Экономика

Участники ПМЭФ-2016 рассказали, почему им трудно инвестировать в Россию

Бизнесмены на ПМЭФ-2016 озвучили разные причины того, почему им трудно инвестировать свои деньги в российскую экономику. Среди основных причин снижения внутренних и внешних инвестиций – падение доходов россиян и высокие кредиты.

По словам председателя совета директоров ПАО «Северсталь» Алексея Мордашова, спрос во многих отраслях существенно упал, что сократило возможности инвестиционного манёвра.

– Куда мы можем инвестировать и как мы можем развиваться? Мы можем инвестировать в традиционные отрасли, например, в металлургию. Но особо много туда инвестировать мы не будем. Почему? Рынка нет. Инвестировать в существенное наращивание мощностей, как мы делали это 10-15 лет назад, мы не будем по одной простой причине – никому мощности не нужны. Строительство падает второй год подряд примерно на 10%, – отметил бизнесмен.

– Проблема не в инвестициях, а в рынках. Мы могли инвестировать в тех секторах, где россияне традиционно сильны – металлургия, химия, недвижимость и так далее – но если вы посмотрите, во всех этих отраслях переизбыток и стагнация, у нас просто нет спроса. Посмотрите на автомобильную промышленность – она в хорошем состоянии, у нас мощности автомобильные большие, а автомобильная промышленность падает второй год подряд – нет спроса, – добавил Алексей Мордашов.

KЗаложник нефти: Кудрин о потенциале рубля стать резервной валютойПо словам Михаила Шамолина, президента, председателя правления, исполнительного члена совета директоров АФК «Система», чтобы инвестировать в Россию, у бизнеса должна быть доходность не менее 20%, чтобы выжить. «Дорогие» деньги и инфляция отпугивают многих инвесторов.

– 90% из того, что мы инвестируем, мы инвестируем в Россию, поэтому нам хорошо известно, какие есть возможности. Стоимость денег, ставка Центрального банка – 10,5%, самая низкая ставка банковского кредита под стабильно работающий бизнес – 12%, под любой мало-мальски рискованный проект - ещё 15%, стоимость акционерного капитала – ещё выше, порядка 18-20%, средневзвешенная стоимость капитала тоже около 20% находится. По большому счёту, чтобы нам проинвестировать хотя бы что-то, куда-то, нам нужно иметь ожидаемую доходность не менее 20% в год, а лучше – 25% с учётом риса, – рассказал Михаил Шмолин, добавив, что доходность в 20% – это рынки, где нет конкуренции или на которых образовалась временная возможность для вхождения.

По словам бизнесмена, компания ищет для инвестиций те сектора, где есть какой-нибудь дефицит или благоприятные условия для ведения бизнеса.

– Мы инвестируем в лесоперерабатывающий комплекс и бумажную промышленность, потому что у нас себестоимость из-за девальвации рубля в два раза ниже, чем у ближайшего конкурента. Мы приобрели активы в правильный момент, по правильной цене – ниже инвестиционной стоимости. Мы инвестируем в агробизнес, потому что там образовался дефицит предложений. Например, там есть дефицит сырого молока, Россия экспортирует пшеницу (Россия вышла на первое место в мире, пользуясь низкой себестоимостью из-за девальвации), то же самое с яблоками происходит и с овощами. То есть мы идём в те сегменты, где мы видим возможность зарабатывать, где образовались условия для 20%-го возврата, – сказал президент АФК «Система».

Что касается инноваций, то, по словам Алексея Шмолина, чтобы инвестиции в сфере технологий в России были успешны, нужно изобрести что-то новое.

По итогам голосования во время панельной сессии, к списку рисков инвесторов в России добавилось ещё несколько позиций. Среди самого главного «тормоза» инвестиций участники ПМЭФ-2016 отметили высокую неопределённость перспектив роста (25,1%), на второй строчке – слабость институтов защиты прав собственности (23,1%), на третьей – высокая ставка кредитования (17,6%).

Председатель совета директоров ПАО «Северсталь» видит выход в повышении эффективности производительности труда.

– Проблема инвестиций в том, что у нас нет точек роста. Почему у нас нет возможностей роста? Потому что рынков нет. Есть отдельные ниши, где можно ожидать роста, например, лесная промышленность, но больших ниш нет. Пока население имеет те доходы, которые имеются, больших точек роста там тоже нет. Новые инновации? Инновациям, на мой взгляд, мешают две вещи: слабая институциональная защита и ограничение ресурсов – инфраструктуры и человеческого капитала. Отсюда вытекает решение – нам нужно поднять доходы населения. Как увеличивается покупательский спрос? Либо когда рабочие места создаются, либо зарплата растет? Рост рабочих мест трудно ожидать в этой обстановке, значит, нужно зарплату повышать. Как её повышать? Нужно повышать производительность труда. Каждый в своей компании должен подумать, что сделать для этого. Я считаю, у нас есть в этом потенциал. Можно инвестировать деньги в автоматизацию, это не такие большие деньги, использовать цифровые технологии и так далее. Есть много мероприятий по повышению эффективности производительности труда, – сказал председатель совета директоров ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов.

– У нас не нулевые инвестиции, но этого недостаточно, чтобы наращивать рост, – отметил экс-министр финансов Алексей Кудрин во время выступления на ПМЭФ-2016, напомнив, что сейчас мы подошли к минимальной планке в 5 миллиардов долларов.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы