Экономика

Государство ослабляет административное давление на несырьевой экспорт

Во вторник, 8 ноября, президент России Владимир Путин поручил правительству представить предложения по внесению в законодательство изменений, направленных на исключение избыточных требований по осуществлению валютного контроля в стране. Андрей Кочетков, аналитик брокерского дома «Открытие», рассказал ПРОВЭД, что за этим стоит.

- Что скрыто за довольно общей формулировкой «исключение избыточных требований по осуществлению валютного контроля»?

- Давайте начнем с того, что такое валютный контроль. У нас все крупные сделки идут через ЦБ. Если это крупная сделка, то она проходит некий специальный аудит. В частности, из последних нововведений в этой области – проверка на финансирование различных нехороших организаций и тому подобных вещей. Плюс в последнее время в связи с тем, что есть проблемы с валютной ликвидностью в стране, на компании могут оказывать определенное давление, чтобы они не придерживали валюту, а продавали ее на внутреннем рынке.

Чтобы несырьевые компании – это машиностроение, электроника, сельскохозяйственная продукция и т.д., не чувствовали себя такими «финансовыми коровами», которых можно без конца доить, а чувствовали себя более свободно, встал вопрос об уменьшении административных рычагов давления на них.

- Существует ли система правил валютного контроля?

- Конкретных прямых правил нет, если только речь не идет о проверке всевозможных платежей на предмет причастности к финансированию терроризма и подобных вещей.

- В сообщениях СМИ о новом распоряжении президента акцент сделан на исключении избыточных требований при возврате валютной выручки от экспорта. Почему?

- Трудно сказать что-то конкретное. В 1998-1999, в 2008 году у нас шла речь об обязательной продаже выручки – 25%, даже 50%. Но потом эти ограничения были сняты. Сейчас, насколько я знаю, у нас нет обязательной продажи валют. Прямых указаний нет. Но на компании оказывается давление, чтобы они валютную выручку не держали за границей, а возвращали ее в Россию и продавали на внутреннем рынке, то есть конвертировали ее в рубли, тем самым пополняя резервы валютного банка.

- Что нового у нас в стране в области несырьевого экспорта?

- Предлагаю обратить внимание на такую отрасль, как «Создание программного обеспечения». Ежегодно эта отрасль зарабатывает для России на внешнем рынке порядка $6 млрд, и эта статья доходов растет. Плюс несколько компании за границей закупили Суперджет-100, и они очень довольны. И мексиканцы, и ирландцы. Хотя у нас случилась трагедия – во время первого экспортного полета произошла катастрофа. Продажи идут, несмотря на противодействие наших западных «партнеров».

Плюс такая услуга, как космические запуски – это тоже несырьевой экспорт. Плюс, есть такая российская компания – АО «Монокристалл», так вот они владеют то ли 30%, то ли 40% мирового рынка монокристаллов. То есть если взять сапфировое стекло, используемое,  в частности, для экранов, то оказывается, что огромную часть мирового рынка держит именно российская компания.

- А экспорт образцов ВПК?

- Военно-промышленный комплекс – это вершина промышленности, несмотря на то, что некоторые считают такой вершиной автомобилестроение. Военные технологии – это сосредоточение и конструкторской мысли, электроники, металлургии, различных технологий в области машинерии. Китайцы, например, может быть, не так много закупают наших самолетов, хотелось бы больше, но что касается военных двигателей, то пока они не в состоянии их даже скопировать. Все, что они делают в сфере двигаетелей для самолетов, летает натужно и тяжело, и потому они вынуждены закупать двигатели у нас.

В начале 2000-ых даже Пентагон закупил наши вертолеты Ми-17, которые являются экспортным вариантом МИ-8 для афганских военных, потому что американские вертолеты в условиях высокогорья афганского работают очень нехорошо, плюс они при управлении требуют высокой квалификации. Наши же вертолеты хорошо осваиваются, хорошо летают, требуют меньше обслуживания. Какой-то период времени была проблема с украинскими двигателями, но теперь эта проблема решена. 

- Объемы несырьевого экспорта с вашей точки зрения подросли?

- Несомненно. Появились некоторые не совсем обычные статьи. Например, в результате девальвации рубля  некоторые импортные заводы, которые выпускали автомобили для российского рынка, стали собирать те же самые двигатели для экспорта из России, потому что это стало выгодно. Я не удивлюсь, если на определенных предприятиях LG, Samsung и так далее также выпускается продукция, которая потом экспортируется другие страны. Надеюсь, это не батарейки для Note 7.

- Обобщая сказанное…

- Прямых валютных норм регулирования сейчас нет, поскольку ситуация на валютном рынке достаточно стабильная, но тем не менее, есть определенные правила, которые соблюдаются при проведении сделок по внешней торговле. Наиболее очевидные это проверка на финансирование различных террористических организаций и вещей, которые могут идти вразрез с внешней политикой России,  а также проверка при подозрении на отмывание средств. Эти нормы существуют давно и осуществляются по всем мало-мальски значимым сделкам. Вероятнее всего, речь идет о смягчении именно в этой сфере. Это смягчение именно чиновничьего контроля, когда каждую сделку нужно подтвердить 33 справками, которые надо взять во Владивостоке, Петербурге, Краснодаре и еще желательно в Воркуте… Видимо, будет снижаться количество административной отчетности по этим сделкам. 

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы