Политика

Женский выбор

История с выдвижением Ксении Собчак в президенты РФ – хороший повод вспомнить о том, с какими лозунгами женщины приходили к власти и какую экономическую политику они при этом проводили. А самое главное – к каким результатам это привело.

 


Тревожная зима

Тридцать восемь лет назад, когда в Британии пришла к власти Маргарет Тэтчер, будущая «железная леди», никакого «Лондона богачей и миллиардеров», самого стильного и комфортабельного города мира просто не существовало в экономическом смысле. Британия была бедна – бедна от слова «совсем».

Подушевой ВВП Соединенного Королевства, рассчитанный по паритету покупательной способности, не достигал и 8 тысяч долларов – на 20% меньше, чем у процветающих Германии и Бельгии. Даже меньше, чем у Италии, и чуть больше, чем у Испании, только-только распрощавшейся с диктатурой генералиссимуса Франко.

Зато инфляция достигала 17% – «нормальный» показатель для России, но невообразимый для Британии, где во времена золотого фунта цены не менялись десятилетиями. При этом налог на доход колебался от 40% до 83%, но денег у правительства почему-то не прибавлялось.

Зима 1978-1979 годов получила в Англии прозвище «Зима недовольства» (Winter of discontent), потому что страна была парализована забастовками. Не работали больницы – медсестры требовали повышения зарплаты. Были закрыты морги и даже кладбища – бастовали члены профсоюза могильщиков. Правительство всерьез обсуждало возможность привлечения солдат для обеспечения захоронения трупов. Улицы Лондона были завалены мусором.

Избиратели требовали наведения порядка, однако лидеры страны под «порядком» понимали дальнейшее усиление государственного регулирования. И тут пришла Тэтчер.

 

Немыслимые идеи

Самое интересное, что идеи, которые озвучивала лидер консерваторов, считались в то время почти маргинальными. Все, что предлагала Тэтчер, казалось немыслимым. Как разрешить передачу в частные руки государственных монополий? Кому придет в голову разогнать профсоюзную бюрократию? Как можно сокращать налоги на богатых? Да разве позволительно закрывать убыточные предприятия и увольнять сотрудников? Разве допустимо выгонять молодых безработных из незаконно занятых ими квартир? Все социальное развитие Британии на протяжении предшествующих пятидесяти лет шло в обратном направлении – от капитализма к социализму. А то, что вдруг опустели магазины и погасли светофоры, – ну не может же быть так, что в этом виноваты идеи Маркса, Ленина, Сталина, Мао и Че Гевары.

Но Маргарет Тэтчер сделала то, что обещала. И вдруг выяснилось, что ликвидировав государственные монополии, можно добиться низких цен на электричество и газ. Снизив ставку подоходного налога, можно увеличить общую сумму налоговых сборов. Оказалось, что после ликвидации убыточных предприятий и короткого всплеска безработицы люди находят себе работу в новых компаниях и с хорошими зарплатами – главное, чтобы бизнес верил в развитие экономики. Компании с государственным участием при Тэтчер лишились права на какую-либо государственную поддержку и должны были на равных конкурировать за государственные заказы с частными предприятиями – оказалось, что они вполне способны снижать цены и издержки.

 

Реальный результат

Да, при Тэтчер богатые стали еще богаче, причем намного. Общие доходы обеспеченных и образованных британцев выросли более чем на 70%. Нижняя прослойка общества прибавила к своему благосостоянию всего 7%. Зато средний класс разбогател примерно на треть. По уровню подушевого ВВП в конце правления Тэтчер Британия обогнала Францию.

Оказалось, что экономика, скроенная по лекалам «железной леди», обеспечивает и высокий уровень социальной защиты – средний уровень пенсии в Англии превышает 12 тысяч фунтов в год, или более 90 000 рублей в месяц. Тэтчер упрекали за сокращение расходов на образование, но в итоге получилось, что в Британии сейчас самый низкий уровень безработицы среди молодежи с дипломами. 20% безработных бакалавров – это, конечно же, много, если не сравнивать с испанскими и греческими 60% безработных среди выпускников высшей школы.

И Лондон как «финансовый центр мира» – тоже заслуга леди Маргарет. До ее реформ британскими акциями больше торговали в Нью-Йорке, а лондонское City контролировалось несколькими старыми брокерскими домами. Их монополию Тэтчер также разрушила, фактически создав заново Лондонскую биржу.

И что бы ни говорили критики Тэтчер, она сумела снизить и уровень налогообложения, и социальные расходы, и государственный долг (с 46% ВВП до 32% ВВП) и все это – вместе с ростом реальных доходов населения в сочетании с экономическим подъемом.

Почему это все получилось? А вот для этого надо рассказать историю женского правления на другом конце планеты.

 

Удачливые супруги

В отличие от Маргарет Тэтчер, которой самой пришлось карабкаться по скользким ступеням политики, красавице Кристине Киршнер повезло больше. Она удачно вышла замуж, а ее муж Нестор Кришнер стал самым успешным аргентинским президентом за всю историю страны.

Когда в 2003 году «левый» политик Нестор Киршнер выиграл выборы, Аргентина как раз объявила дефолт на 132 миллиарда долларов – самый большой в мировой истории. Экономический кризис терзал страну уже несколько лет. Аргентинский песо обесценился на 70% – ничего особенного для нашего опыта, но ужас для аргентинцев. Буэнос-Айрес из «самого европейского города Латинской Америки» стал превращаться в город третьего мира. Соперников у Киршнера особенно и не было – никто из аргентинских крупных политиков не рвался управлять страной в такой ситуации.

Но Киршнеру повезло. В начале его правления начали расти мировые цены на главные продукты аргентинского экспорта: зерно, мясо и главное – сою, для Аргентины это все равно, что для России нефть. Кроме того, Киршнер забыл все свои предвыборные рассуждения об особом пути Аргентины и скором строительстве социализма, снизил таможенные пошлины и пригласил в страну международных инвесторов.

В результате аргентинская экономика росла на 8% в год, и концу первого срока Киршнера ВВП Аргентины на 20% превысил докризисный уровень. Киршнер мог бы править и дальше, но вместо выдвижения на второй срок он предложил аргентинцам проголосовать за Кристину, и те с восторгом согласились.

 

Argentina 1

Экс-президент Аргентины Кристина Киршнер

 

Растраченное наследство

Нестор Киршнер деликатно держался в тени, выступая в роли теневого советника, Кристина вполне успешно справлялась со своими обязанностями, подходило время новых выборов, на которых все ожидали возвращения к власти любимого президента. Кристине остается править год.

Но внезапно Нестор умирает. А Кристина идет на выборы, которые снова выигрывает. В наследство ей достается вполне приличная экономика и социальная стабильность. И никто не сомневается, что успехи Кристины продлятся и дальше, а ее слава затмит славу Тэтчер. В 2011 году экономика Аргентины прибавляет почти 9% – беспрецедентный результат.

Но что-то начинает идти не так.

Неожиданно Кристина Киршнер вспомнила, что на протяжении всего ХХ века Аргентина боролась с мировой закулисой, создавая свою могучую промышленность на основе «импортозамещения» – так учил сам полковник Перон, начитавшийся книжек гитлеровских экономических советников.

Пора убрать вражеский импорт с аргентинских прилавков, решила сеньора президент. И таможня Аргентины начинает выдавать специальное разрешение для ввоза любых товаров – от автомобилей и лекарств до кукол и карандашей. При этом критериев и времени выдачи разрешений определено не было – по каждому случаю проводилась отдельная процедура согласования.

А потом всем экспортерам приказали экспортировать товары из Аргентины на сумму импорта. То есть «ввез мотоциклы» – теперь «вывози вино». Деньгами? Нет, нельзя, только товарами. Дорогие бренды вроде Armani и Cartier ушли с аргентинского рынка, а бизнес маленьких импортеров ширпотреба остановился.

 

Виноватый доллар

Все это анонсировалось под предлогом защиты отечественного производителя, создания инновационных рабочих мест и стимулирования промышленного экспорта. Но аргентинский бизнес не оценил забот Кристины. Уже в 2012 году производство упало на 1,2%, экспорт – на 3%, а ВВП показал рост, но всего на 1,9% при той же конъюнктуре на мировых рынках. Экономика резко «затормозила». В 2012 году аргентинский бюджет был исполнен с дефицитом 3% ВВП.

Но Кристина сразу же нашла виновного. Разумеется, им оказался американский доллар. И вообще любая иностранная валюта. Так надо запретить доллар! Купить его стало можно только по специальному разрешению.

Моментально возник черный рынок, на котором доллар стоил на 60% дороже официального курса. Валютные спекулянты и приближенные к власти банкиры и предприниматели, покупавшие валюту по «официальному курсу» и продававшие ее по «рыночному», просто молились на Кристину. Остальные аргентинцы сняли песо со своих счетов, купили наличные доллары на черном рынке и положили их в банковские ячейки. Рынок недвижимости, где сделки традиционно проводились в долларах, сократился на 85%.

Инфляция подскочила до 25% в 2012 году и продолжила прибавлять по 20% ежегодно. В ответ Кристина приказала открыть «горячие линии», по которым можно было пожаловаться на супермаркет, повысивший цены.

 

Неиспользованный шанс

Правда, Кристина щедро раздавала социальные пособия. Например, бедным приплачивали за то, что их дети ходят в школу, разумеется, бесплатную. Именно так: отвел ребенка в школу – получил деньги. Ты ведь трудился, время терял. Для того, чтобы платить эти пособия пришлось печатать деньги: денежная масса за первый год самостоятельного руководства Киршнер выросла на 40%.

Кадровая политика Киршнер тоже заслуживает внимания. Когда министром финансов в ее правительстве был назначен марксист Аксель Кисилев, акции аргентинских компаний на Нью-Йоркской бирже подешевели сразу на 6%. Кисилев стал идеологом национализации нефтяной компании YPF. Вот только добыча нефти и газа почему-то упала, а цены на бензин государственный бензин выросли на 40%.

В 2014 году Аргентине, казалось бы, вновь повезло. Продуктовое эмбарго России в отношении своих традиционных поставщиков открыло странам Латинской Америки новые возможности для сотрудничества с Москвой. Парагвай и Чили смогли в несколько раз увеличить поставки своих товаров в РФ. Но аргентинский импорт в Россию остался на уровне 2011 года, а российский экспорт в Аргентину к 2015 году уменьшился в четыре раза по сравнению с 2011-м годом.

В 2015 году Кристина Киршнер уже не могла баллотироваться на новый срок, но ее протеже Даниэль Сиоли проиграл выборы кандидату от «правых» Маурисио Макри.

 

Две женщины два пути

В чем же разница? Почему у одной женщины получилось «поднять» экономику, вопреки критике и неприязни, которую вызывала деятельность Тэтчер, а другая смогла экономику «развалить», несмотря на массовые восторги и любовь (Киршнер действительно продолжала сохранять высокие рейтинги, несмотря на все экономические неурядицы)?

При этом статистика свидетельствует, реформы Тэтчер помогли увеличению британского благосостояния в целом, но ценой ущемления интересов отдельных небольших групп. Действия Киршнер сделали аргентинское общество беднее в целом, но обогатили валютных спекулянтов, чиновников, приближенных к власти бизнесменов.

По этому поводу очень верно высказался российский экономист Константин Сонин. Когда от реформы выигрывают очень многие, но немного, а проигрывает меньшинство, у которого отбирают значимый для него кусок, противники реформ сопротивляются очень ожесточенно и организованно.

Леди Тэтчер выступала за интересы каждого – сеньора Киршнер предпочитала рассуждать об интересах «общества». Какой из этих путей выберет госпожа Собчак?

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы