Экономика

Малые сельхозпроизводители не стремятся перейти на упрощённое налогообложение

Президент России Владимир Путин дал поручение правительству до 25 декабря 2016 года увеличить предельный размер доходов малого бизнеса для использования системы упрощенного налогообложения до 150 млн рублей. Вячеслав Телегин, председатель Совета АККОР, считает, что для аграриев важнее развитие патентной системы. 

telegin4

- Увеличение предельного размера доходов в среде фермеров – востребованный шаг со стороны правительства?

 - Полагаю, что цифра изменилась в связи с тем, что выросли нормативы. И 150 млн рублей –приличный объем, если говорить про «упрощенку». С таким доходом у нас только среди производителей молока примерно одна тысяча небольших сельхозорганизаций и еще порядка 10 тысяч крестьянско-фермерских хозяйств.
Но для большинства фермеров важнее другое, а именно развитие патентной системы. На сегодняшний день сложилась следующая ситуация: правительство разрешило развивать патентную систему в молочном производстве. При этом получить патент в случае, если фермер занят в мясной и овощной сфере уже нельзя. Но ведь это же странно. В ЛПХ границу бывает провести очень трудно. Скажем, занимается человек молочным хозяйством, при этом коровы все равно рожают бычков, почти каждый второй теленок – это бычок. Бычок в молочном хозяйстве не нужен, его хорошо бы кому-то продать. Продать на селе некому – нет большого желания у людей держать телят на мясо. Большая часть фермеров с молочным производством в итоге откармливает бычков. Выходит, что одновременно занимается и молочным производством, и мясным. А патент только на молочное.

- Что может изменить ситуацию?

 - Мы считаем, что до 10 миллионов рублей дохода должен быть патент. Это сильно упростит ситуацию. Не нужно бухгалтера содержать, и на штраф или на пени не нарвешься. Заявил условно выручку 1 миллион – заплати 10 тысяч рублей.

- Много на селе людей, которым введение патента помогло бы развить хозяйство?

- У нас сейчас 2 миллиона ЛПХ. Люди не рвутся менять статус на крестьянское (фермерское) хозяйство (КФХ), потому что незамедлительно начнутся проверки и налоги. Уже одно лишь то, что бухгалтерию надо вести, отпугивает: у нас ведь где бухгалтерия, там штрафы. А что значит вести бухгалтерию, если, скажем, речь идет о каком-то удаленном районе? Минимум 100 тысяч рублей затрат. Плюс еще налоги и расходы на зарплату. Выходом стала бы патентная система.

- Вы входите в Аграрную партию, что-то предпринимали ведь наверняка?

- Мы вносили несколько раз через своих депутатов предложение, которое могло бы уравнять в отношении получения патентов тех, кто занимается молочным производством и тех, кто занят мясным. С нашей точки зрения ориентироваться нужно на объем выручки. Пока нас поддержала только часть депутатов, но мы продолжим добиваться своего.
- Какие еще есть проблемы с налогами у фермеров?

- Есть проблема с налогообложением по кооперации. Здесь практически получается двойное налогообложение. Оно мешает объединению ЛПХ. Почему? Один с НДС, другой без него – и вот уже возникли проблемы. По закону о сельхозкооперации вы должны поставлять не менее 50%, а по налоговому кодексу чтобы быть сельхозтоваропроизводителем, вы должны продавать не менее 70% сельхозпродукции – есть противоречие, внутреннее.

- Законы не стыкуются?

- Бывает и такое. По кооперации в ГК написано, что кооператив не может делить чистую выручку между кооператорами. Но ведь это нарушение прав кооператоров. А у нас это действующая норма ГК, которая в данном случае вступает в противоречие с действующим законом по сельхозкооперации.

На Западе тебя признают сельхозтоваропроизводителем, только если у тебя доход на каждого члена семьи превышает 1000 долларов или 1000 евро в год. А у нас все иначе. Вот засуха была, у фермера баланс нарушился, он вынужден из-за засухи что-то другое продать, и уже не 70% сельхозпродукции у него получается в общем объеме, а, например, 60%. И его уже не признают сельхозпроизводителем за этот год.

Все это в совокупности отпугивает народ. У нас четыре года назад было 308 тысяч фермеров, а сейчас по переписи 175 тысяч. И многие ушли именно из-за этого. То пенсионные платежи подняли резко, тогда сразу 60 тысяч человек за год ушло…

Есть еще административное давление. Проверяющих – десятки. То налоги, то экологию проверяют, то рабочие места. Ходят по кругу. Фермеру проще отказаться от этого и уйти в ЛПХ.

То есть в стране идет агитация по выходу из теневой экономики, а тут обратная ситуация получается.

- АККОР не агитирует?

- Агитируем, еще как. Вот, говорим, у нас есть госпрограмма – «Начинающий фермер». Что ты сидишь в ЛПХ? Приходи, тебе грант дадут 1,5 миллиона рублей. Два-три года отработаешь – можешь в семейной животноводческой ферме поучаствовать, там уже можно 21 миллион рублей получить или даже 30 миллионов, если по мясному и молочному. Человек поверит, придет, и тут начинается: приходит налоговая, приходят социальная служба аттестовать рабочие места – и за все это платить нужно. У него была машина, он просто так ездил, а теперь ему говорят «Ставь тахограф», а это еще 50 тысяч рублей плюс обучение специалиста и обслуживание в течение года. И так везде. 

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы