Экономика

Малый бизнес разоряется при господдержке

Малый бизнес в России словно кот Шредингера. По одним данным, наблюдается «фантастический» рост господдержки субъектов малого и среднего предпринимательства, по другим, некрупные бизнесмены массово разоряются. Экономист Наталья Шагайда считает, что в мире корпоративных монстров малому бизнесу не хватает среды равных партнеров.


 

Фантастические контракты, и где они обитают

Именно такой эпитет — «фантастический» — использовал замглавы ФАС Рачик Петросян, говоря о росте закупок у некрупных фирм со стороны госкомпаний. За год их объем увеличился с полутора до двух триллионов рублей. Согласно прогнозу Корпорации развития малого и среднего предпринимательства, в 2018-м объем таких закупок должен вырасти до 3 триллионов за счет расширения перечня крупных заказчиков и увеличения квоты обязательных прямых закупок с 10 до 15%.

В то же время, по статистике Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, с начала 2017 года в России обанкротились 3 227 компаний, что сравнимо с ситуацией кризисного 2009 года.

— Эти цифры вряд ли можно сочетать, — считает доктор экономических наук, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда. — Я бы разделила обыденную и нормативную позицию относительно субъектов малого предпринимательства. С обыденной точки зрения, субъекты малого предпринимательства – это предприниматели или небольшие организации с несколькими работниками. С нормативной, микро – это до 15 работников, малые – до 100, а средние – до 250 человек. В учет идет и выручка. Малыми считаются предприятия с выручкой до 400 млн рублей в год. Это не так уж и мало. С такой позиции, например, в сельском хозяйстве, абсолютное большинство производителей — субъекты малого предпринимательства. Даже среди сельхозорганизаций — мы не берем в расчет фермеров — 84% это микро- и малые предприятия, а крупных – меньше 5%. Так что малые предприниматели не очень-то и малы. Не говоря уже о средних.

Заявляя о поддержке малого и среднего бизнеса, чиновники руководствуются нормативной, а не обыденной точкой зрения. Не всякий предприниматель, формально относящийся к малым и средним, может претендовать на госконтракты. По словам экономиста, в мире очень много бизнесов разоряется, это происходит не только у нас. Для поддержки малого предпринимательства нужны не столько квоты, сколько соразмерные партнеры и дружественная бизнес-среда.

 

Мелкота и «монстры»

— Для развития малого и среднего бизнеса действительно что-то делают. Например, даже для выполнения научно-исследовательской работы, выставленной на конкурс, требуют заключить договор субподряда с СМП. Очевидно, если такое обязательство есть во всех конкурсах, то масштабы вовлечения субъектов малого и среднего бизнеса будут расти.

Однако, чтобы развиваться, субъектам малого предпринимательства нужны равные партнеры. А где у нас равные? В федеральных землях Германии нет «Дойче Банка», там действуют кооперативные банки, выросшие из сельских кредитных кооперативов. Они только с малыми предприятиями работать и могут. А у нас в стране скоро только считанные единицы крупнейших банков останутся.

У кредитного кооператива были другие требования к заемщику, там каждого знали в лицо, работали с несколькими поколениями одной семьи, знали, кому можно было доверять. Поэтому не было завышенных требований к залогам. А когда предприниматель приходит в наш банк, то кто его знает? Требуются залоги, гарантии... На этом вся поддержка кончается, т.к. в таком банке трудно взять кредит. А гигантам дадут кредит в банках-институтах развития под 5% годовых.

В 1992 году была развилка: сделать на месте сберкассы аналоги немецких шпаркасс (Sparkasse — ред.) для работы только со своей территорией — для этого были основания, так как капитал таких касс был сформирован только теми, кто держал там свои счета — или всех объединить в «монстра». Выбрали привычное – монстра. А монстру мелкота не интересна, издержки работы с ней велики. И стали отделения «монстра» уходить из сел, сокращать свое присутствие, попадать под общие правила одного центра. Доверия к местным и малым в таких организациях быть не может. Для поддержки малого бизнеса нужна среда, которая только с таким бизнесом и сможет работать. Это должно быть главным направлением поддержки, — считает экономист. 

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: