Экономика

Как помочь российскому пищевому экспорту?

В какой степени санкции поспособствовали экспорту продовольствия? Каков потенциал российского АПК в этом отношении? И как таможня тормозит развитие экспорта? Об этом специально для ПРОВЭД рассказал президент Национального союза экспортёров продовольствия Дмитрий Булатов.

bulatov1

- Что изменилось в структуре экспорта продовольствия в последний год?

- Радикальных перемен нет. Объём экспорта у нас в последние годы то увеличивается, то снижается на определённую величину, но эти скачки определяются в основном одним – урожаем или неурожаем зерна.

Экспорт продукции пищевой промышленности в последнее время не растёт, несмотря на низкий курс рубля, хотя, казалось бы, такой курс должен содействовать росту. Причина – отсутствие государственной поддержки экспортёров пищевой продукции.

У нас довольно странная картина: согласно госпрограмме развития сельского хозяйства, на производство мяса, зерна и так далее ежегодно выделяется несколько десятков миллиардов долларов, а на развитие экспорта той же самой продукции – ни рубля.

- Каким образом можно повлиять на эту ситуацию?

- Сейчас в Госдуме на рассмотрении находится проект закона о поддержке экспорта, а в Министерстве сельского хозяйства по поручению президента разрабатывают проект подпрограммы по развитию экспорта. Закон в Госдуме уже год, но когда он выйдет, и в каком виде – мы не знаем.

В законе чётко изложены финансовые и нефинансовые инструменты поддержки экспорта, прописана поддержка объединения экспортёров, что очень важно.

- В качестве финансовой поддержки от государства вы рассматриваете кредиты?

- Льготные кредиты, льготное страхование, льготное налогообложение. Но это работает, например, в отношении сельхозмашиностроения: поставки техники и запчастей, направление специалистов – это все контракты, которые заключаются на долгие годы, и финансовая поддержка здесь имеет решающее значение.

В экспорте продовольствия всё по-другому: основная часть сделок заключается на основе полной или частичной предоплаты. «Утром деньги – вечером стулья», как говорится. Долгосрочные кредиты проплывают мимо экспортёров пищевой продукции.

- А нефинансовая помощь в чём заключается?

- Нефинансовая только называется нефинансовой. Выделения бюджетных средств она всё же требует, но гораздо меньших. Например, есть такой нефинансовый инструмент, как исследование рынков. Каждому производителю хотелось бы знать, в какие страны можно поставлять продукцию, где она может быть востребована, что конкретно придётся ко столу?

Сейчас российские производители сами заказывают такие исследования, за свои деньги. Это обходится им не в одну копейку, и они вынуждены включать данную статью расходов в издержки производства, а это повышает себестоимость продукции, и в конечном итоге снижает конкурентоспособность. Заграничным конкурентам проще: там государство заказывает частным институтам подобные исследования, оплачивает их и потом знакомит с результатами экспортёров. И у них продукт получается дешевле.

Речь идёт не о каких-то привилегиях. Нам необходимо выровнять конкурентные условия.

У нас есть все возможности – природный потенциал, экономический, научно-технический. В отличие от сельского хозяйства, пищевая промышленность никогда не была «чёрной дырой», и её продукция всегда была очень высокого качества.

 - Что ещё хотелось бы получить от государства?

- Нам необходимо проводить специализированные выставки, демонстрирующие экспортные возможности нашего АПК. У нас в стране из года в год одни и те же основные экспозиции – «Золотая осень» и «ПродЭкспо». А вот в мире «есть такое диво» - выставки экспортёров продовольствия. В начале марта следующего года мы поедем на одну из таких выставок в Португалию. Выставка необычна по формату: только свои национальные производители, которые хотят предложить продукцию импортёрам из других государств. Правительство Португалии на льготной основе, на президентские субсидии, приглашает потенциальных покупателей из разных стран, от Канады до Китая. Импортёры, дистрибьюторы, представители сетей, рестораторы, отельеры приезжают на выставку. И вот результат: португальцам удалось увеличить объем экспорта только в Россию в 4 раза.

А у нас выставок экспортёров просто нет. И без финансовой поддержки государства эта идея нереализуема. Также нам бы хотелось организовывать выезды экспортёров в другие страны, чтобы они могли там продемонстрировать свою продукцию. Такие выезды сейчас, при низком курсе рубля по отношению к доллару и к евро, очень дорогостоящие, без господдержки здесь не обойтись.

- Как выстраиваются отношения союза экспортёров с таможенными органами?

- Перед таможней стоит задача не пропустить недобросовестных поставщиков на рынки других стран. Это прекрасная цель. Но есть перегибы. Был случай с нашими коллегами, которые попытались поставить в Германию партию печенья «Красный октябрь». Поставка была приурочена к Рождеству, была договорённость с немецким партнёром. Но на таможне груз затормозили. Стали выяснять, а действительно ли имеет право орловская фабрика выпускать печенье под маркой «Красный октябрь»? Выяснили, что имеет, но тем временем Рождество прошло, немецкий партнёр от дальнейших контрактов с нашим производителем отказался. То есть, речь идёт не о том, чтобы на таможне вдруг начали пропускать контрафакт. Речь идёт о решении всех таможенных вопросов в максимально короткие сроки – вот чего хотелось бы добиться.

- Какой продукцией нам можно гордиться?

- В любой товарной категории у нас есть очень качественные продукты. И мясные, и рыбные, и молочные, и растительное масло. Очень хорошая кондитерка. Перспективны мороженое и соковая продукция. Экспорт потихонечку растёт.

- Мы говорим о росте экспорта всего объёма агропродукции?

- Весь экспорт «сухопутной» агропродовольственной продукции (кроме рыбы) делится в соотношении 50 на 50: 50% составляет сельхозпродукция (главным образом, зерно; в последнее время стали громко говорить о мясе), а 50% - продукция пищевой промышленности, а это уже переработанная продукция, несырьевой экспорт. И 8% всего несырьевого экспорта страны даёт как раз эта отрасль. А на слуху почему-то только зерно да мясо.

Мясо, конечно, у нас очень хорошего качества. Но продвигать его, скажем, в Китай очень сложно, потому что у нас разные стандарты. Довольно долго идут переговоры о притирке этих стандартов, чтобы наше мясо могло проникнуть на китайский рынок.

А что касается мясопродуктов, то есть уже не мясосырья, а именно продуктов, приготовленных из мяса, то многие производители стали выпускать их по международным стандартам, а не по российским.

Вообще, чем выше степень переработки продукции, тем труднее её продвигать на внешний рынок. Каждая страна стремится покупать сырьё и перерабатывать его уже у себя, чтобы на своей территории создавать добавленную стоимость – рабочие места, налогооблагаемую базу и так далее. Переработанную продукцию надо более активно продвигать. Одно дело продвинуть зерно, другое – муку, и уж совсем другое – макаронные изделия. Это делать значительно труднее, и поддержка государства очень нужна.

- Содействие государства экспортёрам может привести к тому, что доходы от экспорта продовольствия помогут залатать дыры в бюджете?

- Во всем мире работает формула: доллар, вложенный в поддержку экспорта, дает три доллара дополнительных налоговых поступлений. Расширяется производство в расчёте на экспорт, растёт число рабочих мест и растёт сумма налоговых отчислений. Но это в том случае, если доллар вложен эффективно, он работает и даёт отдачу.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы