Таможня

Участники ВЭД придумали способ борьбы с коррупцией в таможне

В договорах таможенных представителей с клиентами стали появляться так называемые «антикоррупционные оговорки» – пункты, которые предусматривают серьезные санкции за пособничество коррупции в том или ином виде.

 


«Антикоррупционный пакет» участника ВЭД

Требования различаются в зависимости от договоренностей, к которым пришли стороны при заключении соглашения, но в целом сводятся к двум моментам: таможенный представитель обязан сам не совершать действий коррупционной направленности и не иметь взаимоотношений с компаниями, замешанными в коррупции.

Последствия при нарушении данных требований также могут быть различными. В частности, это может быть расторжение клиентом договора в одностороннем порядке без каких-либо штрафов и компенсаций с его стороны или выплата таможенным представителем клиенту штрафа. Как стало известно ПРОВЭД, размер штрафа в случае нарушения таможенными представителями «антикоррупционной оговорки» может исчисляться десятками тысяч евро.

В случае получения информации о том, что контрагент (например, владелец склада временного хранения) привлечен к ответственности по «коррупционной статье», таможенный представитель обязан прекратить с ним всякие взаимоотношения, что само по себе может повлечь за собой определенные издержки.

Любопытно, что в Республике Беларусь практика включения «антикоррупционных оговорок» в договор продиктована политической волей.

«Например, приходит к нам по линии министерства план по борьбе с коррупцией, и мы всем управлением собственной безопасности думаем, что бы такое придумать. Вот такую оговорку придумали, и теперь она ко всем договорам у нас идет. Есть план (опубликован на официальном сайте правительства Беларуси – прим. ред.), он доводится до каждого структурного подразделения. Мы «раскачиваем» на местном уровне. И еще недавнего у нас декларанта приравняли к государственному должностному лицу, и в отношении него теперь действуют все соответствующие ограничения», – делится опытом сотрудник одной из белорусских компаний на правах анонимности.

В России же, в отсутствие «указаний сверху», подобные положения, по словам представителей компаний, вносятся по инициативе клиентов. Чаще всего на внесении в договор таких оговорок ради сохранения своего репутационного имиджа настаивают крупные клиенты, чьи головные компании находятся за рубежом. В Европе такая практика также не нова.

Примечательно, что нередко таможенные представители не знают, что за действия коррупционной направленности может наступать и административная ответственность юридического лица, а не только уголовная ответственность руководителя компании-нарушителя.

 

Привлеченные дважды

Вместе с тем мировые судьи выносят более трехсот постановлений в год о признании компаний виновными в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 19.28 КоАП РФ. По данным Реестра юридических лиц, понесших административную ответственность за незаконное вознаграждение, с 2014 года было привлечено почти полторы тысячи компаний, среди которых встречаются и таможенные представители, и иные участники внешнеэкономической деятельности.

«Относительно возможности привлечения юридического лица к административной ответственности за незаконное вознаграждение от имени юридического лица по статье 19.28 КоАП РФ одновременно с возбуждением уголовного дела в отношении физического лица еще в 2013 году высказывался Верховный суд, придя к выводу, что такое одновременное возбуждение не запрещено действующим законодательством. Привлечение юридического лица к административной ответственности не должно ставиться в зависимость от наличия обвинительного приговора в отношении физического лица, несмотря на то, что противоправные действия фактически совершаются физическим лицом от имени или в интересах юридического лица», – поясняет руководитель Юридической компании «Магистраль» (Группа компаний «Континент») Марианна Чугаева.

«На мой взгляд, положения статьи 19.28 КоАП Российской Федерации во взаимосвязи с остальными положениями кодекса и Федерального закона «О противодействии коррупции» представляют собой одну их самых неудачных, а самое главное несправедливых правовых конструкций», – не соглашается с существующей практикой адвокат и партнер юридической компании «Экспертный Консалтинг» Дмитрий Лутченко.

По его мнению, такой подход не является справедливым, так как позволяет привлекать к ответственности юридические лица в отсутствии приговора в отношении физических лиц (как правило, первых лиц компании или лиц, наделенных соответствующими полномочиями), с предъявления обвинения которым все проблемы и начинаются.

– То есть в отсутствии доказанной вины физического лица в совершении преступления суд считает возможным в рамках рассмотрения дела по 19.28 КоАП выяснить, имели ли место неправомерные действия. Но как быть, если физическое лицо по уголовному делу будет потом оправдано, а при рассмотрении административного дела установлены факты, говорящие об обратном? Не будет ли это конкуренцией судебных актов или это будут факты, не подлежащие доказыванию? Кроме того, следует учитывать, что в случае привлечения юридического лица к административной ответственности у него появляется право на взыскание убытков с виновного лица. Но как тогда быть, если это лицо оправдано при рассмотрении уголовного дела? – задается вопросами адвокат.

По его убеждению, отсутствие в КоАП требования о наличии вступившего в законную силу обвинительного приговора является существенным недостатком, который препятствует вынесению справедливого судебного акта.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы