Таможня

Таможни-рекордсмены: кто больше всех старается для бюджета?

Пока в стране бушует кризис, внешняя торговля падает, а участники ВЭД уходят с рынка, таможенные органы всё «лучше» стараются для бюджета. Таможни всеми правдами и неправдами перевыполняют планы, а некоторым из них не только удается перебороть отрицательную динамику по платежам, но и установить самый настоящий рекорд.

По данным Федеральной таможенной службы? за январь-май 2016 года внешнеторговый оборот России, снижаясь второй год подряд, рухнул на 24,1% по сравнению с январем-маем 2015 года. При этом сокращение по экспорту составило 30,5%, а импорт снизился на 10,6%. По итогам первого квартала сокращение экспортных и импортных показателей затронуло все федеральные округа и большинство регионов.

record1

Это вместе со снижением вывозных пошлин на углеводороды в рамках «налогового манёвра» стало главной причиной низких поступлений в бюджет. Напомним, что уже в 2015 году платежей было собрано на треть меньше, чем в прошлом году − 4,9 трлн рублей, и в первой половине 2016 года эта тенденция продолжилась: объем поступлений упал на  13,4% по сравнению с прошлым годом до 1960,4 млрд рублей.

rec2

Однако если посмотреть на ситуацию в разрезе отдельных регионов, то можно увидеть, что снижение платежей затронуло далеко не каждый таможенный орган.

К примеру, Северо-Западное управление перечислило в бюджет на 12,5% больше – 256,14 млрд рублей за полгода, при этом в основном объем пришелся на Балтийскую таможню (66,08%), Санкт-Петербургскую (17,06%) и Кингисеппскую (4,89%). Наибольшую часть перечисленной суммы оставляли таможенные платежи по импорту (более 98%).

Превысили план и прошлогодние результаты и в Приволжском таможенном управлении, перечислив в бюджет на 2% больше, чем годом ранее. В основном это произошло за счет роста показателей Татарстанской (+15,9%), Пермской (+15,2%) и Саратовской таможен (+19,9%). Основной вклад удалось внести также за счет прироста импортных платежей.

Некоторые РТУ пока не опубликовали общие итоги за полугодие, но результаты первого квартала уже говорят о том, что ведомства, вероятно, и дальше будут «в плюсе».

Так, Центральное таможенное управление – лидер по объему отчислений − за первые три месяца увеличило объем платежей на 12,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Основной вклад при этом также внесли импортные платежи (свыше 90%). Южное таможенное управление перечислило на 18,7% больше платежей, и перевыполнило установленный на этот период план на 40,04% по импорту и 45,10% по экспорту.

Таможни Дальневосточного таможенного управления тоже показывают плюс, несмотря на снижение нефтегазовых платежей, которое должно было коснуться их в первую очередь – за январь-апрель собрано почти 52 млрд рублей, что больше на 7,4%.   

Некоторые таможни и вовсе решили побить все рекорды. На днях Магаданская таможня отчиталась о своих итогах за полугодие −  объем сборов вырос почти в три раза с 442,45 млн рублей до 1206,24 млн рублей. Основной причиной этого стало увеличение грузопотока импортных товаров в два раза − всего было оформлено 34,5 тысяч тонн грузов. Традиционно основной объем импорта приходится на товары для нужд горнодобывающей промышленности и продовольственные товары.

На 61% больше перечислила в бюджет Красноярская таможня – более 7 млрд рублей, из которых 6,1 млрд − это импортные платежи. В сообщении таможни говорится о том, что импортная составляющая выросла на целых 78%. При этом основными импортируемыми товарами были аппаратура для связи (32%), глинозем (15%) и электронно-вычислительная техника (12%).  

2,2 млрд рублей за полгода удалось перечислить в бюджет Кемеровской таможне, перевыполнившей план на 18% и обогнавшей прошлогодний результат почти на 9%. Основной рост также приходится на импорт. По словам начальника таможни Дмитрия Колыханова, «достичь положительных результатов удалось благодаря созданию благоприятных условий для развития внешнеэкономической деятельности на Кузбассе, сокращению времени прохождения таможенных формальностей и внедрению новых информационных технологий».

Однако секрет успехов этой таможни как и всех остальных, скорее, в другом – с февраля начал действовать приказ № 280 «О повышении эффективности таможенного контроля», в результате которого товар стало практически невозможно оформить по стоимости ниже  указанной в профилях риска. Эти «проходные» цены оказались намного выше рыночных  − по некоторым товарам 30-40%, а по другим и в два раза – установленные значения в большинстве своём не учитывают бренд товара или сезонные особенности рынка. В результате импортеры вынуждены оформлять товары по более высокой стоимости, что влечет и рост поступлений в бюджет. Это подтверждают и данные внешнеторговой статистики ФТС – по ряду товарных групп стоимостная оценка импорта стала выше, тогда как объем ввоза почти не изменился или вовсе сократился. Так, например, в январе-мае хлопкового волокна было ввезено меньше на 2,3%, однако стоимостной объем вырос на 5,9%, грузовых автомобилей ввезено на 20,2% меньше, а стоимость ввезенных товаров выросла на 14,9%. Вряд ли участники ВЭД по своей воле стали ввозить товар подороже.

В мае-июне таможенники получили ещё один дополнительный стимул для пополнения бюджета – цены на нефть стали расти на новостях о конфликтах в Ливии и Нигерии, а также сообщениях о снижении запасов нефти в США. Вместе с ними стали увеличиваться и объемы вывозных таможенных пошлин после рекордного падения. Уже в мае ФТС отчиталась о том, что впервые за год им удалось превысить прошлогодний результат. Такими темпами ведомство уже к осени может догнать и перегнать прошлогодние показатели, но есть ли в этом польза в долгосрочной перспективе – большой вопрос. Дополнительная нагрузка на участников ВЭД приводит к росту цен – затраты при покупке импортного сырья или готовой продукции перекладываются на плечи потребителя. В том случае, если предприниматель не может больше увеличить цену товара, он платит меньший налог на прибыль. И тот и другой вариант в конечном итоге для экономики не выгоден.

На ввозной НДС, акцизы и импортные таможенные пошлины приходится около 20% доходов бюджета. Тот «плюс», который удалось получить от увеличения импортных поступлений, не так уж велик и не может переломить ситуацию с нехваткой средств – доходы казны на 1 июня сократились на 13,4%, а расходы выросли на 5,2%.

rec3

При этом налоги на прибыль организаций показали снижение на 14,4%, как и ряд других налоговых статей, не связанных с нефтегазовыми поступлениями. По сути, в текущей экономической ситуации государство в лице таможни заставляет платить за свои ошибки бизнес и потребителей – это гораздо проще, чем проводить реформы, развивать промышленность, адекватно планировать бюджет и пытаться снизить его сырьевую составляющую. Однако с таким подходом платить скоро просто будет некому.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы