Политика

Почему Каталония останется в Испании?

После завершения референдума в Каталонии зрителю российского ТВ могло показаться, что на карте Европы уже появилось новое государство. Однако экономика сильнее пропаганды. Экономист Дмитрий Прокофьев объясняет, почему Каталония вряд ли покинет Испанию.

 


Аргументы за независимость

Что говорили населению власти в Барселоне? Все просто, Каталония − страна богатая. Ее валовой внутренний продукт составляет одну пятую от испанского ВВП, провинция опережает по этому показателю даже Мадрид. Так же и подушевой ВВП Каталонии почти на 20% выше, чем в среднем по Испании. Экспорт из Каталонии превышает 25% от общего объема экспорта Испании и в прошлом году поставки из этого региона превысили €65 млрд. В Каталонии сосредоточено 2150 крупных компаний, больше чем в любой другой испанской провинции. В Каталонии зарегистрировано более полумиллиона предпринимателей, что составляет 19% от общего количества всех бизнесменов Испании.

При этом жители Каталонии, что называется, сами зарабатывают себе на хлеб с маслом. Только каждый седьмой «каталонец» получает зарплату от государства, в то время как в бедной, по испанским меркам, Эстремадуре, государственным служащим является каждый третий. При этом испанские власти содержат этого служащего во многом благодаря каталонским налогам, объясняли сепаратисты.

Действительно, согласно налоговым правилам Испании, провинции отправляют в бюджет страны налоговую выручку, эквивалентную 5-8% их ВВП (окончательная цифра колеблется в зависимости от методики подсчета). Ежегодно Каталония пополняет бюджет Испании на сумму около €62 млрд. Объем «обратных» поступлений из бюджета Испании в Каталонию не превышает €45 млрд. По данным испанского министерства финансов, в расчете на душу населения только Мадрид и Балеарские острова делали больше отчислений в национальный бюджет, чем Каталония.

 

Долги − свои и чужие

Зачем нам оплачивать чужих чиновников и чужие долги, возмущались сторонники независимости. Отделимся − и заживем не хуже других. Собственно каталонский ВВП превышает ВВП любой восточно-европейской страны, за исключением Польши. Каталония как экономика больше аккуратной и скупой Португалии и крупнее погрязшей в долгах и скандалах Греции.

Правда, у Каталонии есть и свои правительственные долги − не большие, но и не маленькие, $70 млрд, примерно по $10 000 на каждого жителя. При этом правительство Каталонии не может привлечь иностранные кредиты из-за низких кредитных рейтингов. Поэтому с 2012 года крупнейшим кредитором Каталонии является центральное правительство Испании.

Выйдя из состава Испании, придется, скорее всего, объявлять дефолт, но об этом организаторы сепаратистского референдума предпочитали особо не говорить. Какие долги, когда на кону государственная независимость? При общем населении семь миллионов человек в Каталонии есть традиционно организованный националистический электорат, не превышающий, по оценкам самих сепаратистов, два миллиона. На всех опросах эти люди традиционно высказываются «за независимость» уже много лет подряд, а две недели назад половина из них распечатала на принтерах избирательные бюллетени и отнесла их к импровизированным урнам.

 

Неожиданное выступление

Однако за эти две недели в Каталонии произошли важные события. Впервые за всю историю современной демократии в Барселоне состоялась колоссальная демонстрация «пассивного большинства», прежде не возражавшего против отделения. По разным оценкам, в ней прияло участие от полумиллиона до 950 тысяч человек. На предыдущих подобных акциях максимальное количество противников отделения от Испании было раз в двадцать ниже. Одновременно социологи выяснили, что среди рабочих, основного электората каталонских социалистов, за независимость выступают не более 28%. Это стало полной неожиданностью для каталонского правительства.

Пока политики в Барселоне и в Мадриде обменивались гневными репликами, а противники «каталонской независимости» вывели на улицы миллион человек с лозунгами за единство Испании, свое тихое слово сказал большой бизнес.

В течение всего нескольких дней большинство корпораций вывели из Барселоны свои штаб-квартиры, сделав это практически одновременно. Главным инициатором срочного принятия декрета об упрощенной смене юридического адреса, выпущенного правительством в Мадриде, выступил мультимиллионер Исидро Файне, глава банка Caixa, лидер и ведущий лоббист каталонского бизнеса. Теперь, чтобы перерегистрировать крупную компанию в Испании, достаточно решения совета директоров, а согласие акционеров можно не спрашивать. И директора решили оставить Барселону.

 

Кто ушел?

Для начала Каталонию покинула газовая корпорация Gas Natural Fenosa. Ее капитализация превышает €35 млрд евро, это в полтора раза выше, чем у российского «Сургутнефтегаза». Газовики перенесли офис в Мадрид − вместе с кассой и потенциальными налогами. Туда же переехали лидеры строительного рынка Испании: корпорации Colonial и Albertis, суммарная капитализация каждого достигает €6 млрд евро.

Третий по величине банк Испании CaixaBank перебрался в Валенсию. CaixaBank по величине активов (€350 млрд) больше российского Сбербанка. Группа Caixa − самый мощный холдинг Испании, она является крупнейшим акционером в 6 из 24 крупнейших компаний страны. Среди активов Caixa − бывшая телефонная монополия Telefonica SA, нефтяная компания Repsol SA, энергодистрибьютор Gas Natural SDG SA, автотранспортный оператор Abertis Infraestructuras SA и оператор телекоммуникационной связи Cellnex Telecom SA. При этом Cellnex с капитализацией €1,7 млрд евро, тоже базировалась в Барселоне, но теперь сменила адрес на мадридский.

А банк Sabadell, номер четыре в испанском банковском рейтинге, отправился в Аликанте. активы Sabadell – €212 млрд евро (для сравнения − активы российского ВТБ не превышают €140 млрд).

В столицу уехали и другие гранды барселонского бизнеса, много лет бывшие витриной каталонской экономики, − страховая компания Catalana Occidente (капитализациия €1,2 млрд) и лидер рынка курьерской доставки MRW (годовой оборот более €136 млн евро). Даже знаменитое издательство Editorial Planeta, основанное в 1949 году, один из символов барселонской культурной жизни, перевело свой бизнес в Мадрид.

Интернет-гигант Amazon остановил проект строительства крупнейшего в Европе логистического центра около барселонского аэропорта «Эль-Прат». К слову, 51% главного аэропорта Каталонии принадлежит испанскому правительству. «Эль-Прат» − второй по пассажирообороту аэропорт в Испании, через него идет основной туристический поток в провинцию.

А крупные иностранные корпорации, в первую очередь немецкие (Германия − ключевой партнер Каталонии по экспорту), еще раньше сделали свой выбор, перенеся свои представительства в столицу Испании.

 

На пути к компромиссу

Перспектива остаться без крупнейших налогоплательщиков и денег охладила горячие головы в Барселоне. Весь их расчет строился на том, что в современной мирной Европе, никто не позволит центральной власти удерживать их военными средствами и никто не атакует новую страну. Тем более, что ЕС они покидать и не собирались, а бизнесу − разве не все равно?

Оказалось, что нет, не все равно. Полумиллиардный рынок Евросоюза − важнее, чем семимиллионный рынок Каталонии. А социалистическое правительство − терпимо и даже приемлемо на региональном уровне, с точки зрения обустройства пляжей для туристов, парков для бездельников и велосипедных дорожек для бездельников с велосипедами. Но неприемлемо в качестве носителей верховной власти, да еще и не умеющей находить компромиссы.

Оказалось, что вся «экономическая мощь» Каталонии, в сущности, базируется на единственной опоре − барселонской агломерации. Город-порт, один из самых больших в Европе, куда одновременно могут зайти 1700 судов, являющийся «воротами страны», город, в котором сосредоточено несколько миллионов образованных граждан, − вот фактор, делающий бизнес в Каталонии сравнительно привлекательным. Местное правительство может как способствовать его росту, так и помешать. Бизнес решил, что в данном случае правительство мешает и сказал свое тихое, но веское слово.

Поэтому в минувший вторник, 10 октября, вместо объявления независимости Каталонии, депутаты-сепаратисты тихо подписали меморандум о независимости и одновременно документ о его приостановке. Это юридически нелепое решение избавило центральные власти Испании от необходимости применять силу и позволять телеканалам демонстрировать «ужасные картины» огорчающие зрителей в одной половине Европы и радующих в другой половине. Власти Барселоны избавились от необходимости видеть на улицах миллион избирателей с испанскими флагами в противовес каталонским и лихорадочно латать дыры в бюджете. А европейские бюрократы теперь смогут выступить в любимой роли посредников.

 

Историческая закономерность

Проанализировав исторический опыт различных движений «за независимость», можно выявить закономерность, подтверждающуюся столетиями. Сепаратистские движения (не оккупационная администрация, маскирующаяся под «независимую», а настоящие сепаратисты) могут удержать власть демократическим путем только в том случае, если предоставляют лучшие, чем метрополия, условия для бизнеса, провоцируя капиталы метрополии перемещаться к ним (пример обеих Америк в 19 веке). Или создавая особо комфортные условия для местного бизнеса, который не имел шансов на развитие в рамках метрополии (конфликт Нидерландов и Священной империи в 16 веке). Или предлагая привлекательные условия для транснационального бизнеса (пример Сингапура, хотя Сингапур и не собирался выходить из Малазийской федерации, его оттуда исключили). Об этих примерах можно писать очень много.

Если власти новой страны не обеспечивают экономический рост и при этом продолжают эту власть сохранять, значит, они опираются не на «выборы», а на штыки, свои или иностранные. Но каталонским властям такая возможность не светит.

В Каталонии нет крупного исключительно местного бизнеса. Например, основу современной экономики − телекоммуникации − в Каталонии обеспечивают четыре оператора телефонной сети, два общеиспанских − Telefonica SA и Masmovil Ibercom SA, а также два иностранных оператора − французская Orange SA и британская Vodafone Group Plc. Эта отрасль промышленности регулируется центральной администрацией Мадрида. Крупный испанский бизнес работал в Каталонии только потому, что там грамотное и сконцентрированное на небольшой площади население, рядом французская граница и отличный порт (а 80% мирового ВВП создается в радиусе 100 км от портов). В результате, выбирая Каталонией и Испанией, крупный бизнес выбрал Испанию.

Поэтому Каталония останется в составе Испании. Однако появлению новых европейских государств может посодействовать другой фактор. Но это уже особая история.

 

Автор – экономист Дмитрий Прокофьев

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы