Общество

Вьетнамский вояж с риском для свободы и жизни

Российская гражданка Мария Дапирка три года ждет решения своей участи во вьетнамской тюрьме. Она обвиняется в контрабанде наркотиков. В случае окончательного признания ее вины ей грозит пожизненное заключение или даже смертная казнь.

 


Вес имеет значение

Оглашение приговора должно было состояться еще 30 августа. Но в последний момент городской суд Хо Ши Мина в пятый раз вернул дело на доследование. Этого добилась сторона защиты. Прокурорам предстоит предоставить официальные данные о количестве кокаина, которое ввезла Дапирка на территорию Вьетнама, а также убедительные доказательства, что она знала о наличии наркотиков в ее чемодане.

Количественные показатели имеют определяющее значение при вынесении приговора. По вьетнамским законам хранение или попытка контрабанды более чем 600 граммов наркотического вещества влечет за собой смертную казнь. При попытке сбыть наркотики точка невозврата установлена на уровне 100 граммов. Мария Дапирка намного превысила обе планки. Напомним, что при обыске в аэропорту Tan Son Nhat таможенники обнаружили в потайном отделении ее чемодана около 3 килограммов запретного груза.

Однако суду намного важнее услышать ответ на самый главный вопрос, знала или не знала Дапирка, что выполняет функции наркокурьера. В первом случае она – бесспорная соучастница преступления и по местным законам заслуживает смерти. Во втором случае она – невинная жертва чужого преступного умысла. Сама обвиняемая упорно настаивает на том, что не имела понятия о кокаине, который был спрятан в ее багаже.

 

В роли наивных простушек

Будем исходить из презумпции невиновности и поверим Дапирке на слово. Но тогда стоит поражаться ее неискушенности. Схема, в которую ее вовлекли наркоторговцы, стара как мир. О ней даже сняли знаменитый телесериал «Бангкок Хилтон» с Николь Кидман в главной роли.

Как и героиня сериала, Дапирка, жившая тогда в Таиланде, приняла ухаживания обходительного иностранца. Потом поверила в его намерение жениться и оправилась с ним путешествовать в Бразилию. Оттуда он и проводил ее в рискованное путешествие и даже подарил чемодан. Уже сам факт такого нетрадиционного подарка, а также вес пустого чемодана мог насторожить кого угодно.

Пишут, что нигерийский «жених» давно засветился в наркобизнесе. Никто не знает его подлинного имени, называют только кличку. Утверждают также, что по аналогичной схеме действуют и другие нигерийцы, промышляющие контрабандой. Они выдают себя за профессиональных футболистов или агентов модельного бизнеса, отыскивают легковерных молодых простушек и вступают с ними в отношения. Продолжение известно: чемодан – аэропорт – тюрьма в Таиланде, в Китае, в Индонезии или во Вьетнаме.

Недостатка в «невестах» нет. Чаще всего в роли простушек оказываются девушки из Латинской Америки, а также России и других стран СНГ.

 

Хроника девичьей глупости

Британская газета The Daily Mail в корреспонденции о процессе Дапирки привела показательную хронику. Причем список героинь далеко не полный.

В 2012 году индонезийский суд приговорил гражданку Казахстана к 12 годам тюрьмы. По имеющимся сведениям для контрабанды наркотиков ее привлек все тот же нигерийский клан.

Ее 20-летняя соотечественница получила пожизненный срок в Китае. В прошлом году приговор бы обжалован и направлен в суд низшей инстанции. Дальнейшее газете не известно.

Два года назад там же, в Китае, была арестована 22- летняя студентка из Колумбии. Таможенники нашли наркотики в ее ноутбуке. Как пишет The Daily Mail, в путешествие ее провожал тот же самый нигериец, что до этого звал под венец Марию Дапирку.

По отработанной годами схеме нигерийцы использовали и россиянку Диану Батищеву. В апреле 2015 года ее задержали на таможне в Таиланде, обнаружив в багаже наркотики. На судебном процессе Батищевой удалось убедить суд, что она не знала об истинном содержимом упаковок с косметикой. Она везла их в качестве подарков родне нигерийского «жениха», живущего в Бразилии.

 

Они знали, на что идут

Для объективности картины стоит отметить, что иногда молодые российские граждане идут на смертельный риск ради небольшого заработка. В самом конце 2015 года вьетнамская радиостанция VOV сообщила, что таможенники в аэропорту Хо Ши Мина нашли кокаин в багаже 25-летнего студента из России. Имя арестованного не сообщалось, зато информация изобиловала другими подробностями. Перед тем, как прилететь во Вьетнам, нарушитель сделал несколько пересадок и беспрепятственно миновал таможни нескольких стран. Раствором, в котором содержался наркотик, были пропитаны обивка дорожной сумки, одеяло и три предмета одежды. Задержанный моментально сознался, что взялся перевезти запрещенный груз из Дубаи за тысячу долларов.

Об очень похожем случае вьетнамская газета VN Express сообщила уже в феврале нынешнего года. Раствором кокаина были пропитаны 13 предметов, в том числе спальный мешок, обивка чемодана и пиджак российского туриста. За курьерскую доставку кокаина из Чили в Хо Ши Мин с молодым человеком тоже расплатились одной тысячей долларов. Количество изъятого наркотика составило «только» 300 граммов. Вьетнамский суд приговорил обвиняемого к 18 годам тюрьмы. Судьи не поверили его уверениям, что он ничего не знал о наркотиках.

32-летняя уроженка Сызрани точно знала, на что идет. Она перевозила 57 упаковок с кокаином в Таиланд из бразильского Сан-Паулу в своем желудке. На рискованное во всех отношениях путешествие она согласилась за 3,5 тысячи долларов. В этом деле также замешана африканская мафия.

 

Перед Вьетнамом все равны

Вьетнамское уголовное законодательство можно назвать одним из самых жестких, если не самых жестоких, в мире. Хотя за преступления, связанные с наркотиками, вынесение смертного приговора практикуется в нескольких десятках государств. В основном разговор идет об азиатских и африканских странах, включая практически весь Арабский Восток.

Однако в этом ряду есть и Куба, и даже США. Американский суд сравнительно недавно запретил вынесение смертного приговора в делах, в которых наркотики не привели к потере человеческой жизни. Но в ряде случаев оставил все же возможность применения высшей меры на усмотрение отдельных штатов и их судов.

Что же касается конкретно вьетнамского уголовного права, то в случае с наркотиками оно не знает ни послаблений, ни исключений. По сути дела это не столько мера наказания за уже совершенные преступления, сколько мера устрашения будущих преступников. Во Вьетнаме не помогут ссылки на возраст обвиняемого, на примерное, как у Дапирки, прошлое или на незнание местных законов.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы