Политика

На мнение петербуржцев положили большой и толстый мост

Итак, символическое изнасилование приличий и здравого смысла все же произошло. Безымянный мост через Дудергофский канал переименуют в честь Ахмата Кадырова, человека, который объявлял джихад России и утверждал, что каждый чеченец должен убить «сколько сможет» русских. Ни митинг на Марсовом поле, ни сбор 90 тысяч подписей не повлияли на губернатора Полтавченко, который одобрил переименование. Хотя еще в январе он заявлял, что «При всем уважении к личности Ахмат-Хаджи Кадырова следует признать, что он не принимал непосредственного участия в жизни Санкт-Петербурга».  Но вот, прошло всего несколько месяцев настойчивого давления из Москвы и Грозного, и заслуги перед Петербургом у Кадырова нашлись.

Рассказы о том, что либеральная оппозиция страшно далека от простых людей, давно стали официально одобренным общим местом. Оппозиция, и впрямь, далека – либералы даже близко не продемонстрировали той волны гнева, которую проявляют простые петербуржцы. Вот только некоторые комментарии под новостью о переименовании, причем оставленные на глубоко лояльном властям новостном ресурсе: «После Евгении Васильевой и мебельщика - это очередной, смачный плевок в лицо своему демосу от власти. А чо не плюнуть-то, если терпит?!», «На мнение города как всегда положили мост, такой большой и толстый», «Зато по его приказу убивали и резали русских парней. А теперь в честь этого убийцы называют улицы и мост в России. Позор!», «Полтавченко наплевал на мнение питерцев, которые вышли с протестом ПРОТИВ такого названия! Мост через Терек назвать именем Буданова!»

Власти, в тщетных попытках спасти лицо пытаются обвинить противников переименования в национализме. «Наша страна не делит героев по национальной принадлежности. Никогда не делила и делить не будет. В этом суть нашего многонационального единства». И действительно, экстравагантная топографическая инициатива разбудила в людях самые темные националистические чувства: «Ах, вы нам Кадырова!? А мы вам – Буданова!!!».

Как назло, официальное переименование дудергофского моста совпало с другим крайне спорным символическим актом - на фасаде здания Военной академии материально-технического обеспечения в Петербурге установили памятную доску в честь финского фельдмаршала Карла Маннергейма, который среди прочего, был одним из основных организаторов блокады Ленинграда. Тут трудно удержаться от параллелей: и с Финляндией, и с Чечней Россия воевала, и в обоих случаях выиграла, с финнами и с чеченцами нужно мириться. Только в любом примирении нужно быть уверенным, что тот, с кем ты миришься, не угрожает твоей безопасности. В этом две замечательные республики довольно сильно отличаются. Вы представляете себе банду вооруженных финнов, которые в непосредственной близости от Кремля расстреливают бывшего вице-премьера России, после чего глава Финляндии называет их «храбрыми воинами»?

Но наиболее жалким во всей этой ситуации с мостом Кадырова выглядит Полтавченко. Два года назад он устроил себе «выборы», на которых его противниками были назначены люди, ни об одном из которых, например, даже нет статьи в Википедии. Этим он крайне невыгодно отличается от своего столичного коллеги Сергея Собянина, который в свое время не испугался даже самого Навального. И вот Полтавченко вновь кажется слабее регионального начальника, на сей раз – Рамзана Кадырова. Пора уже петербуржцам переделать свою любимую кричалку из «губернатор – жлоб» в «губернатор слаб».

      

Впрочем, как же мог Полтавченко не испугаться Кадырова, если его сам Путин не одергивает? Чеченскому лидеру можно вообще все. Он хамит федеральным силовикам, угрожает расправой оппозиции, активно запугивает всех, кто осмеливается его публично критиковать. Кадырову нет еще и сорока, а он глава республики уже почти 10 лет. И пока его поведение, увы, полностью вписывается в образ традиционного восточного деспота-самодура: насилие, роскошь, показной патриотизм и культ предков – Ахмата Кадырова, в его случае. Деспотия, как правило, неизлечима и имеет тенденцию к непрерывному, волнообразному течению с периодическими обострениями. Что будет еще через десять лет? Что сможет вполне удовлетворить его амбиции? Золотые статуи Ахмата-Ходжи в полный рост? Переименование Грозного в Кадыров-Юрт? Причисление его к лику святых? Ничто теперь не выглядит полностью фантастичным.

Последствия произошедшего могут быть самыми серьезными. Есть такой вредный, учащий конспирологическому мышлению принцип: «что-то случилось – ищи, кому это было выгодно». Но в этой ситуации только так и можно рассуждать, конспирологии не выйдет, ведь не выгодно никому. Позорное переименование не выгодно Полтавченко, который в очередной раз показал себя слабым и беспринципным человеком. Оно не выгодно петербуржцам, получившим сочный плевок прямо в лицо. Оно не выгодно московским властям, которые получили очередную волну народного возмущения без всякой пользы для себя. Но главное – оно не выгодно чеченскому народу. Ведь именно этой многострадальной нации придется пережить очередную кровавую баню, которую всеми силами приближает ее нынешний руководитель. 

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Загрузка...
Похожие материалы