Общество

Тлен-тур: в чём будущее российского туризма?

Мы часто слышим о том, как чиновники разных уровней говорят о наших богатых рекреационных ресурсах и об импортозамещении в туристической отрасли, но уровень сервиса, цены и транспортная недоступность нередко отпугивают даже самых заядлых путешественников.  Привлечение инвесторов и вовсе кажется чем-то невозможным – многие туристические объекты уже долгое время существуют исключительно на энтузиазме местных жителей. 

Сегодня внимание государства в основном направлено на Крым и Сочи, поэтому реклама и финансовая поддержка пока обходят стороной другие регионы России, причем весьма незаслуженно. Однако для большинства вымирающих городов и поселков именно туризм сегодня стал последним шансом на выживание после того, как прекратили свою работу многие градообразующие предприятия. И вопреки всему  предприниматели не падают духом, и все-таки создают туристические объекты буквально на пустом месте, а девальвация рубля и пропаганда внутреннего туризма заставила многих из них зарядиться позитивом и продолжать своё дело.

Одним из таких регионов по праву можно считать Карелию, куда мы решили съездить на выходных, чтобы оценить всю красоту местной природы и подышать свежим горным воздухом.

С туристическим обслуживанием нам повезло – автобус прибыл вовремя, а гид всю дорогу рассказывала об истории края и местных легендах. Постепенно менялся пейзаж, березовый лес сменяли сосны, а вокруг трассы появлялись горы и озера. Однако очарование местной природы быстро улетучилось, когда автобус уже проехал границу с Ленинградской областью, и нам открылась суровая реальность местной жизни. Около десятка населенных пунктов с непроизносимыми финскими названиями выглядели совершенно одинаково: полузаброшенные и разваливающиеся серые домики по обеим сторонам дороги, и перекошенные постройки, в которых, несмотря ни на что, жили люди. Нищета местной округи поражала даже в сравнении  с другими деревнями европейской части России, хотя до Петербурга была всего пара часов езды.

Некоторые поселения заброшены давно, и вдоль дороги красуются гнилые остатки деревянных домиков. Между собой мы даже прозвали все увиденное «тлен-тур».

Но мы ехали дальше, а экскурсовод тем временем вводила нас в курс дела.

Ещё во времена Екатерины II в Карелии обнаружили каменоломни, на которых позже стали добывать мрамор. На месторождении заложили пять карьеров, мрамор из которых использовался для отделки значимых зданий Санкт-Петербурга, а также поставлялся в другие регионы страны. Карьер развивался, и в 1846 году  рядом был построен мраморно-известковый завод. Однако дожить до сегодняшнего дня ему не удалось – во время великой отечественной войны карьер затопили, а дальнейшая добыча мрамора стала нерентабельной. В начале 1990-х окончательно закрылся и сам завод, а вместе с ним стал чахнуть и близлежащий городок – Сортавала.

Однако, мраморный завод далеко не единственное крупное предприятие, которое в недалеком прошлом прекратило своё существование. Когда мы въехали в город, гид, указав на небольшое белое здание, отметила: «А здесь был пивоваренный завод имени Степана Разина, который работал с середины девятнадцатого века, но лет пятнадцать назад здесь сломалось какое-то оборудование, и производство закрыли».

Не менее печально обстояли дела и с другими предприятиями – всего за двадцать лет после распада СССР прекратили своё существование заводы, которые работали здесь больше полувека. В 1998 перестал действовать Сортавальский мебельно-лыжный комбинат, в 2011 году закрылся птицесовхоз ОАО «Приладожское» из-за дорогих кормов и электроэнергии, а ещё годом раньше банкротом был признан ОАО «Племенной завод «Сортавальский». Вместе с заводами постепенно умирает город, не говоря уже о поселках вокруг него.

Из Сортавалы мы выехали со смешанными чувствами – благодаря природе и архитектуре город оставил приятное впечатление,  но даже в центре города тут и там встречались пустые магазины и обветшалые здания, кроме того мы так и не увидели ни одной новостройки. И это при том, что это второй по величине в регионе населённый пункт, да ещё и со статусом исторического и туристического центра. Сложилось впечатление, что на протяжении последних двадцати лет город не только не развивался, но и уверенно двигался в обратном направлении.

Тем не менее, единственный шанс у Карелии и её городов есть – это развитие туризма. В этом мы сами убедились во второй части нашего путешествия.

Следующим пунктом маршрута стал горный парк «Рускеала» - тот самый затопленный мраморный карьер. Инициативный предприниматель Александр Артемьев и краевед Андрей Грибушин выкупили территорию и превратили её совместно с финской туристической компанией «Колмас» в парк, который работает с 2005 года.  Туристы приезжают сюда уже более десяти лет, но создание туристической инфраструктуры началось только сейчас.

«А вот здесь у нас будет построен кемпинг, вон там – коттеджи! Ещё летом можно будет на лодках кататься, брать в аренду палатки и ловить рыбу. Мы очень надеемся, что следующим летом  туристы не за рубеж поедут, а к нам» - с надеждой сказала гид во время экскурсии.

Следующее место тоже можно по праву считать настоящим памятником предпринимательской мысли – вокруг четырех водопадов достаточно было построить аккуратные мостки, беседки, поставить фигурки животных, леших и бабы-яги, чтобы практически на пустом месте появился замечательный парк. Сегодня у рускеальских каскадов регулярно останавливаются туристические автобусы, а местные жители им только рады – на входе в парк многие продают сувениры ручной работы, мёд, варенье и национальные карельские пирожки «калитки». Пока что вход бесплатный, но нам сказали, что и этот парк будет строиться дальше, и уже в скором времени начнут брать плату за посещение.

Напоследок  гиды решили окончательно разрушить все наши стереотипы о русском туризме и привезли нас к горе Филина. Казалось бы, что может быть интересного в обычной горе? Оказывается, может. Ещё во время великой Отечественной войны финны внутри горы сделали командный пункт, который состоял из нескольких помещений  общей площадью 750 кв. м. и высотой сводов до 4,5 метров. После войны территория вместе с горой перешла под контроль Советского союза, и на многие годы была попросту заброшена – любое ценное имущество выносили и сдавали в металлолом.  Но уже в наше время бывший бункер обрел своего хозяина в лице петербуржца – Вадима Гавриленко.  На протяжении долгих лет  он выкупал части территории у Министерства обороны, чтобы построить там «туристическую Мекку». Предприниматель долго не мог решить, в каком направлении ему необходимо развиваться: были идеи построить ресторан, гостиницу, или, наоборот – разместить палатки и предложить туристам экстремальные виды спорта. Однако в конечном итоге получился историко-краеведческий музей с образцами горных пород и экспонатами времен Великой Отечественной войны. 

Коллекция музея пока ещё более чем скромная, но гиду пришлось нас силой заталкивать в автобус – настолько всем хотелось послушать экскурсовода музея. Им оказался  местный мужичок – обыкновенный рабочий, один из тех, кто превращал грот в скале в обустроенное помещение – со светом, водоснабжением и всеми удобствами. Немного помявшись в начале перед нашей большой группой, он рассказывал нам о войне, эвакуации финнов, военных маршрутах. Подойдя к застекленной витрине с обычными патронами, он спросил: «Как вы думаете, что было первым оружие или пуля? …А вот и неправильно! Пуля!» Мы слушали его с открытым ртом, как аквариумные рыбки, поражаясь тому, что обычный работяга может вести экскурсию интереснее профессионального гида Эрмитажа.

«Вон, видите, там два здания стоят – это казармы, скоро мы и их облагородим, сделаем там гостиницы!» - мечтательно сказал напоследок мужичок. Человек был настолько полон энтузиазма, что им заразились и мы, поверив в то, что у отечественного туризма есть будущее, пока есть предприниматели полные идей и возможностей. 

 
 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы