Политика

Правый популизм как угроза для международной торговли

Этот год пугающе богат на террористические акты и массовые проявления насилия: Ницца, Орландо, Стамбул, Брюссель, Багдад… Исламисты все еще контролируют огромную часть Ирака и Сирии, в Донбассе очередное обострение, в Турции попытка госпереворота, Европа переполнена мигрантами. Увы, по всему миру безответственные политики, особенно правопопулистского толка, используют в своих целях страх и растерянность людей. Они предлагают своим избирателям простые решения: изоляция от ужасного внешнего мира, усиление границ и жесткая антииммиграционная политика. Эксперты сомневаются в том, что это может серьезно снизить террористическую угрозу, но вот подорвать глобальную торговлю это сможет точно. Над участниками ВЭД всего мира нависли густые тени Brexit и Дональда Трампа.

СМИ приучают нас к тому, что жизни разных людей не равны. То, сколько внимания вы получите после смерти, зависит от обстоятельств вашей гибели. В США за последние 15 лет от рук исламистов погибли 94 человека, включая 49 жертв в Орландо, это шесть человек в год. Для сравнения, от удара молнии каждый год гибнет, в среднем, 51 американец. Смерть каждого человека это ужасная трагедия.  Особенно, если это насильственная смерть. Совершенно нормально, что тысячи и тысячи людей, погибших от естественных причин, привлекают меньше нашего внимания, чем десятки, погибшие от рук джихадистов. Но именно этим повышенным вниманием общества к проблеме терроризма и пользуются правые популисты. Пользуясь паникой, они продвигают иррациональные ограничительные меры, которые не способны защитить от террора, но могут вызвать экономические сложности циклопического масштаба. 

Но молниями телезрителей не запугивают, мигранты-мусульмане кажутся гораздо более страшной угрозой. Такие политики как Найджел Фарадж, бывший лидер правой Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP) и главный вдохновитель Brexit, проводят нехитрую мысль: ЕС – это мигранты, а мигранты – это террористы. Ему поверили, и теперь Великобританию ожидают многие месяцы мучительных переговоров о новом формате взаимоотношений с ЕС. Соглашение обязательно сохранит свободу двусторонней торговли и, почти наверняка, свободу передвижения людей. То есть дополнительной защиты от незаконных мигрантов все равно не получается? Так зачем тогда был этот Brexit и огромные убытки, связанные с ним?

Великобритания из страха перед мигрантами нанесла удар по мировой и своей экономике. На этой неделе Международный валютный фонд понизил прогноз роста мировой экономики в 2016 на 0,1%, до 3,1%, а в 2017 году — аналогично на 0,1 до 3,4% ВВП. Разумеется, сильнее всего пострадает сама Британия. Ее рост на 2016 и 2017 годы прогнозируется на уровне ,7% и 1,3%, что на 0,2 и 0,9% соответственно меньше предыдущих прогнозов. Украсть у себя почти 1% роста ВВП в год всего одним жестом – это надо очень постараться.

Но Brexit кажется просто торжеством дружелюбности и здравомыслия на фоне заявлений кандидата в президенты США Дональда Трампа. В конце прошлого года он призвал к полному запрету въезда мусульман в США «до тех пор, пока власти страны не поймут, что происходит». Причем эта мера предлагается и по отношению к гражданам США, находящимся за рубежом. Никакого отношения к законности это не имеет, и страшно себе даже представить, какие последствия для торговли с исламскими странами будут, если Трамп придет к власти. Кроме того, нужно помнить, что этими запредельными мерами «безопасности» рыжий миллиардер хочет защитить США от угрозы, которая убивает почти в десять раз меньше людей, чем молнии.  

Но имеют ли все эти драконовские меры шансы на успех? Можно ли сделать так, чтобы смертники больше не взрывали себя в аэропортах и на вокзалах? Владимир Луценко, полковник запаса ФСБ и бывший руководитель подразделения КГБ по борьбе с терроризмом, считает, что ни малейшей надежды на полное искоренение этого зла в ближайшие 10-20 лет нет.

«Под терроризмом мы понимаем политически мотивированные крайние формы насилия, применяемые по отношению к невоюющей стороне. Что такое это так называемое ИГ (организация запрещена в России)? Это совершенно новое явление. Они строят общество, полностью основанное на промывке мозгов, а все «неверные» должны быть подчинены или уничтожены. Неверно, например, сравнивать это с социалистическим террором XIX века, когда убивали губернаторов и послов. Сейчас не целятся в губернаторов, а подкладывают бомбу под коляску младенца. Во время терактов в Ницце были раздавлены 10 детей. В таких крайних формах – это новое явление и серьезно рассчитывать на скорую победу над мировым терроризмом нельзя», – считает Луценко.

Действительно, есть ли хоть одна страна, которая сумела полностью себя от этого обезопасить? Москва, Нью-Йорк, Париж, Тель-Авив, Стамбул – какой из этих городов застрахован от подрыва смертника?

«Политики той правопопулистской волны, которая поднимается на Западе, эксплуатируют все эти страхи. Причем не только перед террористами, ничуть не меньше они говорят и о мигрантах, которые занимают рабочие места коренного населения. Этот правый поворот очень опасен – это основная угроза глобализации в современном мире. Мы уже видели это в начале XX века. На стыке веков был бурный расцвет международной торговли, все сотрудничали. А потом – Великая депрессия, попытки самоизоляции государств, страны-крепости. Было бы печально увидеть такие попытки изоляционизма и протекционизма вновь. Сторонники Brexit вовсе не против свободного движения капиталов и товаров, но они выступают против свободного перемещения людей из-за проблем с мигрантами. Но в законодательстве ЕС первое и второе увязано очень жестко. Сейчас будут идти длительные переговоры. И не факт, что Европа уступит требованиям Лондона. Самое оптимистичное, на что может рассчитывать Великобритания, – тот же статус касаемо международной торговли, что и у Норвегии и Швейцарии. Но и это – не факт. При худшем сценарии их взаимоотношения будут регулироваться просто как между любыми другими участниками ВТО. А это сулит очень серьезный спад торговли», – опасается эксперт в области международных отношений Владимир Фролов.

Из-за так привычного для россиян «страха перед заграницей» правые популисты тормозят прогресс интеграции в сфере ВЭД. Владимир Фролов отмечает, что самые значительные препятствия для ВЭД создаются в мире уже не собственно таможнями, а нетарифным техническим регулированием. Например, BMW и Volkswagen из-за разных нормативов США и ЕС к кондиционерам и некоторым другим вещам были вынуждены, по сути, производить разные машины для Америки и Европы. Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) между ЕС и США может создать новые технические протоколы, новые единые стандарты качества, что очень существенно облегчит международную торговлю. На это же нацелено и Транстихоокеанское партнёрство, планируемый торговый союз США, Австралии, Японии, Вьетнама и ряда других стран. Об обоих партнерствах в СМИ говорят несоизмеримо меньше, чем о терактах. «В итоге население видит лишь риски глобализации. И не видит плюсы, а этим пользуются такие политики как Трамп, который обещает остановить оба масштабных международных проекта, если станет президентом. И это очень опасно», – отметил Фролов.     

Такое развитие событий – это праздник для российских властей. «Смотрите, у них ничуть не лучше, чем у нас. Смотрите, они тоже хотят замкнуться в себе и ни с кем не контактировать», – услышим мы по телевизору. Но для реальных участников ВЭД любая изоляция государств друг от друга – серьезная опасность, которая грозит огромными убытками.    

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы