Таможня

Последний сон Андрея Юрьевича

Вещий сон

Берн. Я  иду по Блюменштрассе, опять иду, и опять, в какой уже раз, я иду на встречу с резидентом.

Настроение отличное, огонёк горит в глазах. Я иду мурлыча себе под нос свою любимую песню: "Что ты, фраер, сдал назад, не по масти я тебе, посмотри в мои глаза, брось трепаться о судьбе". Убойная песня, из нигерийского фильма "Лошара", про легендарного румынского разведчика Попадалу. Это был гений разведки, а как он деньги считал, как Бог... Жалко, плохо закончил, уехал в США, сменил пол, теперь торгует вареной кукурузой на углу 3-й авеню.

Я уже и не помню, какой раз, я вот так иду по этой грёбаной улице, на встречу, с этим грёбаным резидентом. Так, вот этот дом, который мне  как раз и нужен. А зачем он мне нужен? У меня же есть свой дом, есть своя квартира. Да и какой-то этот весь странный, и он мне не нравится.

- База, агент Хомяк, я у места, но дом какой-то стрёмный, он мне не нравится, - передал я на базу.

- Какой ты нафиг Хомяк, ты 3785645367-й. Какая тебе нахрен разница, какой дом, тебе что, в нем, жить? - сухо ответила база.

- Нормально так, а что мне в нем делать, умирать что ли? И я подумал, что позывной Хомяк – проще для общения.

- Если надо, то умирать, а пока ты там не умер, ты должен встретиться с резидентом, - ответила база. - И не надо тебе думать, тут есть кому думать, в том числе и за тебя.

- Твою ж тюбетейку, точно, с резидентом встретиться. А с каким резидентом и зачем я должен встретиться? -  не понял я.

- Не зли меня. Зайди, забери, отдай и уходи. Все понятно? - Спросила база.

- Да, что тут непонятного. Все понял. Зайди, забери, отдай и уходи, - повторил я.

- Вот и молодец, действуй, - похвалили меня база.

- База, база, я вот только не понял, а куда зайди, что забери, что отдай и откуда уходи? - решил я все же уточнить.

В ответ раздался только странный шум. Розовый такой шум...

ssssssrrrrrrrrИюльский сон Андрея Юрьевича

Что же я должен сделать, в первую очередь? Точно! Провериться. Так в прошлом месяце я проверялся, в целом все нормально со здоровьем, анализы хорошие. В этом месяце тоже проверялся, то же ничего не нашли. На следующий месяц уже записался провериться. Чего проверяться-то лишний раз? Твою ж тюбетейку, приметы же надо проверить. Я же их даже записывал куда-то. Ага, вот, нашёл. Так, смотрим. Если воробьи купаются в пыли - это к дождю. Так, это не та примета. Может, эта – если на вас нагадили птицы, это к деньгам. Эта примета у меня  работает, даже если не птицы гадят. Ага, вот, если косяк низко летит, то это к дождю.

Твою ж тюбетейку, окно. Окно же надо проверить. Смотрим, что там у нас с окном. Окно, как окно, грязное, давно не мытое, старое, дешевое. Наличник, лет сто некрашеный уже, наверное. Потеки ржавчины. Жалюзи вообще не в тему. Ну, вроде, все окно обсмотрел, обычное окно. Ну, тогда можно идти.

Поднимаюсь. А ведь, наверное, по этой же лестнице, вот так же как я сейчас, с коробкой в руке, когда-то поднимался и пастор, как его там, Шпак, кажется. Вот и нужная дверь. Ага, "Марк Давыдович Резидент - "Сложные решения простых задач", два не очень длинных звонка". Звоню.

-    Кто тама? - из-за двери, добрый такой голос.

-    Я, - ответил я.

-    И шо вам нада? - спросил все тот же голос.

-    У вас продается славянский шкаф? - спросил я.

Открылась дверь и на площадку вышел человек без примет, Марк Давыдович Резидент.

-    Здравствуйте, Вы, Марк Давыдович?

-    А Вы, тут ещё кого-то видите? - спросил Резидент.

-    Нет.

-    Ну и ?

-    У Вас продаётся славянский шкаф? - спросил я.

-    Шо? Какой шкаф, Вы на календарь хотя бы иногда смотрите, молодой человек. Может быть, когда-то и продавался, но сейчас здесь офис. - сказал Резидент. - ООО "Резидент и Л", - "Сложные решения простых задач". Вы имеете задачу? Мы имеем её решение.

-    Нет. Простых задач у меня нет, - расстроился я.

-    А чего тогда приперся незваным к обедне?

-    Скажите, ну, может быть у вас, что-то все же продается? - спросил я с надеждой.

-    Я же вам говорю, что мы продаём решения, что сейчас здесь офис. Уходите, вам здесь уже не рады. - ответил Марк Давыдович.

-    А где тогда продаётся "Москвич 408", 1957 года выпуска, в хорошем состоянии? - пошел я ва-банк.

-    А я знаю...?! Шкаф, говорят, был, славянский, и тот уже давно продали.

-    А кто знает? - настаивал я.

-    Вы это, давайте тут, без этого. Говорю же вам, молодой человек, офис тут. Вы платите, мы находим сложные решения. Нет денег - нет решений.

-    А, может, хоть воды попить дадите? - мне надо было выиграть время и я его получил.

Марк Давыдович скрылся в квартире, вернулся через 12 секунд с бидончиком воды.

- Скажите, а "Москвич 401" 1957 года выпуска, в хорошем состоянии, вам не подойдет? - спросил он у меня.

- А какая разница? - не понял я.

- Несущественная, можно сказать, никакая, в одной цифре, и то последней.

Я заглянул в свой блокнот, твою ж тюбетейку, ну, конечно, мне нужен был "Москвич 401" 1957 года выпуска, в хорошем состоянии. Чтобы не подать виду, я неохотно так ответил:

-  Ну,  давайте 401 посмотрим, раз других нет. А сколько он стоит?

- А чего его смотреть, плати и забирай. Стоимость хорошая, не в Белом доме, не обманем. А сколько готов заплатить? - спросил Резидент.

Он сказал "забирай" и база тоже говорила "забирай". Так, четверть задания я уже выполнил, - подумал я. А вслух радостно сказал:

-    Пять тысяч рублей. Одной купюрой, между прочим.

-    Сколько? Вот сейчас очень обидно было, молодой человек, Вы куда пришли?  Какие пять тысяч, какие рубли? Цена рынка, минус 35 процентов, и как минимум в трёх валютах, - быстро ответил Марк Давыдович.

- Какой рынок? - не понял я.

- Обыкновенный, текущий, можно наш, Бернский, если хотите, можно и ваш, Магаданский, а можно и Черкизовский. Сейчас посмотрим на сайте, какая цена, от этой цены отнимем 35 процентов и пойдем оформляться.

- Какой сайт? - не понимал я.

- Сайт производителя, в данном случае "Москвича", - пояснил Резидент.

- Так "Москвича" уже нет, лет двадцать пять, если не больше.

- Да не проблема, на любом, другом посмотрим. Так, "Москвич" на букву "М". Ага, вот открывается автомобили на букву "М", Мерседес, Майбах, МАЗ, Ман, Мазерати. Вот, Мерседес, больше всего подходит. Так, что тут у нас, по цене, ага, вот, бюджетная версия, мы же не сволочи. Двести тысяч евро, отнимаем 35 процентов, получается 130 тысяч, ну, еще 50 евро сделаю скидочку, итого с вас 135 тысяч евро.

-    С хрена ли это? За 135 тысяч евро, я целый состав смогу "Москвичей 401" 1957 года выпуска купить. И почему по Мерседесу сравниваете? - возмутился я.

-    Молодой человек, вас где учили? Кто у Вас анализы принимал? - возмутился Резидент.

-    Может, экзамены? В Академии я учился, - не понял я.

-    Кто принимает экзамены, я знаю, поэтому и спрашиваю про анализы. Кто у вас принимал анализы, что вы с такими способностями у нас работаете. "Москвич" на букву "М"? На букву "М". Мерседес на букву "М"? На букву "М". "Москвич" - автомобиль? Автомобиль. Мерседес - автомобиль? Автомобиль. Значит, это однородные  и даже идентичные товары, соответственно, у них цена одинаковая должна быть. Что тут непонятного? У обоих автомобилей по четыре колеса и крыша есть, и стекла опускаются. Так что, брать будете?

- Мне надо подумать, - меня охватил страх провалить задание.

-    Да, не вопрос, думайте, сколько влезет, только задаточек оставьте, так сказать для гарантии, - как-то покладисто сразу согласился Марк Давыдович. - А что, в лабазе был завоз? - показал он на мою коробку. - Новые ботиночки прикупили? Я вам дам адресок Мойши Цимермана, я вам скажу, какие он шьёт ботинки – пальчики оближете. У него ещё сам Дзержинский заказывал...

-    А, это… Это не ботинки, зарплату выдали, не успел занести домой, - объяснил я.

-    И что, опять зарплату обувью стали выдавать?

-    Да нет, деньгами, просто зарплату делят на пять частей: одну часть выдают  рублями, вторую - долларами, третью - евро, четвертую - золотом, пятую - на оффшорный счёт отправляют. Так начальство решило, для безопасности, борьба с коррупцией так сказать. Вот и приходится в коробке из-под обуви таскать.

-    Ну, молодой человек, что вы с задатком надумали?

- А сколько задаток?

- Да не дорого, не на таможне, договоримся. Десять миллионов рублей, четыреста тысяч долларов и триста тысяч евро. Мы тоже о финансовой безопасности думаем.

- Охренеть! - возмутился я. - Почему так много?

- Время такое, и, между прочим, это ещё гуманно. В эфиопской разведке, между прочим, уже по пять давно берут, а у нас гуманизм. Ну, а вдруг вы передумаете, ну, или другой вариант найдете. Или у вас деньги окажутся не те, в смысле не задекларированные, оно нам такое надо, почему из-за вас мы должны нести убытки?

- Да это грабеж! Грабеж средь бела дня! - меня начала накрывать истерика.

- Молодой человек, не надо мне тут про грабеж втирать, я два раза проходил российскую таможню. Вот когда вы её будете проходить, вот там им и расскажете про грабеж, - посоветовал мне Резидент.

-    Мне надо позвонить, - сдался я.

-    Да не вопрос, звоните, можете даже вот с домашнего позвонить. Зачем вам тратить деньги на мобильную связь? Небось, урезали вам расходы.

-    Я могу от вас позвонить?

- Да, конечно. А кому? - вопросом ответил связной.

- Кому надо, - огрызнулся я.

- Хорошо. Звоните, кому надо и сколько хотите, всего за 100 евро, - определил таксу Марк Давыдович..

Твою ж тюбетейку, а мы еще стремимся к их стандартам, как-то мимолетно подумалось мне.

-    Алле, база, тут засада, - Сказал я в трубку.

-    Какая база?! Шлёма, это ты? Ты покушал? Ты одет? Не замерз? Не зли маму, - раздалось в трубке.

Я положил трубку. Ещё раз набрал номер базы. Номер не отвечал. Я набрал ещё, но телефон не отвечал. Телефон вообще не подавал признаков жизни.

- А он у вас работает? - спросил я у хозяина.

- Нет, - спокойно ответил хозяин. - Я запараллелил свой аппарат к соседскому, слушаю их разговоры, сами понимаете, зарплата маленькая, приходится подработку брать, вот это гешефт от румынской разведки подкинули.

- А за что вы тогда сто евро попросили?

- За звонок.

- Так телефон же не работает.

- Ну и что, вы же спросили не дозвониться, а позвонить. Позвонили же. С вас сто евро.

Похоже, решение принимать мне самому.

- Ладно, давайте так. Я оставляю вам гарантию - двойную стоимость - 270 тысяч евро, а завтра приду с решением.

-    Хорошо, - как-то спокойно согласился связной - Марк Давыдович Резидент.

-    Вы банковские гарантии принимаете? - в надежде спросил я.

-    Вы, молодой человек, ещё про пустые бутылки спросите...

Я шёл опять по Блюменштрасе, без денег, без посылки, с устойчивым ощущением проваленного задания, но ведь всё было правильно. Да, что я с ним церемонюсь, надо было просто забрать этот гребаный Москвич 401, 1957 года выпуска в хорошем состоянии. С этими мыслями я вернулся к Резиденту. Два не очень длинных звонка.

-    Кто тама? - спросил резидент.

-    Я! - ответил я.

-    Вы же были уже сегодня. Приходите ещё завтра, - сказал из-за двери Резидент.

-    Мне нужен этот Москвич, - настаивал я.

-    Всем нужен Москвич 401. Надо было сначала шкаф купить... Уходите, а то я вызову полицию и прокуратуру.

.....

-    Андрей Юрьевич! - раздался откуда-то голос.

-    А! Что?

-    Тут из полиции, ФСБ и СКР пришли, - доложил голос.

-    По Москвичу 401, 1957 года выпуска, в хорошем состоянии? - спросил я.

-    Нет, с обысками. У них и постановление есть.

-    Пусть сначала шкаф купят.

-    Не понял. Какой шкаф?

-    Славянский. Ну или Москвич 401, 1957 года выпуска в хорошем состоянии. Я, между прочим, всю жизнь на него копил.

-     Ничего не понял, что мне делать?

-    Ничего. Доставай коробку с антресолей, будем сверку проводить...

Эх, какой сон прервали, сатрапы. И как-то сразу сама собой в голове зазвучала песня "А в Тверском ФСБ молодой оперок шил дела с пролетарским размахом. У него на столе я прочёл протокол, и кольнуло в груди под рубахой. Был подписан с Кинзерским такой договор...

На календаре быль июль 2016 года. Деревня Бачурино.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы