Таможня

Монетизация административного ресурса

Два последних года на Северо-Западе шла массовая зачистка «организованных преступных сообществ, занимавшихся незаконным ввозом на таможенную территорию товаров без уплаты таможенных платежей», как квалифицируют сами оперативники ФСБ и следователи СКР. И вот на прошлой неделе первый «птенец» этой зачистки вылетел из суда с очень мягким приговором – небольшой штраф и условный срок. Не самый крупный участник, не самый важный персонаж, но один из самых громких, видимо, чем-то заслуживший особый порядок.

 

И как всегда, в этих непростых таможенных и околотаможенных вопросах нам поможет разобраться наш постоянный эксперт Пантелей Пантелеевич Советников.

– Пантелей Пантелеевич, здравствуйте.

– Да иди ты.

– Пантелей Пантелеевич, ну давайте поговорим о ситуации с контрабандой.

– Я тебе уже сказал, это провокация, и нечего о ней говорить, стрёмная эта тема.

– В СМИ стали появляться как версии, почему такой приговор, так и прогнозы, что будет с остальными и вообще, как будет развиваться ситуация.

– А я тебе скажу как: потому что мельчает контрабандист, на геройство не способен. Дали мазурику к чаю карамельку в бумажной обертке, вот его и понесло, а если бы ему к кофию шоколадку дали? Вот уже сейчас бы знали, кто Кеннеди заказал.

– Сейчас хотелось бы поговорить не о наказании и даже не о ходе следствия, а поговорить о причинах и условиях, почему, благодаря кому стало возможным такое. Под «такое» имеется в виду огромный, многомиллиардный объем ввоза товаров без уплаты таможенных платежей.

– Давай я тебе поясню, на пальцах левой руки. Ситуация с коррупцией в таможенных органах принципиально не меняется, она и не должна меняться, и не надо, чтобы она менялась, потому как опасно это. Но при этом в таможне ситуация с коррупцией не самая ужасная, если сравнивать с другими ведомствами. Это если по статистике. Да и суммы, с которыми задерживают таможенных коррупционеров, на фоне полковника Захарченко просто смешные. В общем, все как у всех, точно не хуже. А вот ситуация с контрабандными делами 2015-2017 годов – это уже не совсем коррупция, даже правильнее сказать, совсем не коррупция, это что-то ближе к вредительству, к экстремизму, а может даже и к государственной измене. Ну, сам посуди, из трех крупных операций на Северо-Западе против контрабандистов в камерах оказалось несколько десятков персонажей, разного коммерческого уровня, но только одни коммерсанты, нет ни одного таможенного должностного лица. Как думаешь, почему так?

– Наверное, потому, что у следствия не оказалось достаточных  доказательств участия должностных лиц таможни в контрабандных схемах.

– Молодец. Правильно, я тебе больше скажу, почему нет доказательств? Потому что таможня не при делах была, обманули ее, конкретно так обманули.

– Вот сейчас не надо, Пантелей Пантелеевич. А как тогда товар на десятки, а суммарно – на сотни миллиардов рублей – попал на рынки и прилавки, без уплаты таможенных платежей? Не прыгали же контейнера и фуры с контрабандой через таможенную границу или они с неба падали?

– Темный ты человек. А вот подумать о том, что эти контрабандные злодеи могли просто обмануть таможенников? Таможенники им поверили, отношения выстроили на доверии, а они, контрабандисты, воспользовались этим доверием, злоупотребили этим доверием, то есть тупо кинули, в смысле, обманули таможенников.

– Хорошая версия, Пантелей Пантелеевич, интересная даже. Но давайте по этапам рассмотрим возможное прохождение контрабандных товаров.

– Про коммерческую тайну, надеюсь, слышал?

– Слышал.

– Ну и как ты ее планируешь сохранить?

– Тут то какая коммерческая тайна?

– Самая что ни на есть обычная. Кто в камере сидит? Правильно, исполнители. Ни схема, ни условия не провалены. Сейчас, по очереди осудят всех арестованных, и на их место придут новые исполнители. Схему надо сохранить.

– Да, все как обычно, Пантелей Пантелеевич. Раз в десять лет рынок зачищается,  проходит год-другой, контрабандные потоки восстанавливаются, и каждый следующий разгром контрабандистов просто сопровождается все большими и большими сумами объемов ввоза, неуплат и убытков государству.

– Все верно. Рассказываю на пальцах правой руки. Вот, например, у тебя есть друг, и этот друг начальник таможенного поста. Он тебя уважает, ты его уважаешь, вот скажи мне, ты будешь рисковать уважением начальника поста? Правильно, не будешь. И он не будет, он тоже дорожит твоим уважением. Поэтому начальник поста, чтобы не обидеть тебя, не будет оскорблять тебя всякими там проверками и прочим головняками, он даже не будет ставить под сомнение, что ты везешь, он тебе верит, он тебе доверяет. И если ты, например, ошибешься количеством пар ботинок в фуре или заявишь вместо кожаной обуви обувь из кожзаменителя, разве такие мелочи могут послужить причиной огорчения вашего взаимного уважения? Конечно же, нет. Вот это есть первый уровень уважения – «потребительский».

– И что, таким образом и возникли такие миллиардные неуплаты в бюджет?

– Да о чем ты говоришь, максимум, что могли ребята на этом заработать, так это только на бутерброд с повидлом, да и то не все.

– Такой административный ресурс неоднозначен и нестабилен. Забегая вперед скажу, что за последние два-три года я не встречал в доступных мне источниках сведений о «беспечной смелости» таможенников в таких вопросах, все, как правило, в рамках КоАП, на уровень Уголовного кодекса стараются не выходить, и это радует. Говоря простым языком, такой административный ресурс можно монетизировать на уровне небольшого занижения веса и количества ввозимого товара, может, даже и кода ТН ВЭД, но все равно в рамках одной товарной группы. Да и массовость таких проявлений в последние годы, заметно снизилась. Очень велик риск попасть под проверку, генератор случайных чисел, опять же транспортная полиция и прочие контролеры.

– Смачно мыслишь, друг мой, но узко. Усложняю пример. У тебя, например, друг начальник таможни, например...

– Кингисеппской.

– Хорошо Кингисеппской. Ты его ой как сильно уважаешь, и он тебя тоже ой как сильно уважает. Будешь ты ставить под сомнение такое, ой какое сильное, уважение? Даже если ты фраер последний, то все равно не станешь омрачать такое сильное уважение. Вот это уже серьезный уровень уважения – «бюджетный». Ну а раз тебя ой как сильно уважает начальник таможни, то и начальник оперативно-розыскного отдела (ОРО) со всем отделом, отдел применения системы управления рисками (ОПСУР) в полном составе и начальники постов тебя будут ой как сильно уважать. И чтобы не огорчать начальника таможни своим недоверием к тебе, они будут обеспечивать тебе везде зеленый свет, точнее, ой какой зеленый свет. И если, например, ты где-то ошибся, заявил вместе коньяка французского герметик или вместо одежды кирпичи, – негуманно наказывать тебя, надо научить тебя, подсказать тебе, помочь выпутаться. Ведь ты же не виноват, что это вскрылось, ты же был уверен, что все пройдет нормально, ты же «думал», что там кирпичи, за что тебя наказывать? За ошибку? Ты же тоже не знал, что там не кирпичи, а одежда, зачем тебе одежда, тебе кирпичи нужны.

– Вот здесь миллиарды неуплаченных платежей кроются?

– Ну какие миллиарды, ну заработали чуть-чуть ребята, на бутерброд с повидлом и немного с маслом, правда, уже на всех, но разве это преступление?

– Такой ресурс уже стабилен, рисков мало, работает система раннего предупреждения проверок и ориентировок, потому как кругом одни уважаемые люди. Монетизация такого ресурса дает стабильный высокий доход, причем всей группе уважаемых участников. Но я тогда не понимаю, откуда у следствия такие данные, что провезли товар, не уплатив таможенных платежей на миллиарды рублей?

– У них своя математика, у них и спрашивай. Продолжаем?

– Да, конечно.

– Вот, например, если у тебя в друзьях – начальник Регионального таможенного управления (РТУ), то тогда тебя капитально любят и уважают во всех таможнях и таможенных постах управления. Тут ты можешь претендовать на уровень уважения «бизнес-класса». На этом уровне – на основании дружбы и доверия к тебе со стороны начальника РТУ – тебе автоматически доверяют все ОРО, все ОПСУРы всех таможен, оперативная таможня, а если где ошибешься, то и все Отделы административных расследований (ОАРы). И если тебе верит начальник управления, то какой смысл тебя оскорблять недоверием на постах и таможнях? Доверие начальника управления дорогого стоит. Плюс к тебе на доверии и уважении начинают тянуться представители транспортной полиции, они же не дружат с начальником РТУ, а им тоже хотелось бы.

– Здесь миллиарды неуплаченных таможенных платежей?

- О чем ты говоришь, какие миллиарды? Максимум, на что ребята тут могут заработать, так это на икру, да и то щучью, на бутерброд, вместо повидла. Да и то, если повезло по ошибке привезти брендовую европейскую одежду под видом кирпичей. Ты же «не знал», что тебе там загрузили брендовую одежду, тебе же сказали, что загрузили кирпичи, ты и вез товар как кирпичи, не выбирая дороги, не объезжая ям. И потом ты больше всех удивился, когда оказалось, что в контейнере не кирпичи, а фирменная одежда. Обидно так, да. Да и обязательств у тебя выше крыши, тут бюджет такой, что хотя бы 100-150 ошибок надо в месяц делать, чтобы только не обидеть уважаемых людей.

– Пантелей Пантелеевич, тогда откуда такой объем контрабанды?

– А я откуда знаю, мне тоже никто не говорит. А сколько контрабанды?

– Судя по информационным сообщениям СКР, то на сотни миллиардов рублей. Это, наверное, каждый второй контейнер или фура.

– Ой, да откуда они могут знать, что они там были, ездили, возили, теоретики зефирные, одним словом.

– Пантелей Пантелеевич, но если посмотреть на прилавки, там в большинстве – санкционные продукты, на рынках – контрафактный товар, как-то же он попадает в страну.

– Как-то, наверное, попадает. Может, его кто-то из злодеев западных подкинул, а, может, еще с досанкционных времен остался. А, может, кто и по дружбе привез, в знак уважения.

– Это как?

– Да очень просто. Вот, например, если у тебя есть друг Михал Иваныч Решалов, то ты уже счастливый обладатель уровня уважения «премиум». Михал Иваныч тебе доверяет, уважает тебя. Ты, в свою очередь, отвечаешь взаимностью и тоже безгранично уважаешь Михал Иваныч и доверяешь ему. Соответственно, раз тебе доверяет Михал Иваныч, то и начальники РСХН, РТУ, таможен, постов, ОРО, ОПСУРов, ОАРов, оперативных таможен, всяких там БЭПов и прочих с не меньшим уважением относятся к тебе. Как думаешь, кто-нибудь из них готов огорчить своим недоверием к тебе самого Михал Иваныча? Вот-то. И если ты ошибся и заявил, например, какой-нибудь порошок титана, а в контейнере оказалось санкционное мясо, или завез пару десятков тысяч айфонов и забыл об этом сказать таможне, то кто тебя будет за это ругать, ты же не со зла это сделал, тебя подставили, потому как ты не можешь огорчать Михал Иваныча.

– И вот здесь и есть сотни миллиардов неуплаченных платежей?

– Я тебя умаляю, да какие там миллиарды, да еще и сотни, о чем ты говоришь, максимум, что могли заработать ребята, так это на икру красную вместо щучьей на бутерброд и на всех. За что их ругать? Тем более, объем уважения «премиум» очень дорого обходится, тут чтобы не огорчать уважаемых участников, надо хотя бы тысячу раз в месяц ошибиться с порошком или кирпичами, чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть.

– Вот сейчас совсем ничего не понимаю, Пантелей Пантелеевич. Так, где миллиарды неуплаченных платежей?

– Ну не понимаешь и не надо, кому надо, тот понимает. Я тебе еще больше скажу, даже если ты меня и не спрашиваешь: где надо, там они и есть, эти миллиарды неуплаченных платежей. Сейчас всем, и следствию в том числе, надо вникнуть в ситуацию, чтобы по справедливости понять и простить ребят, и, может, дать им возможность доказать свое уважение и отработать свои косяки.

– Если я вас правильно понял, Пантелей Пантелеевич, то таможенники никак не виноваты в таком объеме контрабанды.

– Совершенно верно, чистой воды невиновники, они это не скрывают, все так и говорят, что мы, мол, ни в чем не виноваты, мы им верили, за них просили, а оно, вона как получилось.

– А контрабандисты?

– Кто контрабандисты? Да какие они контрабандисты, ты посмотри на них, милейшие люди, ну ошиблись, да и то не со зла, их просто подставили, что теперь за это их ругать.

– Интересно получается, таможенники не виноваты, потому что их подставили контрабандисты. Контрабандисты, которые, по-вашему, совсем не контрабандисты, тоже не виноваты в том, что подставили таможенников, потому что их тоже подставили. Кто кого в итоге подставил?

– А ты не понимаешь? Сейчас уже можно открыто об этом сказать: это все проделки Госдепа – опорочить и очернить.

– Спасибо огромное, Пантелей Пантелеевич, за содержательную беседу, я еще хотел у вас спросить…

– Все, некогда мне, надо бежать, мне еще надо продвигать новую тему, тут уважаемые люди обратились, надо помочь хорошим ребятам из Ассоциации Деловых и Уважаемых в какой-то там Сфере, протолкнуть их темку обеспечения транзита под поручительство этой самой Ассоциации Деловых и Уважаемых. А что, хорошая темка, уважаемая темка, пусть ребята зарабатывают.

– До свидания.

– Все, давай, пока.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы