Таможня

Либерализации административной ответственности в сфере таможенного дела не предвидится

Кропотливо подготавливаемую в течение двух с лишним лет реформу административной ответственности за нарушение таможенных правил завернули в Государственной думе. Большинство изменений в 16 главу КоАП, подготовленных при участии Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) и юристов в сфере таможенного дела, а затем прошедших процедуру межведомственного согласования, проверку и одобрение в Комиссии по законопроектной деятельности Правительства РФ, отклонены, даже несмотря на то, что были внесены в Госдуму за подписью премьер-министра Дмитрия Медведева и в рамках инициированного им проекта Дорожной карты по таможенному администрированию.

Рассмотрение двух законопроектов, предусматривающих весьма крутой разворот норм об административной ответственности в сфере таможенного дела в сторону либерализации последней и известных в экспертной среде как «первый большой» и «второй большой» пакеты поправок в главу 16 КоАП, планировалось провести 14 и 21 июня текущего года.

Однако комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству столь стремительно завершил подготовку ко второму чтению, что оба пакета поправок рассмотрели уже 7 июня 2016 года. Говорят, единороссы Владимир Плигин и Дмитрий Вяткин, подготовившие поправки к правительственному законопроекту, считаются неоспоримыми авторитетами по КоАП в Госдуме и, как рассказали нам наши источники в нижней палате парламента, за доработанную ими редакцию законопроекта проголосовала только фракция ВПП «Единая России». По имеющейся информации, за «улучшенную» редакцию законопроекта проголосовало всего лишь 236 депутатов, что бывает нечасто. По всей вероятности причиной мог послужить тот факт, что практически все поправки к законопроекту, предложенные депутатами других фракций, были отклонены.

«Из санкций в части 3 статьи 16.1 и статьи 16.7 не будет исключена конфискация. Разделение статьи 16.9 на два состава с исключением конфискации за недоставку также отменено. Снижение размера минимального штрафа по статье 16.22 не будет. Удивительно, но факт: депутаты «побоялись» внести даже юридико-техническую правку в статью 4.5, заменив по тексту ЕврАзЭС на ЕАЭС. Из существенных положительных изменений осталось только уточнённая формулировка части 2 статьи 16.2 и «распространение действия» примечания к 16.2 на первую часть 16.2, - с плохо скрываемым разочарованием поделились с нами наши источники в АЕБ. - А ведь принятие законопроектов в предложенной Правительством редакции стало бы качественным скачком в совершенствовании законодательства об административной ответственности в области таможенного дела".

Эксперты, которых мы попросили оценить столь неожиданный исход, высказались крайне негативно, вплоть до формулировки «вредители в Госдуме под прикрытием псевдогосударственных интересов заворачивают реформу административной ответственности за нарушение таможенных правил, подготовленной в Правительстве и направленной на кардинальное улучшение ситуации с привлечением к ответственности и борьбу с коррупцией в пунктах пропуска».

Также эксперты считают, что налицо желание государства пополнить страдающий бюджет за счёт участников ВЭД и лиц, осуществляющих деятельность в околотаможенной сфере, - если не через платежи, то через штрафы.

«Таможенные органы стали активно использовать практику возбуждения дел об административных правонарушениях в отношении декларанта по статье 16.7 (предоставление таможенному представителю недействительных документов) дополнительно к статье 16.2. (на таможенного представителя), - пояснила руководитель Юридической компании «Магистраль» и юридического департамента ГК «Континент» Марианна Чугаева. - Нужно отметить, что санкция по статье 16.7 не зависит от размера неуплаченных платежей и может доходить до 300 000 рублей. При этом  использовать в качестве дополнительной меры еще и конфискацию - чрезмерно. Увы, попытка удалить конфискацию как санкцию из статьи 16.7 не увенчалась успехом. Но при этом хочется отметить, что в нашей практике не было ни одного случая назначения наказания в виде конфискации как основного или дополнительного наказания. Как правило таможенный орган и суд останавливаются на штрафе».

Что касается примечания 2 к статье 16.2, то эксперт отметила, что к нему было всегда большое количество претензий.

«Нам удалось совместно с АЕБ поучаствовать в формировании экспертной позиции к тексту примечаний на момент их принятия. Мы активно протестовали против ряда условий применения примечания 2, в том числе, очень смущало условие об отсутствии задолженности по уплате таможенных платежей по другим декларациям», - рассказала Марианна Чугаева.

По её мнению, связь между привлечением к административной ответственности и наличием задолженности по платежам по иным фактам декларирования представлялась очень сомнительной. Так, на практике, даже в случае приостановления действия требования об уплате таможенных платежей судом, декларант или таможенный представитель всё равно считаются лицами, имеющими задолженность перед таможенным органом на протяжении всего судебного разбирательства. Такой представитель или декларант, даже если он в последствии и докажет, что требование таможенного органа незаконно, будет лишён возможности на протяжении судебного разбирательства освободиться от административной ответственности по примечанию 2 к статье 16.2, что, по убеждению юристов, не справедливо.

«Конечно, перспектива распространить действие примечания 2 на часть 1 статьи 16.2. – это хорошая новость. Но и кроме этого названное примечание нуждается в серьезной доработке», - заключила юрист.

Как бы там ни было, практически все результаты двухлетней работы Управления таможенных расследований и дознания ФТС, Агентства стратегических инициатив и АЕБ в этом направлении отправлены в корзину. И возможно, это был последний такой шанс на нынешнем этапе исторического развития страны. 

Рассмотрение законопроектов в окончательном третьем чтении запланировано на 10 июня.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы