Таможня

Нужен нам берег турецкий, и Африка тоже нужна

Россия в очередной раз принимает гостей из Марокко на самом высоком уровне, продолжая настаивать на развитии партнерских взаимоотношений. На недавней встрече, которая прошла в присутствии глав правительств двух стран и руководителя ФТС России Владимира Булавина, стороны подписали ряд документов по вопросам таможенного сотрудничества. В планах российских политиков – налаживание обмена предварительной информацией о перемещаемых между странами товарах и транспортных средствах, а также статистическими данными о взаимной торговле.

 


Как не остаться голодными зимой

Марокко для России в плане поставок сельскохозяйственной продукции действительно является важным партнером, если не стратегически важным, учитывая сложные отношения с Турцией. Несмотря на то, что цена турецких помидоров колебалась в пределах 100-200 рублей за килограмм, то есть как минимум в два раза ниже стоимости марокканских, Россельхознадзор (РСХН) продолжает «давить» поставки турецких помидоров. Так, недавно стало известно, что РСХН предложил повысить степень контроля и досмотров подпадающей под ограничения сельхозпродукции в отношении поставок из Азербайджана и Армении. Через каналы поставок этих стран, по свидетельству ведомства, стали приезжать в страну турецкие помидоры под видом армянских и азербайджанских. Как утверждают эксперты, помидоры действительно не могут быть азербайджанскими или армянскими, так как объемы поставок существенно превышают реальные объемы производства томатов в Азербайджане и Армении.

Возможно, всплеск скрытого импорта томатов через дружественные нам страны из не до конца дружественной Турции тоже стал фактором, повлиявшим на решение российских чиновников возобновить поставки турецких помидоров с 1 ноября, то есть на месяц раньше запланированного срока. Пока, правда, договоренность с Анкарой предусматривает ввоз томатов в количестве, ограниченном 50 тысячами тонн.

Однако, по словам нашего источника, знакомого с ситуацией, опасения «остаться голодными в холодную зиму» заставляют руководство страны искать альтернативные выходы из ситуации и в том числе не скупиться на обещания в части раздачи различных привилегий для марокканских поставщиков. Как нам удалось выяснить, в Марокко пока не только достаточно сдержанно реагируют на действия России, но и наоборот, идут по пути конкретизации льгот для экспортеров в Евросоюз и США. Кроме того, при ввозе в ЕС сельхозпродукции из Марокко пошлина составляет 0%, а при ввозе в РФ уплачивается и пошлина, и НДС.

 

Проголодаешься – картофель посадить догадаешься

Помимо томатов насущной проблемой для России является и дефицит картофеля. В соответствии с Доктриной продовольственной безопасности России удельный вес картофеля должен составлять не менее 95%. В России, по неофициальным данным, производится около 40 миллионов тонн картофеля в год, из них только 5-7 миллионов тонн производят сельскохозяйственные предприятия, колхозы, а остальное – частные подворья. Для обеспечения большей части населения этого объема, возможно, хватает, но в контексте доктрины не может рассматриваться в качестве защиты рынка.

По имеющейся информации, около 40% картофеля дает Беларусь, около 20-30% – Марокко, Египет (эти страны обеспечивают картофелем и российскую армию), 10-20% дорогого калиброванного картофеля везут из Израиля, Азербайджана.

– Например, Тульская Нива, для которой по июнь везли картофель из других стран. При этом они продают 100% тульского картофеля. Куда они девают марокканский? Тульский картофель – это привезенный из Марокко, Египта. Они его просто упаковывают и продают как тульский. Не дай бог какой-то дефицит, всплеск – всплывет, что он не тульский, – рассказывает один из импортеров на условиях анонимности.

 

Неидеальный контроль

Возвращаясь к вопросу налаживания отношений с Марокко, стоит упомянуть и проблемы с оформлением ввоза скоропортящихся продуктов в Россию, из-за которых поставщики терпят убытки. Существующий алгоритм оформления «скоропорта» требует выставления подконтрольных грузов для фитосанитарного досмотра, который проводит специалист РСХН. Сегодня даже для продукции с низким уровнем риска, который оговаривается в Решении ЕЭК №318, нет послаблений в плане проведения фитосанитарных досмотров.

– Прибыла в страну поставка мандаринов, на улице минус 10. Пришел таможенник, открыл контейнер и ушел по своим делам. Да, пускай РСХН быстро смотрит, но для открытого контейнера 10 минут достаточно, чтобы первый ряд потом выкинуть, так как мандарин из-за разницы температур стал мокрым и буквально за часы покрылся плесенью. После этого фитосанитарный инспектор выдает сертификат, который представляется для таможенных целей. Но если подали декларацию в таможню ниже риска, то проводится второй досмотр, уже таможенный. Помимо порчи товара 600$ за два выставления на досмотр одного контейнера берет СВХ. Почему таможня не может сразу, как открывает контейнер, осмотр сделать? Был бы один контроль в одном месте один раз. Мы же подаем предварительную информацию, все знают, что контейнер приходит, – рассказывает Руслан Кисс, совладелец компаний MADARI sarl и «РусАгро».

Для импортеров идеальной была бы ситуация, при которой оба досмотра (но фитосанитарный как минимум) были смещены на склад, как это происходит в Европе или США. Там, завозя продукцию «фреш», импортер должен заявить в программе, с какого завода ввозится товар, и получить так называемый «еврономер» на этот завод и доставить товар на склад получателя в стране импорта. На границе контролирующие органы контейнеры не открывают, а если есть вопросы к поставке или срабатывают риски, то в системе фиксируются сообщение «не открывать контейнер без таможни/сельхознадзора», и уже на складе покупателя все проверяют.

По словам Руслана Кисса, в прошлый сезон компания поставила 30 тысяч тонн (1500 контейнеров) мандаринов и апельсинов в США. При этом там не было вскрыто ни одного контейнера фитосанитарной службой, а в России – 100% фактический контроль.

Как нам стало известно, около 4 лет назад РСХН поддержал идею электронного документооборота и создания «зеленого коридора» на примере Марокко для фитосанитарной продукции. Речь, как ни странно, шла не о внедряемой системе «Меркурий», а заключалась в создании единого сервера, который позволял бы при выпуске сертификата в Марокко обрабатывать его в электронном виде и формировать штрих-код. Данный штрих-код предлагалось наклеивать на бумажный сертификат и контейнер, а инспектору в порту страны импортера считывающим устройством сканировать данный штрих-код.

– Система, которую предлагал профинансировать бизнес, позволила бы избежать подделок и прочих проблем. Она стала бы реальным примером «зеленого коридора», а не просто политическим заявлением с целью подуспокоить экспортеров. Но до реализации, увы, так и не дошло, – добавляет Руслан Кисс.

Пока условия в России далеки от существующих в других странах, где ярко выраженного контроля на границе нет и суммы таможенных платежей не включают пошлины, рассчитывать на особенную лояльность поставщиков и зарубежных стран-контрагентов особенно не приходится.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы