Таможня

Мнение: «На изменения в таможенном администрировании требуется политическая воля»

В феврале Центр стратегических разработок подготовил доклад, посвященный тому, как в идеале, на их взгляд, должно выглядеть таможенное администрирование в России. Основные направления, обозначенные экспертами, − перенос контроля в фискальных целях на этапы до ввоза и после выпуска, установление сквозного контроля вплоть до момента реализации товара на рынке и разделение фискальных и нефискальных функций между уполномоченными органами.

Замглавы ФТС Тимур Максимов предложения ЦСР оценил осторожно, отметив, что в целом подход, предлагаемый Центром, может быть оправдан, но есть и определенные «но». Некоторые эксперты в сфере ВЭД восприняли доклад очень положительно, другие указали, что он слишком идеалистический. ПРОВЭД поговорил с одним из авторов работы – Галиной Баландиной – и узнал, при каких условиях предложения из доклада могут воплотиться в жизнь. 

− Для чего в принципе готовился доклад?

− Центр стратегических разработок представляет собой объединение экспертов, задача которого – предложить оптимальную программу действий для обеспечения устойчивого долгосрочного развития страны. Изменения в области таможенного администрирования, предложенные в докладе ЦСР, − это одна из тем этой огромной работы.

− Вы считаете, что идеи, заложенные в доклад, осуществимы или это всё-таки размышления о том, как должно быть в идеале? 

− Полагаю, что при наличии политической воли на воплощение идей, заложенных в докладе, это вполне реализуемый план для достижения двух целей − повышения эффективности таможенного администрирования с одновременным сокращением затрат участников ВЭД на совершение административных процедур, связанных с перемещением товаров через таможенную границу.

− Некоторые предложения, особенно в части интеграции работы ФТС и ФНС, перекочевали в доклад из Дорожной карты 2012 года. Почему они так и остались неуслышанными, нереализованными? 

− Считаю, что не совсем верно говорить, что интеграция работы ФТС и ФНС перекочевала из Дорожной карты, поскольку меры взаимодействия двух служб в Дорожной карте ограничены информационным обменом в электронном виде между ведомствами с тем, чтобы избавить участников ВЭД от необходимости подтверждать уплату НДС таможенным органам при импорте для получения налогового вычета и подтверждать факт вывоза товаров при экспорте для подтверждения ставки НДС в размере 0 процентов при экспорте (см. подпункт «б» пункта 17 первоначальной редакции или пункты 33 и 41 действующей редакции Дорожной карты).

 − Как в идеале должен работать пост-контроль?

 

Для начала пост-контроль просто должен быть.

 

− Только на пост-контроле можно проверить финансовые параметры сделки в контексте всей деятельности компании импортера. Далее пост-контроль должны осуществлять специально обученные специалисты, хорошо разбирающиеся в вопросах микроэкономики, бухгалтерского и налогового учета. Наконец, хорошо организованный и налаженный пост-контроль должен позволить сократить сроки выпуска товаров до минут и не только для тех компаний, которым присвоен низкий уровень риска.

− А как должен выглядеть сам механизм прослеживания от ввоза до реализации? Здесь больше интересен как раз вопрос заявляемой стоимости. Т.е. при тесной работе ФТС и ФНС низкие импортные пошлины должны компенсироваться впоследствии высоким НДС. Как это должно выглядеть?

− Низкие импортные пошлины компенсируются не только НДС, который при достоверности налогового и бухгалтерского учета при дальнейшей реализации товаров (в том числе, в переработанном виде) будет выше, но также и более высоким налогом на прибыль. Вопрос в том, как обеспечить эту самую достоверность сведений для налогового учета. В докладе заложена предпосылка, что, если таможенные органы несколько продлят контроль за товаром после выпуска, доведя его до отражения сведений в бухгалтерском учете (при том, что сами сроки выпуска ограничиваются минутами), это сделать будет проще, а возможностей использовать для импорта технические фирмы однодневки будет меньше.

− Предлагаемая концепция требует колоссальных трудовых затрат. Кто всем этим должен заниматься? Например, аккумулировать всевозможные сведения на этапе до выпуска товаров? 

− Думаю, что управлять административными процессами в связи с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу должны таможенные органы.

− Почему, на ваш взгляд, правительство отказалось от идеи слияния ФТС и ФНС?  

− Я не знаю о том, что правительство рассматривало такую идею, было поручение вице-премьера Игоря Шувалова проработать вопрос, но, на мой взгляд, это не одно и то же. В докладе также речь не идет об объединении служб, ставится вопрос о перераспределении их функций, но комплексно, с учетом реализации предложений по изменению всей системы таможенного администрирования, включая изменения процессов таможенного оформления и таможенного контроля.

 − Как вы оцениваете Комплексную программу развития таможенных органов до 2020 года? Концепцию 16-ти ЦЭДов? Видите ли точки пересечения с положениями доклада? 

− Если такие пересечения и есть, то только в общих лозунгах и направлениях. Содержательно это разные по идеям документы.

 

Я считаю, что увлечение разделением всех участников ВЭД по группам риска это не решение накопленных проблем в области таможенного администрирования.

 

В докладе много внимания уделяется критике существующей многоэтапности таможенного оформления, избыточности в требовании информации для контроля, разобщенности контрольных операций со стороны таможенных и иных государственных органов, нацеленности на достижение таможенными органами единственной цели − сбора таможенных платежей в максимальных размерах. Все эти проблемы Программа не решает. 16 ЦЭДов оставляют в неизменном виде проблемы СВХ, которые находятся в частных руках. В докладе предложена принципиально новая модель организации таможенного администрирования с выпуском товаров в пунктах пропуска. 

− ФТС утверждает, что КПС «Морской порт» и есть если не «единое окно», то его прототип. Как вы относитесь к такому заявлению? Может ли «Морской порт» стать «единым окном» и что для этого требуется? 

− У меня несколько иные представления о том, как должно работать «единое окно». Но я также знаю, что у многих экспертов, чиновников, участников ВЭД и перевозчиков разные представления об этом институте. В моем понимании единое окно − это прежде всего однократность предоставления информации в электронном виде для нужд государственного контроля всех государственных органов, задействованных в администрировании трансграничного перемещения товаров.

 

А в том, что относится к таможенным органам, эта однократность предоставления информации должна относиться не только к этапу прибытия товаров, но также и к последующим этапам таможенного оформления. КПС «Морской порт» этому не отвечает. 

 

− С учетом выводов доклада, где говорится, что нынешние правовые документы базируются на консервативных подходах к выстраиванию таможенного контроля и фиксации устоявшихся многоэтапных технологий, выходит, что и новый ФЗ-311 «О таможенном регулировании» будет бесполезен? 

− Если будет принято политическое решение о необходимости радикального изменения системы таможенного администрирования, таможенное законодательство потребует изменений. И не только федеральный закон о таможенном регулировании, но также и ТК ЕАЭС.

− Готовя доклад, вы опирались на опыт каких-либо зарубежных стран?

− Да, конечно. В 90-е годы на фоне погружения в таможенное дело системы управления и анализа рисков, внедрения информационных технологий, воплощения принципа переноса контроля на стадии предварительных операций и контроля после выпуска товаров большинство таможенных администраций перешли на новые формы работы. Киотская конвенция об упрощении и гармонизации таможенных процедур в редакции Брюссельского протокола 1999 года, а затем Рамочные стандарты безопасности ВТамО содержат основные элементы этой новой конструкции организации таможенного дела, которые в том или ином виде воплощены во многих развитых странах.

 

Изначально в новой России начала 90-х годов многое в таможенном законодательстве было заимствовано из ЕС из-за близости правовых культур.

 

К тому же вступление в силу Таможенного кодекса ЕС в 1992 году практически совпало по времени с подготовкой первого Таможенного кодекса Российской Федерации. Но кроме этого при подготовке доклада также изучался опыт США, Южной Кореи, стран Восточной Европы и Великобритании, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. 

− На чей формат таможенного администрирования можно ориентироваться как на эталон? 

− В готовом виде такого эталона я не назову. В докладе по отдельным элементам есть заимствования из опыта зарубежных стран, но в большей степени представлена модель, учитывающая российские реалии.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: