Политика

Российско-китайские энергетические отношения грозят существенными геополитическими изменениями

Бывший научный сотрудник центра всемирной политики в университете Цинхуа (Пекин), ассистент Дейла Карнеги Ван Тао оценил перспективы сотрудничества Китая и России в политике и энергетике:

Прежде Китай называл Россию "старшим братом", однако так было до развала СССР. Недавно российские чиновники описали Россию как «старшую сестру» Китая, таким образом демонстрируя образ соседа, который несмотря на недостаточную мощь, все же опытнее. Такое название совсем непопулярно в самой Поднебесной.

Неважно, какие «семейные» узы будут в будущем связывать обе эти страны, однако, с точки зрения политологов и аналитиков, существует один неопровержимый факт: беспрерывная конвергенция китайско-российских отношений с 2014 года является одной из основных тенденций во всемирной политике. Тенденция углубленного сотрудничества этих двух сверхдержав обладает перспективой существенных геополитических изменений в северной и северо-восточной Азии. 

Китай в 2009 году заключил с Россией соглашение по нефтеэкспорту, в котором обозначен ежегодный оборот транспортировки нефти в Китай в объеме 15 млн тонн через трубопровод Восточная Сибирь — Тихий Океан. С 2009 года и вплоть до 2014 энергетическое сотрудничество между КНР и РФ казалось не слишком удачным. Кризис на Украине стал не только катализатором ускорения сотрудничества двух стран, а вслед за этим привел к охлаждению отношений России с Западом. Москва столкнулась с большим оттоком капитала, а также с неопределенностью по вопросу экспорта энергоресурсов в ЕС. Единственным выбором стала смена политического курса на Китай. Москва начала постепенно инвестировать в энергетическую сферу Китая, сняла ряд массовых ограничений с прямого инвестирования в нефтегазовую сферу.

Что касается китайских лидеров, то вместе с обострением территориального спора Китая с сопредельными государствами по вопросу Южно-Китайского моря, увеличение импорта российской нефти казалось весьма ценным. По мнению некоторых экспертов, затянувшийся спор по «Малаккскому тупику» (импорт Китая в большой степени зависел от узкого Малаккского пролива, который разделяет Малайзию и Индонезию), угрожает блокадой импорта, что, по-видимому, сейчас может случиться.

Несмотря на недостаток реальных доказательств, блокада самого загруженного в мире морского пролива для импорта Китаем неочищенной нефти вполне реальна. Транспортировка неочищенной нефти из России через трубопровод или через ж/д сообщение казалась намного безопаснее.

Тот факт, что Китай оплатил счет за импорт нефти из России, уже имеет ценность для слабой экономики России, особенно после сокращения импорта природного газа странами ЕС. Это напоминает нового партнера в танцах, который случайно может наступить вам на ногу, и это неизбежно.

С 2014 года начинается резкое падение цен на нефть, что становится большим сюрпризом для обеих стран. Экономика большинства государств, которые экспортировали нефть, понесла заметные убытки, но именно Россия стала одной из тех стран, для которой они стали самыми серьезными. В 2014 году, до резкого падения цен на нефть, экспорт нефтегазовых ресурсов в бюджете России занимал 50%, доход от экспорта — 70%. В историческом договоре между Китаем и Россией об импорте энергоресурсов цены на природный газ неразрывно связаны с ценами на нефть. Пусть даже нет конкретики в данной формулировке, однако нынешние цены на природный газ отнюдь не сопоставимы с первоначальной ценой, заявленной в договоре.

Китайская экономика также отнюдь не без изъянов

Она сейчас находится в стадии трансформации, далека от идеала. Премьер-министр Ли Кэцян неоднократно требовал разобраться с «мертвыми» предприятиями, заводами и др. избыточными структурами тяжелой промышленности, которые не несут реальной прибыли. Для стабилизации роста китайской экономики проводились финансовые операции, которые должны были увеличить производительность и снизить траты на неконкурентоспособные предприятия. Вместе с расширением и сокращением частного сектора, высокие задолженности унитарных предприятий серьезно ограничивали действия правительства для ускорения роста экономики.

С другой стороны, сокращение тяжелой промышленности привело в последнее время к продолжительному снижению спроса на дизельное топливо в Китае. Увеличение количества пробок в китайских провинциях и стремительное развитие использования скутеров в равной мере указывают на проблему перспективы увеличения спроса на бензин. (Прим.ред.: в Китае скутер - это электромобиль с аккумуляторной батареей). Страна-производитель неочищенной нефти не в силах добиться эффективного соглашения по доставке топлива в холодное время года. Вместе с неопределенностью самого масштабного рынка это ведет к росту конкуренции. Все это невыгодно для РФ.

Однако, сейчас необходимо, чтобы продолжала играть музыка международной политики, а Китай с Россией будут продолжать танцевать.

Экономические системы Китая и России по-прежнему взаимно дополняют друг друга. У одной страны богатые природные ресурсы и высокоразвитые военные технологии, у другой — крупномасштабная производственная отрасль и избыточный денежный фонд. Та самая взаимодополняемость выражается в партнерском сотрудничестве Китая и России в Центральной Азии. С одной стороны, Китай для собственного обогащения природными ресурсами много вкладывает в страны Центральной Азии, с другой – Россия гарантирует устойчивость власти в данных регионах. Что ж касается КНР и РФ, то они ощутили растущее давление с Востока и Запада. За короткий период кто только не пытался изменить эти партнерские отношения, при этом желания и возможности этих двух держав не всегда совпадали.

Россия вдруг неожиданно стала серьезным бенефициантом Китая в нефтегазовой отрасли. В этом году китайское правительство снабдило частные нефтеперерабатывающие заводы квотами на импорт неочищенной нефти примерно на 80 млн тонн, а это всегда было монополизированной отраслью унитарных предприятий. Такие меры принимались для развития конкурентоспособности в нефтяной отрасли. В итоге в первом полугодии 2016 года нефтеперерабатывающие заводы способствовали приросту в импорте нефти больше чем на 90%. Значительная часть импортируемой продукции — российская тяжелая, сравнительно недорогая, неочищенная нефть.

Что касается этих двух держав, то аппараты их правительств, не имея ясного стратегического плана мощных национальных нефтяных предприятий, вовсе не гарантируют благоприятного сотрудничества и взаимопонимания. А иногда заинтересованность в прибыли может привести к конфликту.

Неопределенность, с которой в будущем столкнутся трансформация китайской экономики и реформа унитарных предприятий, может привести к в корне отличающейся картине развития, может как укрепить, так и нанести ущерб китайско-российскому сотрудничеству в сфере энергетики. Однако, если в следующие несколько лет Китай и Россия подпишут еще несколько договоров об энергетическом сотрудничестве, то пусть остальной мир не удивляется.

Перевод Ники Беличенко

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы