Таможня

Как устроена коррупция: симбиоз таможен и СВХ на примере Смоленска

Оперативные мероприятия, проведенные на прошлой неделе в Смоленской таможне сотрудниками местного УФСБ, привели к возбуждению уголовного дела по ст. 291 ч.5 УК РФ. Под контролем оперативников директор неназванного ООО раскладывал по персональным кабинкам таможенников в служебной раздевалке конверты с купюрами на общую сумму 3 млн руб.Директора задержали, а 95 смоленских таможенников остались без очередного денежного вознаграждения.

Эта новость ожидаемо избежала центральных каналов, а ФТС, как всегда, скромно отмолчалась по этому пустяковому поводу. Хотя, если задуматься, случай − из рук вон. И не потому что таможенники находятся на содержании у коммерсантов, помимо государственного денежного довольствия получая еще и ежемесячную помощь от руководства терминала, предоставившего им служебные помещения и рабочие места. А потому что это сложившаяся система взаимоотношений, которая у всех на виду, к которой все привыкли, и никого особо это не беспокоит. Потому что так удобней. Всем.

zaloba korrupzБизнес жалуется на коррупцию в Смоленском ЦЭДИ виновата в этом порочная организация таможенного дела. Государство в лице Федеральной таможенной службы организовало его таким образом, что без складской инфраструктуры невозможно проведение таможенного контроля. СВХ являются местами доставки товаров, здесь грузы находятся до выпуска в свободное обращение, тут осуществляются досмотровые операции, здесь же хранятся изъятые и задержанные товары. Поэтому логично, что на терминалах размещается личный состав таможенных постов. Со временем владельцы таможенных терминалов, конкурируя между собой, стали предлагать лучшие условия, как по услугам участникам ВЭД, так и по быту для таможенников. И, как бы то ни было,  наличие таможенного поста на конкретном складе превратилось в главное конкурентное преимущество. 

ФТС давно научилась искусно манипулировать товаропотоками. То через компетенцию, то через специализацию таможенных постов. То провозгласив Концепцию о переносе таможенного контроля в места, приближенные к границе. То мягко и ненавязчиво переделив ростэковские ресурсы. То обозначив курс на разделение функционала таможенных постов на документальный и фактический контроль. А то и просто работая по своим, таможенным, понятиям, где-то включая «зеленый свет», а где-то притормаживая таможенные операции. В результате такой кропотливой работы где-то убывает, а где-то прибывает. Посмотреть где прибыло, а где убыло – много ума не надо, сравнить терминальные ставки за обработку грузов, и картина, как на ладони. 

К примеру, упомянутый Смоленский ЦЭД, расположенный на площадях компании «Альфа-Транс Терминал», за короткий срок стал лидером по количеству оформленных товарных партий в Смоленской таможне. ЦЭД сегодня оформляет больше, чем все остальные таможенные посты, вместе взятые. Кстати говоря, по оценкам участников ВЭД, пост вполне адекватный. В рекламной кампании возможностей ЦЭДа и терминала «Альфа Транс» принял участие даже сам начальник таможни Иосиф Лужинский, организовав для журналистов выездные пресс-туры.

Там, где товаропотоки, там и деньги, а деньгами, как известно, принято делиться. Внедрение электронного декларирования исключило непосредственные контакты между участниками ВЭД и инспекторами, и роль посреднической функции владельцев складов временного хранения несколько возросла. Вполне официально принимая плату от декларантов за терминальные услуги, частью заработанного «складские» делятся с таможенниками. И это ни для кого не секрет. Каков механизм распределения, а также размеры бонусов  – зависит от конкретного места расположения таможенного органа, о чем хорошо осведомлены подразделения противодействия коррупции.

ogranichenie kompetКому помогает ФТС приказами об ограничении компетенции постов?Осведомлены, но бездействуют. Почему?  Зарплаты таможенников, особенно госслужащих, действительно невысоки. Сегодня выпускник любого ВУЗа, без опыта работы, в крупном городе претендует на зарплату от 25 тыс. и выше. В таможне не всякий главный инспектор с выслугой более 10 лет получает столько. Более того, кризисные явления, происходящие в экономике, не дают оснований для оптимизма: в обозримом будущем денежное довольствие у служивых повышаться не будет. В этой связи финансовая подпитка от участников ВЭД выглядит неким актом гуманизма. Тем более что никто из инспекторов денег-то и не вымогает, они просто делают свою работу, что, скорее всего, и подтвердит начавшееся следствие по упомянутому инциденту.

Перекрой этот краник − и разбегутся все. В службе противодействия коррупции, видимо, это понимают и выполняют «план по посадкам», ловя за руку лишь отдельных персонажей. Это хорошо понимают и в руководстве ФТС. Поэтому всячески и поддерживают расплодившихся посредников, приглашая их на свои выставки, завлекая на проводимые встречи различных рабочих групп и советов, вручая ежегодные награды и дипломы. И такой конгломерат вполне эффективен как для тех, так и для других.

Потому что так удобней. Удобней делать вид, что проблемы-то никакой нет, что это единичный случай, да и вообще все не так, как пишут журналисты доверчивым читателям. Правда, ни один из руководителей ФТС ни разу не высказался перед прессой, что он думает о коррупции в таможенных органах. Не о тех неудачниках, которых поймали за руку на мелкой взятке, а о той системе, выстроенной за долгие годы, при которой всем выгодно, чтобы директор терминала раскладывал по кабинкам таможенников конверты согласно чину, должности и выслуге лет.      

 

 

Оперативные мероприятия, проведенные на прошлой неделе в Смоленской таможне сотрудниками местного УФСБ, привели к возбуждению уголовного дела по ст. 291 ч.5 УК РФ. Под контролем оперативников директор неназванного ООО раскладывал по персональным  кабинкам таможенников в служебной раздевалке конверты с купюрами на общую сумму 3 млн руб.  Директора задержали, а 95 смоленских таможенников остались без очередного денежного вознаграждения.

Эта новость ожидаемо избежала центральных каналов, а ФТС, как всегда, скромно отмолчалась по этому пустяковому поводу. Хотя, если задуматься, случай − из рук вон. И не потому что таможенники находятся на содержании у коммерсантов, помимо государственного денежного довольствия получая еще и ежемесячную помощь от руководства терминала, предоставившего им служебные помещения и рабочие места. А потому что это сложившаяся система взаимоотношений, которая у всех на виду, к которой все привыкли, и никого особо это не беспокоит. Потому что так удобней. Всем.  

И виновата в этом порочная организация таможенного дела. Государство в лице Федеральной таможенной службы организовало его таким образом, что без складской инфраструктуры невозможно проведение таможенного контроля. СВХ являются местами доставки товаров, здесь грузы находятся до выпуска в свободное обращение, тут осуществляются досмотровые операции, здесь же хранятся изъятые и задержанные товары. Поэтому логично, что на терминалах размещается личный состав таможенных постов. Со временем владельцы таможенных терминалов, конкурируя между собой, стали предлагать лучшие условия, как по услугам участникам ВЭД, так и по быту для таможенников.  И, как бы то ни было,  наличие таможенного поста на конкретном складе превратилось в главное конкурентное преимущество. 

ФТС давно научилась искусно манипулировать товаропотоками. То через компетенцию, то через специализацию таможенных постов. То провозгласив Концепцию о переносе таможенного контроля в места, приближенные к границе. То мягко и ненавязчиво переделив ростэковские ресурсы. То обозначив курс на разделение функционала таможенных постов на документальный и фактический контроль. А то и просто работая по своим, таможенным, понятиям, где-то включая «зеленый свет», а где-то притормаживая таможенные операции. В результате такой кропотливой работы где-то убывает, а где-то прибывает. Посмотреть где прибыло, а где убыло – много ума не надо, сравнить терминальные ставки за обработку грузов, и картина, как на ладони. 

К примеру, упомянутый Смоленский ЦЭД, расположенный на площадях компании «Альфа-Транс Терминал», за короткий срок стал лидером по количеству оформленных товарных партий в Смоленской таможне. ЦЭД сегодня оформляет больше, чем все остальные таможенные посты, вместе взятые. Кстати говоря, по оценкам участников ВЭД, пост вполне адекватный. В рекламной кампании возможностей ЦЭДа и терминала «Альфа Транс» принял участие даже сам начальник таможни Иосиф Лужинский, организовав для журналистов выездные пресс-туры.

Там, где товаропотоки, там и деньги, а деньгами, как известно, принято делиться. Внедрение электронного декларирования исключило непосредственные контакты между участниками ВЭД и инспекторами, и роль посреднической функции владельцев складов временного хранения несколько возросла. Вполне официально принимая плату от декларантов за терминальные услуги, частью заработанного «складские» делятся с таможенниками. И это ни для кого не секрет. Каков механизм распределения, а также размеры бонусов  – зависит от конкретного места расположения таможенного органа, о чем хорошо осведомлены подразделения противодействия коррупции.

Осведомлены, но бездействуют. Почему?  Зарплаты таможенников, особенно госслужащих, действительно невысоки. Сегодня выпускник любого ВУЗа, без опыта работы, в крупном городе претендует на зарплату от 25 тыс. и выше. В таможне не всякий главный инспектор с выслугой более 10 лет получает столько. Более того, кризисные явления, происходящие в экономике, не дают оснований для оптимизма: в обозримом будущем денежное довольствие у служивых повышаться не будет. В этой связи финансовая подпитка от участников ВЭД выглядит неким актом гуманизма. Тем более что никто из инспекторов денег-то и не вымогает, они просто делают свою работу, что, скорее всего, и подтвердит начавшееся следствие по упомянутому инциденту.

Перекрой этот краник − и разбегутся все. В службе противодействия коррупции, видимо, это понимают и выполняют «план по посадкам», ловя за руку лишь отдельных персонажей. Это хорошо понимают и в руководстве ФТС. Поэтому всячески и поддерживают расплодившихся посредников, приглашая их на свои выставки, завлекая на проводимые встречи различных рабочих групп и советов, вручая ежегодные награды и дипломы. И такой конгломерат вполне эффективен как для тех, так и для других.

Потому что так удобней. Удобней делать вид, что проблемы-то никакой нет, что это единичный случай, да и вообще все не так, как пишут журналисты доверчивым читателям. Правда, ни один из руководителей ФТС ни разу не высказался перед прессой, что он думает о коррупции в таможенных органах. Не о тех неудачниках, которых поймали за руку на мелкой взятке, а о той системе, выстроенной за долгие годы, при которой всем выгодно, чтобы директор терминала раскладывал по кабинкам таможенников конверты согласно чину, должности и выслуге лет.     

  

 

             

 

  

 
Партнеры:
Loading...