Таможня

Минкультуры и таможня некультурно поступили с владельцами раритета

Краснодарская таможня бойко отчиталась, как лихо она раскрыла преступную схему «предприимчивого краснодарца», который ввозил раритетные автомобили под видом культурных ценностей (т.е. без уплаты таможенных пошлин) и реализовывал их внутри РФ. Краснодарец не единственный, кто попался в сети таможенников. Житель Анапы Сергей Ляпкало в 2014 году ввёз для личного пользования Oldsmobile Delta 88, выпущенный в 1971 году, краевое управление Минкультуры подтвердило, что авто − культурная ценность. А спустя два года Управление Минкультуры России по Южному, Северо-Кавказскому и Крымскому федеральным округам отменило то решение, и теперь мужчине шьют уголовное дело по статье «Уклонение от уплаты таможенных платежей». Внезапно он оказался должен государству больше 2,5 млн рублей.

История 1. Oldsmobile Delta 88

«Машину я ввозил сам, − рассказывает Сергей. – Я не знал, как ввозить, поэтому консультировался в таможне, в тогда ещё краснодарском Минкультуры (позже реформированное – прим. ред.). Я отправил в Минкульт фотографии, получил предварительное заключение о том, что машина попадает под все параметры, чтобы быть отнесенной к культурной ценности. И когда она пришла на таможню, у меня уже было письмо-подтверждение, таможенники всё сверили-проверили, обсмотрели, и выпустили машину».

До августа 2015 года заключения об отнесении объектов к культурной ценности принимались экспертами на основании представленных фотографий и других документов. Федеральное Минкультуры 7 августа 2015 года направило Методические рекомендации по оформлению документации при ввозе культурных ценностей РФ, где в частности говорится: «Экспертиза ввозимых культурных ценностей и оформление писем-подтверждений без визуального осмотра не допускается».

«Прошло почти два года уже – я ввёз свой Oldsmobile в декабре 2014, а этой весной начались какие-то движения. 10 августа приехал дознаватель с Южной оперативной таможни. Взял с меня объяснения, уехал, а потом я узнал, что против меня возбудили уголовное дело. С Новороссийской таможни мне пришло решение о том, что я должен 2 млн 158 тысяч пошлин и ещё 400 тысяч – пеня», − рассказывает Сергей.

oldsmobile deltaOldsmobile Delta 88

Из документов, которые поступили в распоряжение ПРОВЭД, следует, что в июле этого года Управление Минкультуры России по Южному, Северо-Кавказскому и Крымскому федеральным округам отменило действие трёх писем-подтверждений на транспортные средства. Все эти решения были вынесены в 2014 году экспертом Олегом Захарченко. Управление признало их недействительными, поскольку при проведении экспертизы были нарушены несколько пунктов Методических рекомендаций, которые вышли спустя год после принятия тех решений. Незнание будущих законов не освобождает от ответственности, надо полагать. Из-за такой «вопиющей» некомпетентности Управление Минкультуры приостановило полномочия Захарченко и ещё одного краснодарского эксперта – Сергея Нерсесяна, также провинившегося в отсутствии дара предвидения. Нерсесян выдавал разрешение на Oldsmobile.

В ответ на запрос Южной оперативной таможни, которая спустя два года решила вдруг поинтересоваться, а действительно ли тот «Олдсмобиль» культурная ценность, Управление Минкультуры ответило, что указанный автомобиль таковым не является.  

«В ходе рассмотрения установлено, что исследование автомобиля в рамках производства экспертизы осуществлялось по представленным фотографиям без визуального осмотра. Такая форма исследования не позволяет идентифицировать оригинальность частей, узлов и агрегатов автомобиля, а также комплектацию ими <…>. Далее в названном документе не приведены доказательства того, что исследуемый автомобиль обладает особой исторической, научной, художественной или культурной ценностью <…>». Всё это как раз в виде требований содержится в методичке, выпущенной год спустя после выпуска автомобиля.

При этом, если руководствоваться логикой письма Минэкономразвития от 23 сентября 2011 года, для отнесения авто к культурной ценности достаточно соблюдения трёх условий: машина старше 30 лет, в настоящее время больше не выпускается, за время своего существования не подвергалась значительным модификациям − не производилась замена шасси, рулевой или тормозной систем, двигателя и т.д. По рекомендациям, вышедшим в 2015 году, к культурным ценностям приравниваются автомобили, выпущенные до 1 января 1951 года. По новым же правилам можно закошмарить всех владельцев американской классики, импортировавших свои авто в качестве культурных ценностей. Чем ЮТУ и Управление Минкультуры успешно занимаются.

«Машину у меня пытались изъять, но я её не отдал, переставил в другое место − она стояла у моих родителей, они люди пожилые, не хочу, чтобы их беспокоили. Я связывался и с директором Ломаковского музея старинных автомобилей и мотоциклов Дмитрием Ломаковым, чтобы проконсультироваться по вопросу. Он прислал письмо со своим взглядом на это, лучше него никто не разбирается в таких машинах. Он ответил мне, что эта ситуация − полный беспредел, что абсолютно беспочвенные обвинения. Хотя он является аккредитованным Минкультуры экспертом по автомобилям, в данном случае его мнение всего лишь частное», − сокрушается Сергей. Он уже подал жалобы в Южную транспортную прокуратуру, в приемную президента, разослал письма лидерам партий КПРФ и ЛДПР, но пока тишина. В прокуратуре ответили, что проверку по его жалобе будут проводить до 18 октября.

История 2. «Предприимчивый краснодарец»

Алексей Жданов, тот самый «предприимчивый краснодарец», о злодеяниях которого сообщило на прошлой неделе ЮТУ, тоже пообщался с нами. Ему вменяют статью «Контрабанда культурных ценностей», хотя сам процесс ввоза был осуществлён по правилам – с предоставлением писем-подтверждений, с легальной растаможкой. ЮТУ возмутил факт дальнейшей перепродажи машины, ведь товар, ввезенный для личного пользования, нельзя использовать в коммерческих целях. Наличие коммерческих умыслов таможня углядела в сайте Алексея, на котором он предлагал услуги доставки американских авто. Де-юре же ввоз автомобиля в качестве культурной ценности не накладывает ограничений на отчуждение прав, то есть продавать авто можно. Вся загвоздка и основание для заведения уголовного дела кроется в коммерческом умысле – был он или нет.

fordFord Mustang 1967 года, из-за продажи которого на Алексея завели уголовное дело

«Год назад человек попросил меня привезти ему раритетный «Ягуар». В 2015 году машина благополучно прошла таможню, её культурную ценность подтвердили эксперты Минкультуры, представив письмо-подтверждение, − рассказывает Алексей. – В конце 2015 года таможня пришла к выводу, что автомобилю не 30 лет, а 24 – будто он 92-го года выпуска. Завели уголовное дело, я по нему проходил свидетелем. Через три дня у меня прошли обыски. Моего товарища другие товарищи пригласили в баню, где у него состоялась беседа с начальником отдела по борьбе с особо опасными видами контрабанды. Было предложено за 3-5 млн рублей уладить вопрос и закрыть дело. Мы решили не идти на сделку. Тогда прямо и было сказано: раз так, будем кошмарить всех, кто привёз раритетные авто, вешать контрабанду».

«У нас в сентябре проходила выставка Юг Моторс Шоу. Некоторые мои знакомые не захотели выставлять машины, чтобы не привлечь такой вот интерес  таможни», − добавляет Алексей. При этом он уверен, что его дело развалится – закроют за отсутствием состава преступления.

Адвокат, генеральный директор «Экспертного консалтинга» Дмитрий Лутченко даёт оценку делу Алексея:

«Состав вменяемого преступления формальный, т.е. объективная сторона ограничена самим действием (представление в таможенный орган недостоверных сведений), что в данном случае образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 226.1 УК РФ. Вместе с тем необходимым условием для привлечение гражданина к ответственности является наличие у последнего умысла, т.е. правоохранительные органы, возбуждая уголовное дело, а затем передавая его в суд, должны неопровержимо доказать, что гражданин, подавая в таможню недостоверные сведения о товаре, изначально предполагал ввезти именно этот автомобиль не для личного пользования, а для перепродажи. Тот факт, что у него есть сайт, посредством которого он рекламирует свои услуги по ввозу автомобилей, являющихся культурной ценностью, свидетельствует лишь о том, что он такие услуги оказывает и не исключено, что если заинтересованное лицо к нему обратится, то этот гражданин ввезет нужный автомобиль в полном соответствии с действующим законодательством».

«Сам по себе факт последующей продажи автомобиля, ввезенного как культурная ценность для личного пользования, не образует состав преступления по статье «Контрабанда культурных ценностей», а является реализацией гражданских прав», − поясняет адвокат.

Слова Алексея о том, что владельцев раритетных авто обещали кошмарить, подтверждаются ещё двумя похожими историями. Об одной из них ЮТУ отчиталось летом.

Истории 3 и 4. Временно ввезённое авто и волнения на Северо-Западе

В 2014 году Андрей из Ростова-на-Дону ввёз Lincoln Continental Mark IV 1975 года выпуска, в феврале 2016 ещё два − Cadillac LA SALLE SERIES 50 1940 года и Cadillac Sedan DeVille 1973 года. Ввёз их в качестве культурной ценности, по пассажирской декларации. Когда он приготовился отправлять их в Москву, сотрудники отдела по борьбе с особо опасными видами контрабанды изъяли автомобили, а против Андрея возбудили такое же уголовное дело и с той же мотивировкой, что у Алексея.

«При этом одна машина у него стояла два года, другая была куплена в феврале, а третья ввезена по процедуре временного ввоза – иностранец отдал её сюда в ремонт, − поясняет Алексей. − По одной также отозвали письмо, причём машина действительно коллекционная, а по ней требуют уплаты пошлин на 3,7 млн рублей. Что делать с уголовным делом – никто не знает».

linkiolnLincoln Continental Mark IV 1975 года

У таможни на Северо-Западе в этом году тоже проявился интерес к старым заграничным авто, но всё вроде бы обошлось.

«У нас тоже была активность со стороны таможни этим летом, − рассказывает ПРОВЭДу Тимофей Кошарный, основатель проекта Muscle Garage в Санкт-Петербурге. – В таможне (Санкт-Петербургской – прим. ред.) почему-то решили, что автомобили, ввезённые нами, были ввезены незаконно. Но мы доказали обратное, и экспертизы подтвердили наши слова.  При этом Минкультуры в Санкт-Петербурге никакой активности в нашем случае не проявляло, они даже были очень сильно удивлены и взволнованы. Да и вообще весь наш круг был взволнован такой активностью. Да, были допущены некоторые неточности при оформлении на таможне, но это абсолютно не означает, что это была контрабанда культурных ценностей. По тем машинам, по которым были вопросы, больше претензий у таможни нет, и уголовного дела тоже».

Почему ЮТУ (синхронность возникновения «активности» в Санкт-Петербурге наталкивает на мысль о том, что Санкт-Петербургская таможня получила «привет» с юга) так активно взялось за раритет – очень любопытный вопрос. Быть может, это такой изощрённый способ дособирать деньги в казну. А быть может − чья-то личная обида.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы