Политика

Почему Польша опустила шлагбаум на границе с Калининградом

С 4 июля поляки на месяц заморозили режим безвизового сообщения с Калининградской областью. Однако месяц прошел, а размораживать ничего не стали.

Польша решила не отменять мораторий на безвизовые поездки с Калининградской областью, введенный в начале июля. Предполагалось, что ограничения, которые появились, по официальной польской версии, из-за саммита НАТО в Варшаве и Всемирных дней молодежи, продлятся месяц, однако история затянулась. В чем причина? Не вдаваясь в конкретику, заместитель главы МВД Польши Ярослав Желиньский в эфире «Польского радио» заявил, что Россия не выполнила неких требований по безопасности, предъявленных польской стороной. О каких именно требованиях идет речь, не знают ни в калининградском правительстве, ни в российском МИДе – официальных дипломатических нот на этот счет не было. Любопытная деталь: с 3 августа было возобновлено безвизовое сообщение Польши с западными регионами Украины, которое также и по тем же причинам было заморожено в начале июля. Впрочем, учитывая текущую геополитическую ситуацию, такая выборочность поляков никого не удивила.

Выгодно всем

Возможность у жителей Калининградской области посещать приграничные районы Польши без виз, а у поляков – Калининградскую область появилась летом 2012 года. Тогда было подписано межправительственное Соглашение о местном приграничном передвижении (МПП), которое позволяло вместо виз оформлять специальные карточки с многолетним сроком действия и по цене примерно вдвое ниже стоимости шенгенской визы. В зону действия МПП с российской стороны попала вся Калининградская область, со стороны Польши – северные гмины (по-нашему, районы) Поморского и Варминьско-Мазурского воеводств, в том числе такие крупные города как Гданьск, Гдыня, Эльблонг и Ольштын.

Соглашение, как сразу отмечали эксперты и как позже показала практика, было выгодно обеим сторонам. Число пересечений границы выросло в несколько раз, достигнув до начала санкционной войны между Россией и Евросоюзом рекордной отметки в 4,7 миллиона пересечений в год (и это только по карточкам МПП!). Калининградцы ехали в Польшу преимущественно на шопинг - за более дешевыми продуктами и промтоварами (эти потоки были особенно полноводны до обвала рубля в конце 2014 года), а также с туристическими целями. Северо-восток Польши в Средние века входил в состав Тевтонского ордена, и на обширной территории от Гданьска до Ольштына сохранилось много памятников истории и культуры – замков, церквей, монастырей и прочих объектов. Кроме того, поляки могли предложить привлекательную туристско-рекреационную инфраструктуру, более качественную, чем на курортах Калининградской области, и при этом более доступную по цене. Аквапарк в маленьком городке Миколайки возле границы еще в 90-е годы превратился в настоящую Мекку для калининградских туристов, а с введением МПП этот статус еще более упрочился.

Что касается поляков, то они ехали в Калининградскую область преимущественно за бензином, который на российской территории примерно в два раза дешевле польского. «Бензовозы», как прозвали польских торговцев топливом в Калининграде, ежедневно совершали несколько поездок на российскую территорию и обратно. Распорядок дня у них был примерно такой. Раннее утро – первое пересечение границы. На одной из многочисленных приграничных АЗС заливается полный бак автомобиля «Фольксваген Пассат» (эта марка отличается особо вместительным бензобаком), далее путь на родину (несколько часов приходится постоять в очереди, состоящей преимущественно из таких же «бензовозов»), продажа бензина польским дилерам и снова поездка в Россию. Нарушения закона здесь никакого не было, однако в какой-то момент польские власти озаботились этой проблемой и искусственно ограничили число поездок через границу. «Бензовозы» повозмущались для приличия и смирились.

Подсчитываем потери

Сегодняшняя ситуация, когда действие МПП приостановлено на неопределенное время, а на руках у населения по обеим сторонам границы около полумиллиона карточек, гораздо серьезнее и для «бензовозов» и для всех остальных, кто был связан с местным приграничным передвижением. В Калининграде отвратительное настроение у организаторов шоп-туров в Гданьск и другие польские города. Их популярность сильно упала после резкого ослабления рубля (для сравнения: летом 2014 года за один злотый давали 10 рублей, сегодня – 17), сейчас же эти поездки могут исчезнут вовсе. Сложнее стало посещать Польшу с туристическими целями. Теперь для этого нужна шенгенская виза, но далеко не каждый калининградец может претендовать на многолетний шенген и далеко не каждый может регулярно приобретать однократную или даже полугодовую визу.

Однако, по словам калининградского политолога, доцента БФУ имени Канта Владимира Абрамова, потери польской стороны от отмены МПП гораздо серьезнее. Журналисты уже называют решение руководства Польши «выстрелом в ногу» - мол, только себе хуже сделали. Дело в том, что в последние годы вдоль границ с Калининградской областью с расчетом на безвизовый режим поляки создали серьезную инфраструктуру – в приграничных городах строились новые супермаркеты, в туристических центрах открывались аквапарки, разнообразные центры отдыха и прочие объекты. Сегодня судьба всех этих проектов под вопросом. И совершенно естественно, что реакция на заморозку режима МПП в Польше была куда более живой, чем в России и Калининграде. Российский МИД лишь посетовал, что действиями Польши ставится под сомнение «позитивный пример прагматичного, основанного на взаимном учете интересов граждан России и Польши и двустороннего сотрудничества». Зато в Польше на правительство за несколько дней обрушился шквал критики.

Демарш маршалеков

Возмущались, конечно, там, где от режима МПП получали выгоду – в Поморском и особенно Варминьско-Мазурском воеводствах (последнее считается одним из наиболее депрессивных регионов Польши из-за низкого промышленного потенциала и высокого уровня безработицы). Маршалеки (спикеры парламентов) обеих воеводств, как сообщили польские СМИ, якобы уже готовят обращение в Варшаву с требованием пересмотреть свою позицию и вернуть безвизовый режим.

- Мы приговорены к сотрудничеству и поэтому будем обращаться в министерство внутренних дел, чтобы выяснить этот вопрос и понять, в каком направлении будет идти деятельность нашего правительства, - цитирует одно из крупнейших польских изданий «Газета Выборча» маршалека Варминьско-Мазурского воеводства Густава Марека Бжезина. - Наш многолетний опыт свидетельствует о том, что МПП - это не только возможность для непосредственных контактов, но и экономического развития. Российский турист - проверенный и надежный плательщик. Все приграничные территории черпали выгоду из этого сотрудничества. Некоторые получили источник дохода.

В похожих красках описывает картину и глава управления по рекламе Гданьска Анна Зберская, ответственная в числе прочего и за туристический сектор. Чиновница называет дальнейшую заморозку МПП «фатальной».

- МПП - это фантастический инструмент для привлечения туристов из России, - говорит она. - Первоначально они приезжали только за покупками, а сейчас стали активными участниками культурных и спортивных мероприятий. Туристический сектор Гданьска их очень ценит.

Есть и более конкретные потери. По мнению депутата сейма Варминьско-Мазурского воеводства Яцека Протаса, отмена МПП приведет к потери Польшей и Россией 62 млн евро – именно в такую сумму оценивается  программа трансграничного сотрудничества «Польша – Россия», которая нацелена на поддержку инфраструктурных и экологических проектов по обеим сторонам границы и сохранению культурного наследия.

- Решение о дальнейшем приостановлении соглашения о МПП является выражением непоследовательности правительства в политике по отношению к Калининградской области и угрожает множеству общих инициатив, - заявил Протас, также направив обращение в правительство.

«Триумф узкого национализма»

Эксперты и в Польше и в России сходятся во мнении, что причины заморозки местного приграничного передвижения лежат исключительно в области большой политики и мало связаны с безопасностью. А экономическим интересам так и вовсе вредят. «Ликвидация малого приграничного передвижения с Калининградской областью была бы триумфом узкого национализма над национальными интересами», - написал в начале августа в Твиттере бывший министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, отвечая на вопрос портала «Калининград.Ru».

Сикорский – представитель партии «Гражданская платформа», которая осенью прошлого года проиграла выборы в Сейм правым консерваторам из партии «Право и справедливость», возглавляемой Ярославом Качиньским, братом погибшего в авиакатастрофе под Смоленском Леха Качиньского. И международная обстановка изменилась. Именно с «Гражданской платформой» были связаны если не теплые российско-польские отношения, то, во всяком случае, конструктивные, основанные на прагматизме.

- Все перемены к лучшему в наших отношениях с Польшей (в том числе появление зоны малого приграничного движения с Калининградской областью) связаны с тем, что у власти в Варшаве в последние несколько лет была партия «Гражданская платформа»: достаточно прагматичная и здравомыслящая, чтобы выбирать хорошие отношения с Россией там, где это выгодно полякам, - считает калининградский политолог Александр Носович.

Еще в мае прошлого года, когда на президентских выборах в Польше победил представитель партии «Право и справедливость» Анджей Дуда, многие предрекали ухудшение российско-польских отношений. И первым, что могло пострадать, был как раз режим местного приграничного передвижения. Но первыми пострадали советские памятники, которые поляки начали сносить по всей стране. Затем были самые масштабные в новейшей истории Польши учения НАТО «Анаконда», которые едва ли могли понравиться России. И вот пришел черед МПП. Режим хоть и не отменен (как пояснила руководитель агентства по международным и межрегиональным связям правительства Калининградской области Алла Иванова, отмена – это серьезная и небыстрая процедура, предусматривающая взаимное информирование о предстоящей отмене за три месяца), но заморожен. До какого момента – совершенно неясно.

- Мы остаемся в подвешенном состоянии, - говорит Алла Иванова. - Неприятно, что хорошее направление взаимодействия, потребовавшее больших организационных и дипломатических усилий, легким движением руки уводится в сторону от реального применения. И эти усилия, и пострадавшие люди находятся на одной чаше весов. Но вот что на второй чаше – не совсем понятно. 

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы