Таможня

Июльский сон Андрея Юрьевича

Апокалиптический сон

Песок. Кругом один песок. От горизонта и до горизонта. Всё, что охватывает мое зрение, − один сплошной песок. Надел очки. Ничего не поменялось, один сплошной песок. Где я? Почему я тут? Полное отсутствие ощущения и понимания времени и пространства лишили меня возможности считать.

Что со мной? Как я сюда попал и куда идти? Хотя бы понимать в какую сторону. С этими грустными мыслями я сидел на песке, наверное, в самом центре песочной вселенной. И вокруг ни звука, ни шороха, ни души.

Что делать? Ведь, даже ручки нет. Да что там ручки, даже карандаша нет.

И вдруг, песок встал передо мной стеной, гром, молния, земля заходила ходуном. Что такое? Что это? О, ужас! Все пропало...

Ровно через двадцать три с половиной секунды все закончилось так же неожиданно, как и началось. Передо мной стояли пять всадников.

- Вы кто, пацаны? - робко спросил я у них дрожащим голосом.

- Мы? А ты не видишь? Мы всадники Апокалипсиса! - громоподобным голосом ответил, тот, что был на белом коне. - Я вот НАКос, этот, что на чёрном коне - Фэбос. На сером - Полтос, раньше он был Ментосом, но в 2011 году взял фамилию жены, теперь вот, он Полтос. На ослике - КРУшник, не обращай внимания, что немного хромает, трёхногий он, протез стоит. На полосатом пони - Прокурорас. И на верблюде сейчас подъедет Бобур Гансович.

- Какого хрена? - реально удивился я. - В библейской версии всадников было, во-первых, четыре и, во-вторых, они обзывались по-другому.

- Верно, - согласился всадник НАКос. - Но то в библейской версии, а у тебя другая версия прописана, расширенная. Да и с твоим провайдером другой версии быть и не может.

- Погодите. Какая версия, как другая, какой провайдер? Я ничего не понимаю. Где я и что происходит? - недоумевал я.

- Ладно. Объясняю, - сказал тёплым и мягким голосом всадник Фэбос. - У тебя расширенная и многоуровневая версия, какую тебе установил твой Провайдер. На первом уровне приходим мы. Если ты нас не проходишь, то опускаешься на второй уровень, а там уже приходят другие всадники. Кто придет на втором уровне, мы не знаем, это зависит от того, как ты нас не пройдешь, ну и решения Провайдера в первую очередь. Если ты и их не проходишь, то опускаешься на третий уровень. На третьем уровне к тебе придут всадники: Разочарование, Пустота, Покаяние, Страшный суд, ну и сам Провайдер, наверное. А если ты и их не пройдёшь, то получаешь бонус уровень, если, конечно, твой Провайдер не внесет каких-то поправок, вот только тогда к тебе и придут: Мор, Война, Голод и Смерть.

- А кто мой Провайдер? - рискнул спросить я.

Всадники недоуменно переглянулись.

- Ну же, кто мой Провайдер? - настаивал я.

Во взглядах всадников появилась тревога, а у всадника Прокурорас по щеке покатилась одинокая слеза, а его пони встал на колени.

- Ты как сюда попал, уважаемый? - не выдержал паузы всадник Полтос.

- Лёг с вечера спать. Заснул вроде бы как, а тут вы, - попытался я объяснить.

- Сюда ты попал указом президента, - перебил меня всадник НАКос.

- А, ну так-то да. И вообще я очень благодарен... - начал было я объяснять.

- Так вот, сюда ты попал указом президента, он и есть твой Провайдер, - мягко, как будто не говорил, а стелил соломку, обрезал меня всадник Фэбос.

- Послушайте вы...! - я начинал терять терпение.

- Послушаем, конечно же, послушаем, собственно, для этого мы тут, и не только послушаем, но и выслушаем. Хоть и времени у нас с тобой не так много, - хором сказали всадники.

- И вот, мы пришли к тебе, послушать тебя. Мы послушать, а ты рассказать, - сказал всадник Фэбос. - Это потом, на третьем уровне, когда за все грехи земные с тебя будут спрашивать судные мытари, вот им будешь рассказывать, а они тебя  уже не будут слушать, потому как им уже совсем не интересны твои ответы.

- Я не хочу, я не готов, я еще очень молод, чтобы общаться с этими мытарями, - слезы душили и мешали мне говорить.

- Вот поэтому и слушай нас, слушай внимательно и отвечай нам, отвечай  честно, - сказал всадник КРУшник.

Мне хотелось убежать и спрятаться куда-нибудь от этих, уткнуться во что-нибудь или в кого-нибудь и плакать, плакать, плакать, но я был один на один с ними, и выбора кроме как отвечать у меня не было...

- Спрашивайте, что там у вас, - сказал я дрожащим голосом, всеми силами сдерживаясь, чтобы не разрыдаться.

- Мы тебе зададим всего три вопроса, всего три, права на ошибку у тебя нет. Неверный ответ или ошибся, опускаешься на второй уровень, там тебе зададут уже пять вопросов, неверный ответ или ошибешься там, опускаешься на третий уровень, не буду повторяться, дальше знаешь все. И так вопрос номер один: взятки берете? - начал всадник НАКос.

- Грех это большой, страшный грех брать взятки. Нельзя их брать, эти взятки, вот мы, никто, совсем никто, их и не берем, эти взятки. Я всем запрещаю их брать. Так всех и предупредил «взятки брать нельзя»,  - ответил я.

- А откуда тогда все эти скандалы коррупционные? - спросил всадник Прокурорас.

- Вы же знаете, наговаривают завистливые люди до чужого счастья, ох, какие завистливые. Это всё злые языки, всё врут, всё наговаривают. Мы знаем, кто это делает, знаем, кому это выгодно и для кого они это делают. Мы даже все карманы на форме зашили у сотрудников.

- А как же те, кто с поличным попался? - спросил всадник Фэбос.

sonИюньский сон Андрея Юрьевича- Я вас умоляю, куда там попались, сами добровольно выдали. Кто попался? Кому попался? Вот кому-то надо показатели делать, вот они и делают эти показатели на нас. А если где и поймали кого за руку, то это все нечестный участник ВЭД, злой контрабандист, приходит и сует деньги инспектору. Видит же, что карманы зашиты, так нет же, он в носки, под ремень, под юбку, где малую щель, хоть какую найдет, туда и сует инспектору деньги. Конечно же, инспектор сколько есть сил отбивается от этого, но не всегда ему это удается, очень часто силы быстро покидают инспектора, а с потерявшим сознание человеком, сами понимаете, делай, что хочешь, хочешь, засовывай даже в зашитые карманы. Порой коммерсанты приходят группами, один держит инспектора, а другой в инспектора засовывает деньги, а мы потом неделями из этих инспекторов деньги вытаскиваем. Вот и объясняйся, что, как и почему. А у меня инспектора впроголодь живут, один комплект одежды годами носят, мясо едят раз в месяц, да и то, какое там мясо, так, отвар из костей, какие тут силы могут быть, - разошелся я.

- Ладно, ладно, не перегибай, знаем, как твои инспектора живут, - вмешался всадник Полтос. - Хорошо, давай второй вопрос: контрабандные схемы организовываете, контрабандистов крышуете?

-  Не по совести все это, ой, как не по совести, особенно кого-то крышевать. Нам же полномочия даны для того чтобы что? Вот то-то. А кто крышует? Покажите мне того, кто крышует, все только говорят и говорят, что крышуем, а как дело до конкретики доходит, показать этого крышевальщика и того, кого он крышует, так сразу глазки в пол и только  бу-бу-бу, детский сад, честное слово.

- Я так и думал, даже просто был уверен, что именно так и обстоят дела, - заявил всадник на полосатом пони. - Вся проблема в том, что в проблеме есть несколько  системных и взаимосвязанных проблем и сегодня без серьезных изменений в системной организации изменения подхода к данной проблематике поменять изменение к проблеме не возможно. Надо выработать алгоритм системой оценки изменений и ввести учет текущих проблем, составить планы и вести статистику изменений проблем, надо вводить дополнительные статьи уголовной ответственности, по-другому мы этот предпринимательский разгул не обуздаем.

Меня понемногу стало отпускать. Слезы перестали душить, мысли перестали путаться, я понял, эти приехали не по мне, они просто проезжали мимо, а тут я на песке.

- Ладно, вопрос номер три: аффилированные бизнеса с использованием служебного положения создаете? – грозно спросил всадник Полтос.

- Вот сейчас обидно было. До слез обидно. Даже говорить стало больно, – комок встал у меня в горле, стало трудно говорить, накатили слезы, и стало трудно говорить. - Ну, вот где вы все это берете? Ну бред же чистой воды. Кстати, лучше всего чистую воду пить с утра натощак, два стакана. Это же надо такое выдумать, бизнеса создаем с использованием служебного положения. По всей стране бизнеса умирают, а мы создаем. Обалдеть просто. Чего нам тогда ордена никто не вручает за создание бизнесов?

- Ну, а РОСТЭК, Тамарикс и аналогичные конторки с ними? - уточнил всадник КРУшник.

- Дорогие мои сотоварищи, я вам так скажу: ерунда все это, никакие это не бизнеса, а так, одни только убытки. Доверить некому, довериться некому, - подвел я итог.

- Я знал, я знал. Я же вам говорил, что одни убытки, нет там никаких прибылей, - завопил всадник на полосатом пони.

- Ладно, ша, и так все понятно! - поднял вверх руку всадник НАКос. - Видим, что все у тебя в порядке, все правильно, по понятиям. Что Провайдеру докладывать будем? Что версия актуальная, работает без сбоев или все же пусть апгрейдит?

- Андрей Юрьевич, у нас сервера упали, – прозвучал откуда-то голос.
- Как упали? Все? – не понял я. – куда упали? Вашу дивизию, не могли, что ли нормально закрепить.
- Да хорошо закрепили. Упали в смысле обрушились.
- Да я уже понял, что они не плавно сползли.
- Да нет, сгорели сервера, – настаивал голос.
- Еще лучше. Дотла сгорели или частично?
- Да пока не знаю, выясняем.
- А провайдер?
- А что провайдер?
- Провайдер в курсе? – спросил я.
- А он-то тут при чем, это у нас все сгорело.
- А кто у нас провайдер?
- Да у нас их много, какой конкретно интересует?
- Ладно, никакой, иди туши сервера, пожарник.

На календаре был июль 2016 года.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Загрузка...
Похожие материалы