Таможня

Что делать, если таможня не возвращает образцы

 В декабре прошлого года на Алтайскую таможню пришёл груз – профессиональные сценические осветительные приборы. Таможня предположила, что это прикроватные светильники (логика проста: ставка пошлины выше). Вопрос разрешила экспертиза, причем в пользу декларанта. Но отобранные образцы, стоимость которых составила 10 799 долларов, зависли в новосибирской лаборатории на четыре месяца, и подвижек в ситуации не наблюдалось. Пока в дело не вмешался ПРОВЭД.

«Бдительный инспектор предположил, что мы везем прикроватные светильники. Это самая высокая в группе ставка пошлины. Потом предложил увести их в «прочие», где ставка хотя бы на 2% выше, чем у кода в декларации. Между прочим, верного. Мы остались стоять на своём, так что инспектор назначил процедуру отбора образцов с последующей их отправкой в лабораторию для подтверждения кода ТН ВЭД», − рассказывает декларант.

Стоимость отобранных образцов составила 10 799 долларов, а вес – 188 кг. Но отправить это количество товара на экспертизу из города Горняк (граница с Казахстаном) в новосибирскую лабораторию таможня смогла, а вот вернуть – нет. Экспертиза завершилась 23 марта, по её итогу подтвердилась правильность заявленного декларантом кода. Таможня же отвечала заинтересованным лицам, что у нее отсутствуют деньги на услугу «спецсвязи». То есть нанять «Газель» и вернуть грузовладельцу его товар она не может. Ни декларант, ни его клиент сами забрать груз не могли: по нормативу, отобранные образцы должны вернуться в таможню, а она – передать их владельцу.

На 18 апреля образцы продолжали тосковать по своему хозяину где-то в Новосибирске. «Забавно, что регламентирован срок проведения экспертизы. А вот срок транспортировки в адрес лаборатории и обратно – нет», − отмечает декларант.

«Мы бы помогли организовать и спецсвязь, и просто доставку. Но все наши предложения − разумные и тактичные − были отвергнуты. Подали жалобу, но она будет рассматриваться в течение месяца. Да и эффективность этого средства не высока», − добавлял он.

ПРОВЭД направил в Алтайскую таможню запрос, указав номер декларации, с которой случилась вся эта история. 23 апреля из таможни пришёл ответ, в котором популярно со ссылками на нормативные акты разъяснялось, в каких случаях таможня проводит отбор проб и образцов, когда она возвращает и не возвращает их владельцу и пр. Но ответов на вопросы о том, как оказалось, что у таможни нет денег на возврат товара, означает ли это, что сейчас товары не отправляются на экспертизу в принципе, мы не получили. В судьбе конкретной партии тоже ничего не прояснилось: таможенный орган сослался на то, что информация о конкретных декларациях относится к информации ограниченного доступа и в рамках журналистского запроса предоставлена быть не может.

В тот же день декларант рассказал, что таможня внезапно начала видеть возможные пути выхода из сложившейся ситуации, и начала решать вопрос о командировании сотрудника в Новосибирск для передачи партии из лаборатории представителю компании. Таким поворотом декларант был удивлен немало, впрочем, как и сама, по его словам, таможня нашим вмешательством.

Сегодня нам стало известно, что история завершилась хэппи эндом. «Образцы клиенту вернули, всё в порядке», − рапортовал декларант.

На всю Россию таких историй наберутся сотни, если не тысячи. Сколько дел болтается по судам, попадает на стол к уполномоченным по защите прав предпринимателей, остается в подвешенном состоянии. И такой антураж сильно подрывает доверие к концепции «10 шагов навстречу бизнесу».

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: