Политика

Зачем России промзона в Египте?

Проект создания особой экономической российской промышленной зоны в Египте (далее – ОЭЗ) уникален. Ни в советский, ни в пост-советский период Россия никогда еще не замахивалась на столь масштабный единовременный перенос нескольких базовых и разнородных производств на территорию другого государства.


Интересы Египта и России в таком формате сотрудничества полностью совпадают. Российскому руководству очень импонирует идея физического присутствия на новых рынках, во-первых, а во-вторых – оно рассчитывает таким образом добиться основной цели своей внешнеэкономической стратегии – нарастить долю несырьевого экспорта во внешней торговле. Со своей стороны Египет, экономика которого так до конца и не оправилась от революционных потрясений и провальных экспериментов правительства братьев-мусульман, отчаянно нуждается в привлечении иностранных инвестиций и создании новых рабочих мест для своего населения, численность которого вплотную приблизилась к 100-миллионой отметке.

 

Москва на Ниле

Переговоры о создании российской промзоны в стране пирамид начались еще при свергнутом в 2011 г. президенте Х. Мубараке. Потрясшая Египет арабская весна затормозила этот процесс на несколько лет, и к проекту обе стороны смогли вернуться только после восстановления власти военных в стране. Решение о том, что «зоне – быть», было принято на самом верху – на встрече президентов Владимира Путина и Абдаль-Фаттаха ас-Сиси в Сочи в 2014 г. К сегодняшнему дню, несмотря на неизбежные для столь масштабного начинания задержки и переносы первоначальных сроков, работа с обеих сторон не прекращается. В августе текущего года министр торговли и промышленности РФ Денис Мантуров сообщил, что переход на следующий этап реализации зависит от подписания специального межправительственного соглашения (как ожидается, до конца 2017 г.). Помимо межправсоглашения, для дальнейшего продвижения проекта должен быть подписан еще и специальный договор между администрацией г. Порт-Саид и Российским экспортным центром, под эгидой которого отныне будет действовать Управляющая компания ОЭЗ.

Промзона Архитектурный план

Концепция этого «стержневого проекта российско-египетского сотрудничества» предусматривает размещение в Восточном Порт-Саиде отделений или филиалов предприятий тяжелого автомобилестроения, нефтехимии, энергетики, медицины и строительных материалов из России и стран СНГ. ОЭЗ в Египте позиционируется как база и трамплин для дальнейшей бизнес-экспансии российских компаний в Египет, на Ближний Восток и в Африку. Со своей стороны, египтяне рассматривают российскую промзону как пилотный проект в «Экономической зоне Суэцкого канала». После нее на очереди создание здесь аналогичных китайского и итальянского промышленных парков.

Ах, крокодилы, пальмы, баобабы…        

Видимый переговорный прогресс в реализации проекта и бравурный тон рапортов исполнительных российских и египетских чиновников затеняют вопрос об экономической целесообразности этой рисковой затеи. Кочующие из выступления в выступление, из публикации в публикацию цифры инвестиций, объемов производства и несырьевого экспорта из ОЭЗ не подкреплены объективными данными первичных бизнес-планов будущих резидентов ОЭЗ и показателями российско-египетского торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества.

Товарооборот между Россией и Египтом в 2005-2017 гг. колеблется вокруг отметки $4,1 млрд. При этом в его структуре, не считая продукции специального назначения, до 90% составляют сырьевые товары и изделия низкого передела. Как сообщает Центральный банк Египта, Россия не входит даже в десятку его крупнейших торговых партнеров, а удельный вес Египта в российской внешней торговле - всего 0,9% (26-е место). И подобная ситуация, т.е. преобладание доли сырьевых товарных позиций, характерна для всей российско-арабской торговли.

Объем российско-египетских взаимных инвестиций стремится к нулю. Согласно результатам проведенного в 2014 г. Главным управлением по инвестициям и свободным зонам Египта исследования, совокупный объем накопленных российских инвестиций в Египет за 44 года (с 1970 г. по 2013 г.) составил фантастическую цифру в $107,23 млн. При этом подавляющая часть российских инвестиций в Египет направлялась в туристический сектор, строительство и сферу услуг, а отнюдь не в производство. Россия вообще занимает скромное 45-е место по объему инвестиций в Египет.

Одной из наиболее перспективных отраслей для локализации в ОЭЗ в Египте называют автомобилестроение. Представить себе, что находящийся в коматозном состоянии и выживающий преимущественно за счет внешних финансовых инъекций отечественный автопром располагает несколькими десятками или сотнями миллионов свободных американских долларов для инвестирования в полномасштабные производства в Египте довольно затруднительно. К тому же для развертывания полноценной сбытовой сети на рынке любой страны необходимы дополнительно сопоставимые объемы вложений в маркетинг, продвижение, сервис, логистику, послепродажное обслуживание и складскую сеть.

Перспективы автосборочной промышленности Египта вообще выглядят достаточно смутно еще и в связи с ожидаемым принятием парламентом страны новой «Автомобильной стратегии», предусматривающей доведение доли местных компонентов и комплектующих в собираемых машинах до 70% в течение нескольких лет. Каким образом это требование коррелирует с российской установкой на увеличение несырьевого экспорта, в частности – автомобилей и автозапчастей, остается только гадать. Но и строить долгосрочные бизнес-планы и прогнозы, не учитывая взаимоисключающие намерения египетского правительства привлекать иностранные инвестиции и одновременно – ограничивать иностранное присутствие на местном в пользу местных производителей, по меньшей мере наивно.

Вслед за египтянами разработчики Минпромторга обозначили главную цель создания ОЭЗ для будущих российских резидентов как «Яркий выход на Африканский рынок». Формальным основанием в поддержку данного тезиса является заключенное в 2015 г. Тройственное соглашение о свободном пространстве (Tripartite Free Trade Area или TFTA), подписанное 54 африканскими странами, включая Египет. Это соглашение превращает практически всю территорию черного континента в зону свободной торговли и на первый взгляд действительно «открывает» африканский рынок для производимой в Египте продукции.

Действительность, однако, выглядит совсем не так радужно. Объем египетско-африканской торговли на сегодняшний день незначителен: всего $3,8 млрд по экспорту из Египта и $1,2 млрд по импорту. Кроме того, выход на африканский рынок неизбежно натолкнется на жесткую конкуренцию со стороны производителей из Юго-Восточной Азии. Преимущественно небогатый африканский потребитель ориентируется в первую очередь на цену товара, а по этому показателю и российские, и египетские производители до сих пор проигрывали азиатским. Даже в отсутствие таможенных барьеров, любой выход на новый рынок каждой африканской страны потребует значительных затрат на маркетинг и продвижение. А географическое приближение к границам африканского рынка не означает автоматического сокращения этой весомой составляющей любых расходов на экспорт.

 

Опять «хитрый план Путина»?

Однако помимо узко деловых на египетском направлении действуют и другие, более значимые, факторы. Кроме российской ОЭЗ другим флагманским совместным российско-египетским проектом является строительство атомной станции в ад-Дабаа на побережье Средиземного моря за счет российского кредита. Египту эта АЭС нужна как воздух: ее сооружение позволит не только решить проблему хронического дефицита электроэнергии в стране, но и поможет устранить угрозу обвального сокращения генерации Асуанской ГЭС после ввода в строй плотины «Великое возрождение» на Голубом Ниле Эфиопией. Атомная станция – серьезный объект, нуждающийся в чрезвычайных мерах защиты, тем более в условиях расползающейся террористической угрозы со стороны и местных воинствующих исламистов, и боевиков, притекающих из соседней Ливии, и джихадистов, вытесняемых на Синай из замиряемой Сирии.

Не следует забывать и об открытом в 2015 г. гигантском газовом месторождении «Зухр» на средиземноморском шельфе, в котором российская «Роснефть» приобрела у итальянской Eni 30%-ю долю. Природный газ «Зухра» «Роснефть» намерена экспортировать в страны Ближнего Востока и в Европу, для чего потребуется развертывание сопутствующей наземной инфраструктуры. По прихоти судьбы, это месторождение располагается на траверзе г. Порт-Саид, прямо напротив того места, где планируется создание российской ОЭЗ.

В дополнение к этому в последнее время в СМИ появляются эпизодические «утечки» и «вбросы»: то об участии российских военных в ливийских разборках, то об использовании российским ВМФ еще одной, помимо сирийской, военно-морской базы где-то по-соседству с Александрией. И хотя Россия пока не стала полноценной заменой США в области военно-технического сотрудничества с Египтом, объемы российских поставок вооружений и техники в эту страну в последние годы существенно выросли.

С учетом этих обстоятельств проект создания ОЭЗ в Восточном Порт-Саиде представляется совсем в ином свете. Хотя нынешний способ его реализации выглядит как наглядная иллюстрация русской поговорки о телеге, поставленной впереди лошади, классический подход к планированию географической бизнес-экспансии здесь применим слабо. Российский купец всегда приходил за солдатом, и нынешний египетский вариант, похоже, не является исключением.

 

 
Партнеры:
Loading...