Таможня

Грабь награбленное

Анализ действующего законодательства, направленного на обеспечение сохранности изъятого по уголовным делам и делам об административных правонарушениях имущества, показал, что специальное регулирование данной деятельности на территории Российской Федерации фактически не осуществляется. Подумаешь, новость, это далеко не единственный вид деятельности, оставшийся за бортом законодательного регулирования. Но в этой деятельности отсутствие специального регулирования создает предпосылки к хищению или утрате вещественных доказательств, изъятого и конфискованного в рамках дел об административных правонарушениях.

Неожиданно так, СЗОТ и СЗТУ в целом озаботились вдруг сохранностью изъятого и конфискованного имущества в рамках дел об АП и уголовным делам. Сначала в СМИ прошла информация, что сотрудниками правоохранительных органов была пресечена попытка передачи неизвестным лицам со склада Хранителя нескольких товарных партий, которые были помещены на эти склады как изъятые в ходе таможенного контроля. Затем неожиданно на складе  Хранителя ООО «Цитадель» в преддверии проверки произошел пожар, в ходе которого огнем было уничтожено имущество на сумму порядка 300 млн рублей. Это имущество было изъято в ходе таможенного контроля, то есть оно имеет владельца.

Что изменилось после этих событий? Да ничего. Таможня разослала «письма счастья» о том, что расторгает договор на хранение с ООО «Цитадель» и что все имущество, переданное ООО «Цитадель» на хранение, будет перевезено на склады других компаний-хранителей. «Цитадель» вообще исчезла из поля зрения, зато на рынке Хранителей остался ООО «Орайн» и оживилось ООО «Балтийский хранитель» (по слухам преемник «Цитадели»), и остались проблемы, проблемы сохранности переданного на хранение имущества, в том числе и в качестве вещественных доказательств.

Так, например, уже в сентябре в ходе  проведения инвентаризации Кингисеппской таможней ООО «Орайн»  установлено, что товар, изъятый по делам об АП, отсутствует на складе полностью или утрачен частично. И это речь идет о контейнерах, и не об одном. То есть таможня передала товар на хранение Хранителю, а когда вдруг решила проверить его сохранность, то переданный на хранение товар не нашла. Так бывает. Расстроилась, наверное, до слез. Хотя, чисто как предположение, состояние расстройства, обиды и душащие слезы мешают должностным лицам таможни сделать выводы из ситуации и обеспечить условия сохранности изъятого, арестованного и конфискованного имущества. Забегая вперед, по правой стороне, остерегу особых ревнителей, которые сейчас начнут доказывать, что таможня в теме, заинтересована в таком положении дел. Нет, это не так, таможня не в теме и не заинтересована, нет у меня доказательств, но я чувствую, что не в теме, может, просто пока руки не доходят, ну или ноги. Как и у прокуратуры, видимо.  

Сами посудите, деятельность компаний Хранителей непрозрачная, не контролируемая ни таможенными органами, ни другими государственными контрольными и надзорными органами в силу разных причин, в основном по причине отсутствия законодательного регулирования деятельности компаний, хранящих так называемый «таможенный конфискат», сюда же относится и хранение изъятого и арестованного. В результате чего мы и имеем непрозрачность и неуправляемость тарифов по хранению изъятого, а также механизмов и процедур по возвращению изъятого имущества в ходе таможенного контроля владельцам, по решению судов и/или решениям таможенных органов.

Все хранители, что работают в этой сфере сегодня на рынке, это обычные ООО, с уставным капиталом 10 – 15 тысяч рублей. Зачастую не имеющие своих складских площадей, в основном арендующие такие площади.  Парадокс, но например, СВХ для обеспечения своей работы обязаны предоставить таможенному органу финансовые и страховые гарантии своей деятельности, то есть сохранности имущества. А что представляют в качестве гарантий Хранители? Уставные 10 – 15 тысяч рублей? Почему это не беспокоит таможенные органы, почему это не вызывает вопросов у надзорного органа? А ведь СВХ и Хранитель осуществляют абсолютно одинаковые функции по хранению товаров, находящихся под таможенным контролем.

Уже приводил пример с пропажей летом имущества на складе Хранителя ООО «Цитадель». Выводы не сделаны, причины для повторения такой криминальной практики не устранены. Сегодня мы располагаем информацией о пропаже со склада Хранителя ООО «Орайн» имущества изъятого в ходе дел об административном правонарушении на суммы, не уступающие летним утратам на складах «Цитадели». Складывается впечатление, что Хранителями организованы соревнования, у кого больше пропадет товара. Кто-то несет за это ответственность? В том числе и за результаты соревнований? Единственное, что пока сделано, это зарегистрированные КУСПы по фактам хищения товара неизвестными лицами. Где же теперь найдешь эти неизвестные лица?

А может, это вовсе не утрата или потеря имущества, может это такая схемка? Я не утверждаю, а всего лишь предполагаю, более того, очень надеюсь, что ошибаюсь в своих предположениях, но уж больно забавная складывается ситуация: таможенный орган поместил на склад Хранителя имущество, изъятое в ходе таможенного контроля или даже вещественные доказательства по уголовным делам, имущество утрачено, а потерпевших нет. Как так? У такого имущество есть владелец, в зависимости от исхода дела об АП, уголовного дела или судебного разбирательства это либо грузовладелец (перевозчик), либо государство.

На сегодня сложилась неблагоприятная ситуация: с одной стороны − неурегулированное законодательство в части обеспечения сохранности изъятого по уголовным делам и делам об АП имущества, а с другой стороны − отсутствие должного контроля порядка хранения, учета и распоряжения изъятым имуществом, создающее предпосылки к хищению или его утрате. Причин тут много:

- Ненадлежащее исполнение договоров безвозмездного хранения;

- Отсутствие  действенного механизма возмещения причиненного хищениями или утратой вещественных доказательств ущерба;

- Недостаточность требований, предъявляемых к хранителям.

Таможенная служба крайне озабочена, что логично и правильно, гарантиями исполнения своих обязательств таможенными представителями, таможенными перевозчиками, владельцами складов временного хранения и другими профессиональными участниками, и для включения в соответствующий реестр выставляет крайне обременительные условия, в том числе и финансовые. В данном случае реестра Хранителей нет, требований для них нет, но даже в этих условиях, даже после летних событий с «Цитаделью», таможенная служба не озаботилась хоть как-то обеспечить условия сохранности и гарантий сохранности имущества, особенно в случае их утраты. Где-то их можно понять, я тоже, как посмотрю новости, понимаю, что страна может себе позволить такие мелочные потери не замечать.

Помимо этого, помещаемый на хранение товар, как правило, не имеет необходимых документов, сертификатов, в связи с чем зачастую не может быть введен в гражданский оборот на территории Российской Федерации. По этой же причине такой товар не имеет документов по стоимости, стоимость, как правило, определяется уже после помещение его на склад Хранителя и, если товар утрачен или похищен, то установить его реальную стоимость уже невозможно.

Таким образом, вышеуказанные условия создают предпосылки к хищениям или утрате изъятого имущества и вещественных доказательств и уходу хранителей от ответственности.

Может быть, пора таможенной службе озаботиться проблемой  нормативно-правового регулирования хранения изъятых вещественных доказательств. В частности:

1. Рассмотреть вопрос о создании в структуре таможен, либо Центральной базовой тыловой таможни специализированных тыловых постов со складскими помещениями в оперативном управлении с целью хранения там наиболее крупных и дорогостоящих партий товаров изъятых в рамках дел об административных правонарушениях и уголовных дел;

2. Создать реестр владельцев складов, осуществляющих хранение изъятых товаров;

3. При включении в реестр владельцев складов предусмотреть применение обеспечительных мер (депозитов, банковских гарантий) с целью надлежащего исполнения хранителем своих обязательств (аналогично требованиям к таможенным представителям, владельцам складов СВХ и т.д.);

4. В качестве обязательного условия для включения в реестр владельцев складов также предусмотреть наличие складских помещений, специализированного погрузочно-разгрузочного оборудования, транспортных средств для доставки товаров;

5. Предусмотреть ответственность хранителей в случае частичной или полной утраты, порчи или хищения товара исчисляемой от рыночной стоимости идентичных или однородных товаров.

В качестве исторического экскурса: в дотаможенносоюзные времена был определен такой порядок, как гарантированно сохранный, который регламентировал хранение изъятого и арестованного имущества и был он закреплен в «положениях о складах временного хранения», утвержденных ещё приказом ГТК. В частности, при создании СВХ владелец СВХ был обязан обеспечить на СВХ разделение помещений на несколько отдельных зон хранения товаров и транспортных средств. В том числе и для хранения «изъятых в ходе производства по делам о нарушении таможенных правил (в том числе в качестве непосредственных объектов таможенных правонарушений, а также для обеспечения уплаты возможных штрафных санкций), арестованных, конфискованных по делам о нарушении таможенных правил или являющихся предметом залога».

Владимир Иванович, с этим что-то надо делать, а то так и будут пропадать десятки изъятых в по делам об АП контейнеров с мясом, товарами народного потребления, переданные таможнями на хранение. 

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: