёл».

Перспективы молодых спортсменов бесперспективны?

 
Партнеры:
Loading...