Право

Путь Джедая, или Почему орловский транспортный прокурор озаботился цензурой…

Август − месяц отпускной, деловая активность если не затихает, то обороты сильно сбавляет. Народ массово разъезжается, чтобы максимально активно использовать остаток лета, тепла, да и витаминами запастись на зиму. Но это народ, он может себе такое позволить. Но и в такие, расслабленные отпускные моменты, есть люди, стоящие на страже законов и даже самой Конституции. Цитирую: «Заявление подано в защиту законных интересов Российской Федерации, а также неопределенного круга лиц с целью недопущения подрыва основ конституционного строя государства, а также ввиду невозможности определения круга лиц, чьи права и интересы нарушаются».

Транспортный прокурор, пусть даже орловский, во-первых, имеет право, а во-вторых, обязан стоять на страже закона. И Константин Волков встал. Как смог, так и встал. Главный редактор ИАИ ПРОВЭД уже разложил прокурорское творение на цитаты. Я же, в свою очередь, попробую с помощью нашего эксперта Пантелея Пантелеевича Советникова разобраться не сколько в творчестве орловского транспортного прокурора, сколько в причинах, побудивших его на такие действия.

- Пантелей Пантелеевич, здравствуйте, удалость ознакомиться с административным исковым заявлением орловского транспортного прокурора? Что скажете?

- А оно мне надо, я что, психологическая консультация или, может, психоаналитик какой для чиновников, чтобы разбирать эти психологические эксперименты? Это заявление − как письмо из Простоквашино, его как будто всей прокуратурой писали, разные люди, в разное время и в разном эмоциональном состоянии. Помнишь, у Шарика там лапы ломит, а Матроскин вообще линяет или наоборот. Мне до сих пор не понятно, как после прочтения этого письма папа не повёз маму в психиатрическую больницу. Это я про Простоквашино сейчас. Думаю, что исключительно из-за политкорректности советского режима.

- А саму статью, что так возбудила прокурора, удалось прочитать?

- А зачем? Я тогда не смогу понять логики прокурора, да и несправедливо это будет, я прочитал, а прокурор нет. Давайте уж на равных быть.

- Ну, хорошо, как вы думаете, что так могло возбудить орловского транспортного прокурора, в надзоре которого всего один таможенный пост, раскрыть мировой заговор против конституционного строя России?

- Был бы орден, подвиг подберем.

- Ну, хоть какие-то побудительные причины должны быть.

- Да причин может быть сколько угодно. Не уверен, что есть такие причины и, тем более, эти причины, смогли стать для транспортной прокураты побудительными. Вот смотри, дата этого заявления 3 августа, а что было накануне?

- Да ну, не может быть?!

- Вот тебе и да ну. Вот тебе и не может быть. Как «здрасьте» может и вполне даже быть. 2 августа − День ВДВ, господин Волков, может быть, в душе десантник? На счёт раз может быть, вот и на, получи, вражина, гранату, просроченную и без чеки, в виде искового. И опять же, ты же видишь, как отмечают в России День десантника, тут не каждая голова такое выдержит. И то, если это рабочая голова, то есть не наш случай.

- Допустим, били накануне десантники бутылки об голову, купались в фонтанах, но почему ПРОВЭД и почему эта статья? В интернете таких статей, с формулировками, которые гневно осуждает прокурор Волков, если не сотни, то десятки тысяч точно, например, на сайте ФТС, есть статья, точно с такими же «схемами и инструкциями».

- Вот ты загнул, ФТС. ФТС страшно, за ФТС могут и по затылку дать, да и не его это уровень.

- Так и ПРОВЭД не его уровень. Издание-то федеральное.

- А вот и причина номер два. Может быть, таким образом транспортный прокурор Волков решил обозначиться перед недавно назначенным новым начальником управления по надзору за исполнением законов на транспорте и в таможенной сфере Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Типа, я вот тут есть, в Орле, я тут засиделся, я вот смелый, я многое знаю, вижу и могу, возьмите меня к себе, туда, в Москву, ну возьмите, а. А ведь и орел может поскользнуться на скользком камне.

- Странный способ напомнить о себе. Он же не самоубийца.

- Мой юный друг, ситуация нынче такова: настоящих буйных мало — вот и нету вожаков. Не все слушают ушами. Некоторые воспринимают информацию интуитивно, вроде как слушает или читает, но информация в него сразу ложится, и не куда там попало, а в подкорку. Подкорка, она как картон, у кого-то, как например, у тебя, гладкий, как мелованный картон, и с неё все соскальзывает, а у кого-то рифленый, как гофрированный картон, и вот в этих гофрах всё и застревает, даже то, что не надо. А потом неожиданно всплывает, через три года, или даже больше, всплывает из подсознания застрявшая в рифе информация, и вот вам в радость иск, получите и распишитесь.

- О, как. Но статья писалась, как рассуждения и анализ ситуации на таможенном пространстве ЕАЭС о предлагаемых три года назад поправках, которые, кстати, не вступили в силу, их даже не приняли к рассмотрению. С таким подходом надо и сказки русские народные запретить, там Иван-дурак оскорбляет чувства многих.

- Не переживай, у сказок все еще впереди.

- Хорошо, допустим, как-то орловскому транспортному прокурору удастся доказать то, что он пишет в исковом и сделать абсолютно законную, с любой точки зрения, статью, угрозой конституционному строю, то это будет не просто ящик Пандоры открыт, а целый контейнер Пандоры. Это же как потом придётся зачищать интернет от огромного массива информации, заметьте законной, нужной информации, справочной информации, и, главное, никак не противоречащей или угрожающей конституционному строю России, в том числе и на государственных ресурсах.

- А ты думаешь, это кого-то волнует, главное для прокурора сейчас что?

- Соблюдение законности?

- Это сейчас смешно было. Соблюдать законность - это для тебя главное должно быть. А для прокурора главное сейчас заявиться, а там видно будет что. Статистику, например, своей работы подправить в лучшую сторону. Кстати, вот тебе и причина номер три.

- Главное не смысл действий, главное манёвр?

- А вот это уже не смешно. А что если предположить, что например, орловский транспортный прокурор симпатизирует Навальному, и таким образом, хитрым маневром, решил навести тень на всю прокуратуру. Даже больше, не побоюсь этой страшной мысли, дискредитировать генерального прокурора. Я тебе так скажу, я же могу и в морду дать хаму, который попытается хамить генеральному прокурору, президенту, России. Даже если он будет прикрываться патриотическими лозунгами. Есть вещи неприкасаемые.

- Вот это вы сейчас реально задвинули.

- А как ты хотел, патриотизм и справедливость должны быть если не с зубами и с кулаками, то хотя бы с палкой.

- Но, все же, согласитесь Пантелей Пантелеевич, у любого безумия должен быть предел разумности. Может быть, кто-то предметно попросил прокурора установить местную цензуру в отношении отдельно взятой статьи, отдельно взятого издания, в отдельно взятой отрасли, в отдельно взятой орловской области.

- Склероз маразму не помеха. Кто его и о чем может попросить? Я тут склонен думать, что просто все совпало в один день: День десантника, новый начальник управления, ну и, конечно же, звезды, посмотри гороскопы на тот день, эта, как ее там, в общем, вошла она в созвездие Пигмалиона какого-то, боком вошла и не вся, вот и заискрило у прокурора. Не переживай, это не надолго, скоро отпустит.

- Как это не переживай? С одной стороны смешно, а с другой очень страшно.

- Всё правильно, смейся и переживай, переживай и смейся. Сейчас старания прокурора Волкова заметят в генеральной прокуратуре и отправят на повышение или просто сократят транспортную прокуратуру, передав ее функции территориальным органам, что вполне логично в свете снижение государственных издержек и повышения эффективности деятельности органов прокуратуры.

- Спасибо, Пантелей Пантелеевич, за интересный и содержательный разговор.

Как всегда с вами был, наш главный эксперт Пантелей Пантелеевич Советников. До новых встреч.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: