Таможня

Майский сон Андрея Юрьевича

Впереди весь горизонт затянуло дымом. Пару минут как авиация закончила бомбить. Впереди, на театре боевых действий, хозяйничали хаос и неразбериха. И  смотрел на все это я, командующий фронтом, в мощный бинокль.

- Сколько там? – спросил я у своего заместителя, показывая вперед.

- Я не знаю, - вяло ответил зам, - Но по виду очень много. Может даже и миллион.

- Будем брать, - твердо решил я. – А запишем, что взяли не меньше 35 миллиардов, кто там проверит и как, - уже про себя подумал я.

- Как брать? Всё брать? – удивился зам, - Но мы даже не знаем, сколько там, шеф, боюсь, не сдюжим.

- Да, как обычно берём, так и будем всё брать. У нас нет выбора, нам отступать некуда, - подвел я итог. – Достать всем бескозырки, готовиться к атаке.

- У нас нет бескозырок, - доложил заместитель.

- Как нет? А что у нас есть? – меня это реально удивило.

- Фуражки есть, обычные такие, зеленые фуражки, - доложил зам.

- Зама по тылу срочно ко мне.

-     Господин дорогой командующий, начальник склада, по вашей настойчивой и уважительной просьбе, таки явился, - доложил вошедший в блиндаж человек в погонах прапорщика.

-     А где Сергей Григорьевич, где Заместитель по тылу?

-     Нема их. Забрали Сергея Григорьевича, ещё третьего дня, как забрали, в Особый отдел забрали сердешного.

- Суки, только работать мешают. Почему у нас нет бескозырок, продал, сучий пес? - заорал вдруг я, то ли от беспомощности перед Особым отделом, то ли от жалости к заместителю по тылу, ведь там, в Особом отделе, с него просто так не слезут, а ему есть что рассказать, столько лет со мной. Меня прошиб холодный пот, от этой злой мысли.

- Таки нет, господин-товарищ командующий, было бы шо продавать, а так нет. Так у нас никогда же и не было бескозырок, сало таки, мыло, масло сможем вспомнить, а бескозырок никогда не было, – доложил прапорщик. Вроде и прапорщик-то простой, по погону, а по повадкам – чистый фраер, умеет Григорьевич спецов подбирать, талантище просто.

- Как это никогда не было? А почему?

- Вы таки, будете очень удивляться и даже, наверное, немножечко хохотать, господин начальник, но бескозырок таки, никогда и не было, потому, что не положено, мы же таки таможня, у нас фуражки зеленые положено, шапки тоже положено, но мало. Ну, можем и без фуражек, если надо брать. А что надо сделать бескозырок? Сколько? Почем? Кому? За что?

- Не надо ничего никому делать, так будем брать, – подвел я итог.

- Ну, я таки конечно ни разу не против, если так брать, то будем и так брать. Но я бы все же накладную сделал. Только я стесняюсь спросить, а сколько и у кого брать будем? – спросил старый кладовщик.

- Берлин брать будем, дурья твоя башка, – рявкнул я.

- Как Берлин? За что? – хором спросили присутствующие.

- Да, вот так, честь у нас такая, точку в этой войне поставить. – Гордо, подняв палец вверх, заявил я. - Взять сегодня Берлин и уже завтра будем парад на Красной площади принимать. В смысле, вы взять, а я принимать.

- Командующий, но впереди Алеппо, это же Сирия, до Берлина три тысячи шестьсот километров, да и Турция за спиной, в любой момент может не один удар нанести, и не только в спину? - спросил заместитель.

- ….? Как? Какая Алеппа?

- Как какая? Сирийская. Командующий, ну так, что брать здесь будем или разворачиваемся на Берлин и там брать будем? Надо принимать решение.

- Давай начальника штаба сюда, срочно, - принял я решение.

Через десять минут в блиндаж прибыл начальник штаба, старый, наверное, майор.

- Давай майор, докладывай, каков наш замысел, - поставил я ему задачу.

- Есть доложить замысел. Значит замысел наш такой. Основными силами атакуем по портам. С помощью системы управления рисков и ограничениями компетенций постов отрезаем базовые таможни северо-запада от основных товаропотоков. Перераспределяем основные товаропотоки между постами московской областной таможни, которые находятся под нашим контролем и на наших терминалах, и поднимаем индекс таможенной стоимости до уровня, достаточного выполнить план. С помощью контрабандных отрядов организуем диверсии на постах, не желающих соблюдать уровень таможенной стоимости установленной ФТС. Начальник аналитического управления доклад закончил.

Андрей Юрьевич, доклад закончен.

- А? Что?

- Доклад, говорю, закончен.

- Что закончен? Кем?

- Мной доклад закончен, я же докладывал, - удивился начальник аналитического управления.

- Зачем закончен?

- Доклад, мной и закончен.

- Алеппо взяли?

- Что? Какое Алеппо? Мы не брали ничего, это, наверное, на местах инспектора беспредельничают, мы только Бронку взяли под свою опеку и всё, больше ничего не брали. А что это за пост за такой Алеппо? Или терминал так называется?  - оправдывался начальник аналитического отдела.

- Ладно, давай сюда доклад, мне еще наверх докладывать о состоянии дел. 35 миллиардов в нелегкой борьбе взяли…

На календаре был май 2016 года.

 

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Загрузка...
Похожие материалы