Политика

Москва-Тбилиси – когда и к нам придет безвизовый режим?

На мини-сессии Европарламента в Брюсселе 2 февраля прошло голосование по отмене визового режима ЕС для Грузии. Европарламент поддержал отмену виз с Грузией одновременно с запуском механизма заморозки безвизовых режимов ЕС с третьими странами, который ожидается в марте. Георгий Квирикашвили считает это убедительным доказательством политической поддержки со стороны ЕС. ПРОВЭД поинтересовался, когда отношения между Россией и Грузией восстановятся в полном объеме, и что это даст двум нашим государствам.

- Что дает Грузии безвизовый режим с Евросоюзом?

Владимир Евсеев,

заместитель директора Института стран СНГ:

- Введение безвизового режима с ЕС – это в большей степени попытка Евросоюза удержать Грузию в своей орбите. Фактически ЕС ничего особенного Грузии не дает. Для того чтобы как-то привязать к себе эту страну, ЕС может пойти на такой шаг. И, если говорить объективно, Грузия намного более готова иметь безвизовый въезд, чем, например, Украина.

Игорь Гвритишвили,

политолог, член совета Союза грузин России:

- Отмена виз для граждан Грузии Евросоюзом – событие ожидаемое. Но это, в первую очередь, про туристические поездки, поездки для дипломатов, служебные командировки и учебные. Что касается рабочих виз, то их по-прежнему выдавать не будут. Не ожидается повального отъезда грузин на работу в Европу. Больших изменений это не принесет.

Андрей Епифанцев,

глава аналитического бюро Alte Et Certe (Москва), политолог, кавказовед:

- Мало было сомнений в том, что ЕС одобрит безвизовый режим с Грузией. Преимущество этого решения скорее политическое. Этим подчеркивается движение Грузии в сторону Европы. Для либеральной общественности страны это означает очень много: мы многое потеряли, мы поссорились с Россией, но все это не зря, а ради сближения с Евросоюзом и, как подтверждение этого сближения, отмены визового режима. В последние три-четыре года в Грузии проявилось настроение евроскептицизма, потому что было непонятно, что получила Грузия, рассорившись с Россией. Сейчас уже есть, что предъявить, хотя в практическом плане применения безвизовому режиму не будет, как нет его от евроинтеграции.

Прошло три года после подписания Грузией ассоциации с ЕС. Это стало причиной для евроскептицизма. Потому что экономический рай, обещанный правительством – все эти молочные реки и кисельные берега – не случился. Возникает вопрос: а тогда зачем? Зачем было ссориться с Россией? Движение на Запад не приносит дивидендов. Грузины лучше жить не стали.

- Нужна ли отмена виз между Грузией и Россией? Что это даст нашим странам?

Владимир Евсеев:

- Со стороны Грузии действует безвизовый режим. Для грузинских граждан было принято некое ослабление визового режима, но оно пока очень незначительно. Нужен прорыв в двусторонних отношениях, а он может произойти, как я думаю, только по результатам какой-то, может быть, неформальной встречи между Георгием Квирикашвили и Владимиром Путиным. Возможности в рамках формата Карасин-Абашидзе уже себя исчерпали. Оттуда сложно что-то взять. Отношения достигли определенной точки и там остановились – не становится лучше, но и не становится хуже.

Потенциально мы не получаем больших преимуществ от восстановления отношений с Грузией. Но в политическом и в военно-политическом отношении, чтобы удержать Грузию от влияния Турции, это делать нужно.

Игорь Гвритишвили:

- Вопрос отмены российско-грузинских виз следует адресовать администрации президента России. Не далее как вчера Абашидзе выступил и сказал, что он приветствовал бы такое решение России.

Восстановление дипотношений интересно как России, так и Грузии. Но со стороны Грузии выдвинут вопрос территорий, поэтому решение будет достигнуто нескоро.

Андрей Епифанцев:

- Нам тоже надо снять визовый режим с Грузией. У нас развиваются торгово-экономические отношения в последнее время. Об отмене виз много говорилось, в том числе президент Путин об этом говорил, и пора бы уже переходить к делу. Не вижу причин для противостояния. Учитывая некоторый евроскептический настрой – сейчас самое время для сближения и развития отношений, удобный момент для восстановления отношений, и непонятно, почему мы держимся за эти визы, как новобранец за трусы на медосмотре в военкомате.

Господин Абашидзе очень интересно высказался о восстановлении отношений. Он сказал: «Достигнут существенный прогресс в вопросе об Абхазии и Южной Осетии». Это новая формула или оговорка Абашидзе? Сам термин «существенный прогресс» довольно размыт. Хотелось бы услышать уточнение от него.

Владимир Мантусов,

заведующий кафедрой «Мировой экономики» Дипломатической академии МИД РФ:

- Разрыв дипломатических отношений – инициатива не российской, а грузинской стороны. Чтобы понять, кто в большей степени заинтересован в реставрации связей, нужно посмотреть на цифры товарооборота между Россией и Грузией. Там всё ясно.

Лично я только бы приветствовал восстановление отношений между нашими двумя странами. Российская политика, в том числе внешнеэкономическая, настроена на дружеское существование и добрососедские отношения.

Владимир Хомерики,

президент Фонда единения Русского и грузинского народов, президент Конгресса национальных объединений России:

- Россия не разрывала дипотношений с Грузией, оно были разорваны грузинской стороной. И сегодня именно Грузия должна инициировать процесс восстановления нормальных дипотношений, чтобы цивилизованно решать и все остальные вопросы, в том числе торгово-экономические, вопросы территориальные и вопросы безвизового режима.

От отсутствия нормальных отношений страдают оба народа, ведь нас связывает многовековая дружба. Россия нужна Грузии, как воздух, для решения практических проблем, но и Грузия нужна России как стратегический партнер в Закавказье, где есть большие геополитические интересы, в том числе у России.

- Есть ли потенциал у российско-грузинских экономических отношений?

Владимир Саламатов,

завкафедрой международной коммерцииРАНХиГС:

- На территории РФ сейчас можно купить как грузинское вино, совершенно легально, в магазинах, так и «Боржоми». Торгово-экономические отношения существуют. Может быть, не будет пока эскалации этих отношений, но то, что существует товарооборот – это совершенно очевидно. Я могу привести цифры: общий товарооборот $551 млн за 9 месяцев 2016 года; импорт в РФ из Грузии за тот же период времени $132, 6, а экспорт из России в Грузию - $418,5 млн.

Владимир Хомерики:

- В бытность Саакашвили торговые отношения Грузии с Россией были фактически нулевыми. Затем было снято эмбарго с грузинских вин и с продуктов, торговый баланс Грузии заметно поправился. Все благодарны России за этот шаг, за снятие эмбарго. Это позволило значительно расширить товарооборот.

Владимир Евсеев:

Экономически Грузия нам много дать не может. Но было бы полезно реализовать не только широтный, но и региональный коридор север-юг по доставке в Россию турецких товаров. Здесь возникают следующие вопросы: во-первых, нереальность соединения железных дорог через Абхазию и высокая стоимость вопроса вкупе с проблемами безопасности, если создавать такую дорогу через Дагестан, например.

Сергей Лисовский,

зампредседателя комитета по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Совета Федерации:

- Россия ничего не теряет от отсутствия дипотношений, кроме возможности иметь рядом хорошее место для отдыха россиян, яркий уголок Кавказа, где привыкли отдыхать наши люди. А вот Грузия теряет очень много. Такой рынок, как Россия, который исторически готов потреблять продукты из Грузии, им не заменит никто, ни одна другая страна.

Поэтому для России на сегодняшний момент утрата дипломатических отношений практически ничего не значит, а для Грузии значит всё.

Владимир Мантусов:

- Развитие торгово-экономических связей пойдёт на пользу всем: и России, и Грузии, и другим странам, например, тем, что заинтересованы в развитии транзитного потенциала.

С точки зрения внешнеэкономической деятельности и её большей части – внешней торговли, причин для того, чтобы мы не сотрудничали, я не вижу. Мешает лишь политическая составляющая вопроса. Внешняя торговля приводит к развитию двусторонних отношений и наполняет национальные экономики торгующих стран – это аксиома.

Андрей Епифанцев:

- Грузия как объект инвестиций не настолько интересна. Это маленький рынок, с низкой покупательской способностью, причем, как со стороны населения, так и со стороны бизнеса. Это очень важно. Скажем, экономический рынок Украины в свете событий в стране и низкой покупательной способности людей стал совершенно не интересен западному бизнесу. В Грузии же такая ситуация существует уже давно. Все реформы, подобные украинским, были проведены еще при Саакашвили. И привели к тем же результатам, к которым сейчас еще только идет Украина.

Экономически Грузия уже дала России все, что могла. Товарооборот вряд ли станет больше. Экономика Грузии достаточно мала. Она уже в основном вся поделена, структурирована, в том числе и российским бизнесом, которому никогда, надо отдать честь грузинам, даже в самые плохие времена, не выставлялось препон грузинской стороной. Кто хотел прыгнуть на эту подножку трамвая, тот уже прыгнул. Какого-то реального потенциала я не вижу.

Была хорошая идея – создать между Россией и Грузией некий аналог торгово-промышленной палаты. Русско-грузинской общественной (подчеркиваю – общественной) палаты. Сделать ее из двух частей – политической и экономической. В нее должны войти знаковые фигуры для общественности двух наших государств, и должны начать вырабатывать какие-то рекомендации, которые могли бы поступать в Минэкономразвития и в МИД. Разу уж посольств нет, официально страны не могут договориться, то хотя бы по общественной линии можно было бы рассчитывать на прогресс… 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы