Таможня

Кому он нужен, этот Doing Business?

Первый заместитель руководителя ФТС России, вице-председатель Совета Всемирной таможенной организации Руслан Давыдов 19 декабря 2017 года провел пресс-конференцию на тему «Как внедрение электронной таможни поможет России укрепить позиции в рейтинге Doing Business, говорится в пресс-релизе на официальном сайте ФТС. Не кажется ли вам странноватой такая постановка вопроса? Для кого электронная таможня? Для участников ВЭД или Всемирного банка?

Пожалуй, самым незаметным образом в медиапространстве прошло в этом году оглашение результатов рейтинга Всемирного банка. В позиции «Международная торговля» Россия поднялась на 40 строчек, заняв 100-е место, по-прежнему оттягивая страну назад. Но вины таможенной службы здесь не усматривается. Замглавы ФТС Руслан Давыдов, выступая на пресс-конференции, четко объяснил, почему. Всему виной – методики подсчетов, с которыми, по словам чиновника, не согласна ни одна таможенная администрация мира.

Оно и понятно: для России по импорту оцениваются затраты бизнеса на перевозку автозапчастей из Германии в Москву, а по экспорту – из Санкт-Петербурга в Италию. А много ли у нас участников ВЭД, занимающихся подобными внешнеторговыми операциями? И кто они? Фольксваген групп? Рено? Тойота? Кому вообще интересны проблемы, если таковые есть, этих импортеров? Как эти проблемы в целом отражают внешнеэкономическую проблематику, и можно ли по ним в принципе оценивать деятельность таможни (и, кстати, почему только ее)?

С экспортом вообще беда: затраты бизнеса, как временные, так и финансовые, на проведение экспортных операций необъяснимым образом оказались даже выше, чем по импорту. Это как так вышло?

Руслан Валентинович открыл и другую деталь: в первую тридцатку лидеров входят страны, чьи товары не пересекают таможенных границ. Нет границ – нет затрат. Поэтому наш партнер по ЕАЭС – Республика Беларусь оказалась в лидерах на постсоветском пространстве, поскольку Россия – ее основной торговый контрагент, а границ, невзирая на мобильные группы и возродившиеся пункты пропуска, как бы нет. Вывод напросился сам собой: для того, чтобы улучшить позиции в рейтинге Doing Business, надо, чтобы основным партнером России стал кто-то, с кем у нас нет границ. Только вот надо ли?

С одной стороны, сами чиновники не первый год говорят о необъективности Doing Business. При этом рейтинг, как ни странно, выступает демотиватором их деятельности. «Как улучшить позиции?» – спрашивает господин Давыдов и сам же отвечает: «Надо поднять позиции Санкт-Петербурга». А надо ли? Ведь Питер – еще не вся страна. В гонке за мнимыми успехами позиционирование становится самоцелью, а положительный результат – фальшивым.

Что касается бизнеса, то ему, как и большинству граждан, не связанных с ВЭД, абсолютно все равно, какое место займет Россия в списке. Важно другое: насколько условия для ведения бизнеса действительно способствуют процветанию предприятий и благосостоянию граждан, и рейтинг здесь явно ни при чем.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы