Экономика

Ненастоящее молоко для детей: система способствует увеличению фальсификата

В освободившиеся от импорта ниши хлынул поток контрафактных и фальсифицированных продуктов. Несмотря на большое количество контролирующих органов и защищающих законов, в борьбе с нелегальной продукцией побеждает высокая прибыль.

Табачный рынок атаковала контрабанда

Торговля табаком приносит один из наиболее высоких доходов в пищепроме (табак относится к пищевой промышленности, прим.авт), а основу этого рынка составляет контрабанда. По оценке международного агентства INFOLine, её доля на российском рынке — 2,23%. Процент небольшой в сравнении с Европой: Франция — 10-15%, Англия — 15-20%, Норвегия — более 20%. Однако настораживает тенденция быстрого роста, при котором только в 2016 году произошло удвоение нелегальной продукции.

«В её продажу вовлечено более 45 тысяч торговых точек, это более 14% от общего объёма, - сообщил директор по связям с ЕС, ООО «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг» Александр Мироненко. - К этому можно добавить 10 тысяч нестационарных точек — лоточники, торгующие автомобили, торговля из жилых домов. Размеры потерь бюджета в 2016 году по недоплате акциза и НДС составили порядка 20 млрд рублей».

Торговля нелегальными сигаретами преобладает в городах, расположенных ближе к границе, а «лидерами» по результатам исследования названы Омск, Новосибирск и Таганрог. Продукция поступает в основном из Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана и Украины, где ставки акциза значительно ниже, чем в России. Например, в Белоруссии это 7,5 долларов за 1000 сигарет, тогда как в России почти 31 доллар. Цена за пачку там в среднем 35-40 рублей, в РФ — 63 рубля, поэтому приобретать и торговать контрафактом выгоднее, чем легальной продукцией.

По словам замдиректора по продажам по России ЗАО  «Донской табак» Андрея Белокопытова, за последние три года по стране серые схемы увеличились в 4,5 -5%, на Юге — на 10%. Он считает, что высокая маржинальность и отсутствие весомых наказаний для торгующих серой продукцией приводит к тому, что она в открытую продаётся с прилавков магазинов.

«Я пытался увещевать продавцов, в ответ один из них объяснил, что этим занимаются все вокруг, и у него выбор: либо закрыть бизнес, так как не сможет  с ними конкурировать, или уйти в серый рынок», - рассказал Андрей Белокопытов.

Предприятие пытается самостоятельно бороться с теневиками. В 2015 году по результатам работы собственной службы безопасности в регионе было изъято из оборота 4 млн пачек сигарет (в 2015-м было 850 тысяч), заведено 32 уголовных дела. Но деньги в этом бизнесе настолько большие, что штраф или откуп для продавцов ерунда. К тому же так называемые карательные практики малоэффективны — часты отсрочки исполнительного приговора, применяются условные меры вместо реального наказания. Андрей Белокопытов считает, что нужно работать всем вместе: «Когда мы начали плотно коммуницировать с силовыми ведомствами, пошёл результат, но он недостаточен». В планах создание единой базы торговых точек, которые занимаются незаконной деятельностью.

Александр Мироненко считает самым лучшим способом решения проблемы  выравнивание акцизных ставок. Но, по его словам, правительства участников ЕЭК ориентируются на свою собственную национальную политику, поэтому  рассчитывать на это не приходится.

«Такое впечатление, что нелегальная торговля «благословляется государством», потому что всё происходит в открытую, - говорит Александр Мироненко. - Есть несколько статей в уголовном и административном кодексах — может, пора ими пользоваться? Надо начать реальную работу, законодательные инструменты для этого есть».

 

Фальсификат молочки одних обогащает, других губит

Молочная отрасль — самая денежноёмкая. Эксперт при ТПП Ростовской области Юрий Корнюш считает, что прибыль от фальсификата молочки достигает 500%. Контролирующие органы в основном мониторят и дают  статистику. Так, руководитель Управления Россельхознадзора по Ростовской, Волгоградской и Астраханской областям и Республике Калмыкия Антон Кармазин утверждает, что 20-30% всей продукции фальсифицированы растительными жирами. Он называет главной причиной увеличения количества некачественного молока, масла, сыра давление ритейла на производителей.

«Переработчики не заинтересованы в производстве качественной продукции, потому что рынок давит сетями, которые диктуют правило низкой цены. Они просто не принимают качественный дорогой товар. И чтобы держать цену, им приходится экономить, то есть, добавлять растительное сырьё», - утверждает Антон Кармазин.

В итоге потребители забывают вкус натурального продукта, особенно дети. Директор по маркетингу и продажам ГК «Белый Медведь» Денис Афанасьев на региональной конференции «Проблема контрафакта в пищевой промышленности» привёл такой пример. В ходе тендера для 152 детского сада Ростова-на-Дону цена на молочную продукцию опустилась на 42%, и тендер выиграл посредник, а не производитель. В итоге молоко туда будет поставляться по 22 рубля за литр (цена сырья у фермеров 26-28 рублей), кефир по 25 рублей за литр, масло сливочное 245 рублей за кг (самая низкая себестоимость 350 рублей), сметана за 190 рублей, творог по 160 рублей, сыр 270 рублей — всё на 25% ниже производственной себестоимости. К этому приводит ещё и действие ФЗ-44 о госзакупках. В итоге детей кормят на 68 рублей в день — ни о каком качественном питании говорить нельзя.

«Так устроена система, что заведующая садиком, если выявит эту проблему, сама же и будет виновата. Куда мне идти с этой информацией, что с этим делать?», - задаёт он риторический вопрос.

 

Контроль государственный и общественный

Производители среди причин засилия конрафакта называют отсутствие взаимодействия между контролирующими органами. Например, руководители Россельхознадзора и Роспотребнадзора по-разному дают статистику злоупотреблений. Чтобы снизить показатели, они исследуют не только подозрительную, но и честную продукцию. Исполнительный директор «Ассоциации переработчиков по противодействию фальсификации молочной продукции» Александр Бражко объяснил это тем, что при высоких показателях доли фальсификата винят руководителя Роспотребнадзора. Вот и получается, что реальная картина приглажена.

Зачастую бизнес, не доверяя официальным контрольным органам, берёт эту функцию на себя. Так, на Кубани с 2007 года производители создали свою ассоциацию.

«Мы решили разделить натуральную молочную продукцию от молокосодержащей и выявить всех, кто выдаёт одно за другое — рассказал руководитель ассоциации, гендиректор АПМП «Кубаньмолоко» Константин Синецкий. - Мы покупали полках подозрительную продукцию, исследовали в лаборатории. В 2015 году доля фальсификата была 50%, в прошлом году выявили один случай, и то не замены молочного жира растительным, а недостачу — вместо 60% было 39%».

 

Поможет ли новая стратегия?

Поскольку в других регионах такого действенного инструмента нет, приходится уповать на роль государства. Два года назад оно всерьёз озадачилось проблемой. В декабре 2016 года Дмитрием Медведевым утверждена стратегия по противодействию незаконного оборота промышленной продукции.

«Вся система противодействия в нашей стране перезапущена, - утверждает Александр Бражко. - Если раньше никто за фальсификат не отвечал, то сейчас за весь оборот продукции отвечает министр промышленности Мантуров, который возглавляет госкомиссию по противодействию незаконному обороту промышленной продукции. Соответственно, в каждом субъекте за региональный контрафакт несёт ответственность высшее должностное лицо — губернатор, в городе глава. Мы получили инструмент, которого не было — руководителем госкомиссии стал не глава Роспотребнадзора или ветслужбы, а управленец».

Он привёл в пример Астраханскую область где, по его мнению, где уже удалось преломить ситуацию.

«Комиссия в 40 магазинах отобрала масло — доля фальсификата составляла около 80%. С этими делами пошли в арбитражные суды — половину проиграли сразу, половину отыграли потом. В январе-феврале завалили суды заявлениями о привлечении к ответственности — 40 дел за два месяца. Технологию отработали — губернатор и комиссия её поддерживают, а люди пишут письма», - рассказывает Александр Бражко.

Он также призывает создать институт неравнодушного потребителя, чтобы каждый из нас не замалчивал факты злоупотреблений. Но сам же оговаривается: «на каждое заявление физического лица должна быть реакция, иначе он перестаёт обращаться». И тем самым подтверждает истину — гражданская позиция, даже самая высокая, не может подменить заформализованный и забюрократизированный институт контроля государственных органов.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы